10 сентября президент США Дональд Трамп отправил в отставку своего советника по национальной безопасности Джона Болтона. Это уже третий (после Герберта МакМастера и Майкла Флинна) «безопасный советник», отправленный Трампом в отставку.

Сезон охоты
Сезон охоты
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Расстались они плохо. В своих двух твиттах Дональд Фредович заметил сухо и где-то грубовато: «Вчера вечером я сообщил Джону Болтону, что его услуги больше не нужны в Белом доме. Я категорически не согласен со многими из его предложений, как и другие в Администрации, и поэтому…» и продолжение «я попросил Джона об его отставке, которая была передана мне сегодня утром. Я очень благодарен Джону за его службу…». Хотя, по версии самого Болтона, он сам инициировал свою отставку: «Я предложил уйти в отставку вчера вечером, и президент Трамп сказал: «Давайте поговорим об этом завтра».

Но уже не важно, кто был первым, важно другое: ушел ЯСТРЕБ, который провел большую часть своего 17-месячного пребывания в должности, пытаясь удержать президента от заключения, по его мнению, «неразумных соглашений с врагами США». Трамп не скрывал своего недовольства и даже сыпал «колючими шутками о желании своего советника втянуть США в новые войны».

А «открытых войн» Трамп явно не хочет. Оно и понятно: три фронта (Китай, Иран, Россия), плюс северокорейская иголка в ягодице. Не хочет настолько, что готов был вести прямые переговоры с афганскими исламистами из «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Болтон был категорически против, и эту схватку он выиграл: 7 сентября Трамп отменил встречу с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Однако, по мнению «Нью-Йорк Таймс», Болтон «выиграл политическую битву, но проиграл большую войну, когда президент разозлился из-за способов, которыми этот вопрос разыгрывался».

В свете произошедшего восточноевропейский вояж Джона Болтона (Молдавия, Украина, Беларусь, Польша) стоит рассматривать как «командировку на минное поле», поскольку у советника не было шансов добиться реальных результатов. Ну действительно: что он мог предложить Украине? Отказаться от миллиардных китайских инвестиций в результате продажи «Мотор-Сич», отказаться от 100-миллионного бонуса по этой сделке, смириться с неизбежной потерей высокотехнологического производства и двадцати пяти тысяч рабочих мест — а что взамен? Просто «спасибо»? Потому что никаких встречных компенсационных предложений со стороны США озвучено не было.

Встреча Владимира Зеленского и Джона Болтона в Киеве
Встреча Владимира Зеленского и Джона Болтона в Киеве
Пресс-служба президента Украины

Но США, безусловно, готовятся к войне. Которая будет войной высоких технологий. Которые, в свою очередь, невозможны без редкоземельных металлов. А с редкоземом у американцев проблема. Недаром в начале июня Министерство торговли США пообещало принять беспрецедентные меры для обеспечения того, чтобы страна не оказалась отрезанной от поставок редкоземельных металлов. Основным поставщиком редкозема туда является Китай — 80% от необходимого. И если Пекин прекратит поставки, то «такой сбой может создать серьезные шоки в американских и зарубежных цепочках поставок этих важных минералов» (Уилбур Росс, министр торговли США). Поэтому Америка лихорадочно ищет другие источники.

Многим показавшееся анекдотичным предложение Трампа «купить Гренландию» за 10 триллионов долларов, на самом деле, очень серьезная заявка. Таяние ледников делает возможной разработку месторождений, а они там богатые. Например, Кванефельд, второе по величине месторождение редкоземельных оксидов. Но когда американцы пристальным взглядом окинули Гренландию, то обнаружили там китайцев. В том же Кванефельде это была Shenghe Resources Holding Co. Ltd, зарегистрированная на Шанхайской фондовой бирже. Всего же гренландские запасы редкозема оцениваются в 38 миллионов тонн, в то время как их не более 160 миллионов. Но ни Дания, ни Гренландия пока не горят стремлением продавать.

