Кипр
Кипр
Иван Шилов © ИА REGNUM

Конфликтная ситуация с Русской православной церковью заграницей на Северном Кипре (РПЦЗ СК) начинает приобретать новый оборот. Как сообщает греческий портал Romfea, предстоятель Кипрской православной церкви архиепископ Хризостом II «будет проинформирован директором Кипрской разведывательной службы (SIS) по вопросу, касающемуся русскоязычных православных христиан, проживающих в оккупированной Кирении, которые якобы принимают участие в божественной литургии, совершаемой русскоязычным священником».

Напомним, что 19 августа кипрская газета Phileleftheros опубликовала статью, в которой говорилось, что на оккупированном Северном Кипре есть община РПЦЗ (эту Церковь возглавляет митрополит Агафангел Пашковский), которой руководит священник Алексей Иванов. Издание обращало внимание на то, что община не только проводит богослужения, но и рекламирует Турецкую Республику Северного Кипра, появившуюся в 1974 году после вторжения на остров турецкой армии и признанную на сегодня лишь Анкарой. На сайте прихода можно прочитать следующее: «Мало кто знает, что Кипрская православная церковь и Русская православная церковь не считают нужным поддерживать многотысячное русскоязычное православное население, проживающее на Северном Кипре, а зачастую создают впечатление, что христиане в целом и православные в частности подвергаются гонениям и притеснениям на Северном Кипре. Слава Богу, что это не соответствует действительности, поскольку на территории Северного Кипра официально действуют практически все христианские конфессии: Англиканская церковь, Католическая церковь, различные деноминации протестантизма, а теперь и Русская православная церковь заграницей».

Северный Кипр
Северный Кипр
Michal Klajban

Эту информацию быстро подхватили многие греческие и кипрские издания. Причем первоначально она подавалась так, что складывалось впечатление, будто бы речь идет об общине Русской православной церкви. В заблуждение была поставлена даже Кипрская церковь. На заседании Священного синода архиепископ Хризостом II после доклада митрополита Киренийского заверил присутствовавших, что сделает представление патриарху Московскому и всея Руси, поскольку «помимо церковных нарушений, этот вопрос связан с национальными интересами». После того как последовали опровержения и уточнения со стороны посольства России на Кипре и Московской патриархии, заверивших архиепископа в том, что ни община, ни ее священник никакого отношения к РПЦ не имеют, казалось, что все стало ясно и понятно. Однако под самый конец августа масла в огонь плеснул русскоязычный портал Cyprus Daily News. Ссылаясь на некие «информированные анонимные источники», он утверждал, что «проект Русской православной церкви Северного Кипра» с первого дня находился под контролем российских властей и спецслужб».

Что любопытно. Русская православная церковь заграницей на Северном Кипре существует не первый год. Хотя только в начале февраля этого года, как сообщала община, «был подписан официальный контракт на аренду церкви Пресвятой Богородицы (Panagia) в деревне Арапкой между нашим православным приходом РПЦЗ в лице «Православного Общества в ТРСК (уставные документы)» и Агентством по организации и управлению по религиозным делам Северного Кипра. Очень важно отметить, что церковь передана нам именно для совершения богослужений, а не просто как здание». Но и тогда известие об этом не привлекло внимания. Скандал почему-то разразился только сейчас и поставил Кипрскую церковь в деликатную ситуацию. По информации греческого портала Εκκλησία Online, архиепископ Хризостом II вынужден переводить проблему на высокий уровень. Он пообещал, что призовет московского патриарха попросить президента России Владимира Путина связаться с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, чтобы последний «убедил россиян покинуть оккупированные территории».

