Иван Шилов © ИА REGNUM

Президенты Ирана и Франции Хасан Рухани и Эммануэль Макрон провели первый телефонный разговор после третьего этапа сокращения Тегераном обязательств по ядерной сделке. Иран уже дважды отказывался от части обязательств по «ядерной сделке». На первом этапе иранская сторона увеличила количество низкообогащенного урана и количество тяжелой воды для производства плутония. На втором этапе был увеличен уровень наработки низкообогащенного урана до 4,5%. Как следует из сообщения, опубликованного на сайте президента Ирана, он заявил Макрону о готовности вернуться к выполнению положений соглашения по иранской атомной программе в случае наличия окончательных соглашений с Европой по реализации ядерного соглашения.

Тегеран еще не перешел так называемую красную линию. Западные эксперты заявляют, что пока все объявленные работы по перезапуску иранских центрифужных НИОКР ведутся иранскими специалистами под постоянным контролем МАГАТЭ. Риска переключения разработок на использование в незаявленных целях нет. Иран полностью соблюдает ДНЯО, выполняет Соглашение о всеобъемлющих гарантиях с МАГАТЭ, применяет Дополнительный протокол. Тем не менее главным вопросом остается «сохранение целостности» ядерной сделки, придание «устойчивости его реализации в агрессивной среде, создаваемой США». В пользу придания устойчивости договоренностям работает и инициатива Макрона по деэскалации ситуации вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

Штаб-квартира МАГАТЭ
Штаб-квартира МАГАТЭ
Iaea.org

Париж потянул на себя одеяло

На недавнем саммите стран G7 в Биаррице французский лидер представил свой план по сохранению диалога с Ираном и удержания его от несоблюдения ядерного соглашения. По всем признакам, он согласовывался с Тегераном и, по словам Макрона, содержит описание «наших целей», хотя о его деталях не сообщаются. Bloomberg со ссылкой на французские и американские источники утверждает, что план предусматривает предоставление Тегерану возможности продавать определенное количество нефти в обмен на ряд обязательств. В частности, соблюдать условия ядерной сделки, обсудить план действий после истечения срока ее действия в 2025 году, а также принять меры по деэскалации конфликта в Персидском заливе. Макрон также предложил выделить Тегерану 15 млрд долларов ради сохранения СВПД.

Кстати, он даже позвал на саммит G 7 главу МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа. Американское издание The National Interest пишет в этой связи, что «если французы пригласили Зарифа, не посоветовавшись с США, это было бы признаком большой слабости Ирана и крайне неуважительно по отношению к президенту США Дональду Трампу». Когда американского лидера спросили об этом во время пресс-конференции, он сказал, что знал об этом приглашении, но оно ни в коем случае не являлось проявлением неуважения. «Президент Макрон попросил моего одобрения. У нас очень хорошие отношения», — сказал он журналистам. Факт заключается в том, что Трамп продемонстрировал: он открыт для общения с Ираном и, не исключено, встретится с Рухани на Генеральной Ассамблее ООН.

Мохаммад-Джавад Зариф
Мохаммад-Джавад Зариф
Hamed Malekpour

Но в Биаррице президент США все же отказался от диалога с Зарифом. В то же время его слова, что «если лидеры других стран хотят вести переговоры с Ираном, то нельзя им это запретить», были многозначительно восприняты экспертами. Трамп решил не мешать Макрону, создавая для всех ситуацию выигрыша времени.

Отставка Болтона

Во время работы саммита стран G7 в Биаррице вряд ли кто-либо предполагал, что вскоре последует отставка с поста помощника Трампа по вопросам национальной безопасности Джона Болтона. Он в окружении президента США являлся одним из тех политиков, с которыми ассоциировался жесткий курс США в отношении Ирана. На этом направлении американская дипломатия не демонстрировала никакой гибкости. Трамп принял решение об отставке Болтона из-за разногласий по Ирану. Bloomberg утверждает, что президент предлагал политику смягчения санкций против Тегерана, чтобы организовать прямые переговоры с Рухани. Против этого резко выступал Болтон. Теперь многие американские эксперты предполагают, что уход помощника изменит тактику действий Вашингтона в отношении Ирана.

Во всяком случае, на это рассчитывают в Тегеране. Зариф заявил, что после Болтона «мир вздохнул с облегчением». Напомним, что с призывами атаковать Иран экс-помощник выступал еще в 2007 году, потом требовал принять меры к свержению иранского правящего режима и физическому уничтожению ядерных объектов в ИРИ «до того, как Тегеран создаст ядерный арсенал». Правда, 10 сентября сего года Вашингтон ввел дополнительные санкции против иранского КСИР и некоторых других организаций, которые американцы считают радикальными. Похоже, что смена риторики и действий Вашингтона и Тегерана в адрес друг друга если и будут происходить, то постепенно и с определенным люфтом времени. Не исключено, что США станут гибче использовать прежде всего санкционный инструментарий, который пока расширяется, но может и сужаться.

Стивен Мнучин
Стивен Мнучин
Treasury.gov

Кстати, министр финансов США Стивен Мнучин поддержал идею смягчения санкций для переговоров с Ираном. Так что с объективной точки зрения план Макрона появился вовремя. Напомним, что договор между пятью странами, обладающими правом вето в Совбезе ООН, Берлином и Тегераном был заключен в 2015 году. В соответствии с ним Иран отказывался от разработки ядерного вооружения в обмен на снятие международных санкций. Германия, Франция и Великобритания, как Россия и Китай, пытаются убедить США в необходимости сохранения ядерного соглашения. Все эти страны по-разному воспринимают Иран, хотя есть и общее, что должно объединять усилия по выводу этой страны из международной изоляции и снятию санкций.

И не только это. США вряд ли удастся перетянуть Тегеран на свою сторону на волне воинственности в отношении России и Китая. Иными словами, мир находится в предвкушении перемен в американской внешней политике. Будем ждать, как дальше станут развиваться события.