И тут в прицеле США неизбежно возникнет Украина. Потому что Геологическая служба США (USGC) еще в 2018 году составила список критического для страны импорта химических элементов из двадцати товарных позиций. Из них одиннадцать в достаточном количестве присутствуют в украинских недрах: торий, иттрий, цезий, графит, скандий, стронций, мышьяк, ниобий, слюда, кристаллический кварц. Ну, и плавиковый шпат, по залежам которых моя страна входит в число крупнейших в мире.

Тайрон Комфорт. Золото там, где ты его ищешь. 1934
Тайрон Комфорт. Золото там, где ты его ищешь. 1934

Правда возникает проблема: «Классическая ситуация для любого горного проекта в такой развивающейся стране, как Украина, такова, что без поддержки государственных органов, центральных или местных, реализовать проект практически невозможно, каким бы привлекательным он ни выглядел на бумаге» (Роман Тополюк, аналитик инвесткомпании Concorde Capital). Но не зря Рональд Рейган когда-то заметил: «Наиболее страшные слова в английском языке: Я из правительства, и я здесь, чтобы помочь». Вот так и украинское правительство. Эталонный пример взаимоотношений инвесторов и правительства произошел в золотодобыче на украинском Закарпатье:

В 2003 г. на Мужиевское месторождение (разведанные запасы золота — 40‑50 т, цинка— 300 тыс. т, свинца— 700 тыс. т) зашла австралийская компания Zakar Resources, купив 6,3% акций ООО «Закарпатполиметаллы» (остальная доля осталась у ГАК «Украинскиеполиметаллы»). Стратегическая программа развития предполагала вложение иностранцами около $70 млн и добычу 1,5‑2 т золота в год. Но компания успела предоставить — а рудник освоить — лишь около $1 млн, которые ушли на добычу 161 кг драгоценного металла в 2004 г. и 185 кг в 2005 г. В конце 2006 г. добычу прекратили из‑за отсутствия финансирования со стороны учредителей. Возникла парадоксальная ситуация: государство, за которым было 93,7 % акций, не могло влить средства, а инвестор мог, но под 6,3 %-й пакет не захотел. В 2007 г. исполнительный директор Zakar Resources Крис Баркер заявил о готовности инвестировать 100 млн гривен на условиях изменения размера уставного капитала ООО «Закарпатполиметаллы» и, соответственно, увеличения доли своей компании до 75 %. Но украинское правительство не спешило идти навстречу старому инвестору, а рассматривало возможность вхождения в состав учредителей ООО нового. Артем Басмаджан, тогдашний и. о. председателя правления ГАК «Украинские полиметаллы», в 2008 г. рассказал прессе о заинтересованности в развитии золотодобычи английской European Minerals Corp. (ЕМС), которая уже получила поддержку на высшем уровне. «Президент Украины Виктор Ющенко направил в Кабмин поручение: содействовать EMC и ее представителю — ООО «Свит», — отметил Басмаждан. В результате компания Zakar Resources ушла из Украины, а «Свит» так и не начал разработку в Мужиево.

Итак, США критически нуждаются в минералах, на Украине минералы есть, но их добыча затруднена, гм… «спецификой бизнес-подходов» украинской власти и опасностью военной эскалации. И при этих вводных Трамп отставляет главного ястреба своей администрации. Какой возможен вывод?

  • К власти приведено правительство, которое своей целью обозначило именно смену «бизнес-подходов», пусть даже самым простым либертарианским способом: все продать.
  • Отставку Болтона можно рассматривать как символ желания Белого дома снизить накал противостояния, хотя бы ради безопасности добычи критически необходимых Штатам ресурсов.
  • Необходимость будет нарастать, поскольку Китай уже почувствовал все преимущества «редкоземельной удавки», которую грозится набросить на США.
  • Без договоренностей с Россией такую безопасность обеспечить невозможно.

Следовательно: в ближайшем будущем следует ожидать стремления если не к «размыванию», то к крайней «заморозке» силового конфликта на востоке Украины, причем по инициативе США.

Читайте развитие сюжета: До последнего украинца! В Сенате США одобрили военную помощь Украине