Архиепископ Хризостом II
Архиепископ Хризостом II
Kremlin.ru

Вместе с тем кипрский владыка заявил, что не исключает того, что действия РПЦЗ СК вызваны ответной реакцией на занятую им позицию по «Украинской церкви», то есть предоставлению Константинопольским патриархатом томоса об автокефалии Православной церкви Украины. В свое время Хризостом II выступил с инициативой созвать Всеправославное совещание и на нем принять решение о признании или непризнании ПЦУ. Он даже начал объезжать предстоятелей ряда православных Церквей, однако, по его словам, «мы поняли, что Вселенский патриарх (Варфоломей — С.С.) этого не хочет». К слову, комментируя «публикации о деятельности нашего прихода на Северном Кипре», община РПЦЗ СК отмечала, что «Кипрская православная церковь через каноническое и евхаристическое общение со Вселенским патриархатом находится в общении с недавно провозглашенной Православной церквовью Украины, то есть с лишенным сана, монашества и преданным даже анафеме митрополитом Филаретом (Денисенко) и всеми архиереями, священниками и диаконами, которых он рукоположил». Но Филарет сегодня в немилости у Фанара в отличие от главы ПЦУ митрополита Епифания, которого община напрямую не упоминает. Случайность?

Видимо, нет. По факту деятельность РПЦЗ СК играет на руку вовсе не Москве. Вспомним происхождение ее материнской структуры. РПЦЗ (А) появилась после воссоединения в мае 2007 года Русской православной церкви заграницей и Русской православной церкви. Митрополит Агафангел вместе с некоторыми епископами и клириками не признал этого решения, пойдя на раскол. РПЦЗ (А) в настоящее время действует в основном на Украине и в США, есть приходы в России, а Агафангел возглавляет сразу две епархии — Одесскую и Таврическую и Нью-Йоркскую и Восточно-Американскую. В ноябре 2014 года уже в этой Церкви произошел раскол, когда ряд клириков и мирян обвинили митрополита в «проукраинской политической позиции». С тех пор РПЦЗ (А) активно выступала на стороне режима Порошенко. И не обошлось, похоже, без «американского следа». Так, протоирей Сергей Кондаков, запрещенный Агафангелом в служении, в сентябре 2018 года писал: «В роковом 2014 году, когда митрополит Агафангел открыто изменил нашей Церкви и поддержал русофобскую украинскую революцию, за ним маячила тень все того же Хербста. С подачи своего иподиакона и советника Хербста митрополит Агафангел начал антирусский погром в РПЦЗ».

О ком речь? О казначее Спасо-Вознесенской общины РПЦЗ (А) в Вашингтоне Иоанне Хербсте, который в миру больше известен как Джон Эдвард Хербст, кадровый американский дипломат, прослуживший послом США в Узбекистане с 2000 по 2003 год и послом США на Украине с сентября 2003 года по май 2006 года. Ныне он занимает должность директора Евразийского центра при Атлантическом совете, активно борется с «российской дезинформацией». А в 2006 году с его именем была связана скандальная история в Киеве. Американский портал Patheos заявлял, что «президент США Джордж Буш запретил американскому послу на Украине Джону Хербсту посещать Свято-Покровский монастырь в Киеве. Об этом корреспондентам «Нового региона» сообщили прихожане Свято-Николаевского храма, который находится на территории монастыря. Посол сообщил верующим, что американское руководство недовольно его посещениями монастыря, который принадлежит «московской церкви».

Patheos приводил комментарий протоиерея РПЦЗ отца Александра Лебедева: «Митрополит Агафангел сообщает, что тот же Иоанн Хербст, посол США на Украине, избран на епархиальном собрании Одесской епархии мирянином — представителем епархии на Всероссийском соборе РПЦЗ в Сан-Франциско в следующем году, поскольку он является прихожанином нашей Церкви в Малине. Конечно, видя, как послы отвечают за сбор разведданных ЦРУ (гражданских и военных) — поскольку начальник бюро ЦРУ в посольстве отчитывается перед послом — мы здесь имеем еще больший «сергианский» подтекст. Как же мы можем обвинять депутатов в связях с КГБ и правительством, когда сами выбираем высокопоставленных чиновников правительства США со связями в ЦРУ в качестве делегатов на наших церковных советах?» Добавим, что после переворота на Украине в феврале 2014 года экс-посол призывал американских политиков помочь патриарху Варфоломею, Хербста принимал и президент Порошенко.

Так что если Кипрская православная церковь и Кипрская разведывательная служба хотят найти «иностранный след» в церковном конфликте на Северном Кипре, искать им его стоит не в России, а на Украине и в США.