Одним из наиболее примечательных итогов выборов депутатов Московской городской думы седьмого созыва называют «высокую» явку во время электронного эксперимента. Якобы она составила более 92%. Цифра впечатляет по сравнению со скромными показателями очной явки, с трудом достигшей 21,77%, по последним данным на утро 9 сентября.

Наблюдение за выборами в Мосгордуму
Наблюдение за выборами в Мосгордуму
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Смысл эксперимента в возможности проголосовать на выборах при помощи своего телефона или другого гаджета. Он проводился в трёх одномандатных округах — №1, №10 и №30. Параллельно шло стандартное голосование с бумажными бюллетенями. По ходу выборов с разных сторон звучали хвалебные отзывы о новой системе и достигнутых показателях по явке. Приводим два ключевых мнения — руководителей избирательной комиссии и городской Общественной палаты.

Председатель Мосгоризибиркома Валентин Горбунов:

«Вот был вопрос, нужны ли нам эти электронные голосования? На три часа более 70% на этих участках проголосовало».

Глава Общественной палаты Москвы Константин Ремчуков:

«Я могу сказать, что результат электронного голосования — это триумф современной технологии. Наличие гаджета и возможность зарегистрироваться и принять участие с помощью гаджета в голосовании нам, скорее всего, к концу дня даст невиданные в обычном голосовании результаты. Это разбивает гипотезу о том, что люди не интересуются выборами. Люди интересуются, но отдают предпочтение современным технологиям. […] Здесь тебе и явка, и позиция, и все. Поэтому электронное голосование имеет прямое отношение к будущему и к привлечению людей к процессу избрания и определения политической судьбы».

Голосование при помощи смартфона
Голосование при помощи смартфона
(сс) rawpixel

Главный вопрос — что тут считать явкой. По словам главы общественного штаба по наблюдению за выборами Алексея Венедиктова, оптимиста «электронки», под ней можно понимать момент, когда избиратель «берёт» бюллетень. Другими словами, заходит в личный кабинет. А уже после этого почему-то не все голосуют. И если они этого не делают, видимо, бюллетень испорчен.

Однако вспомним, что перед финальными этапами избиратель принимает участие в непростой изнуряющей процедуре. Он сначала регистрируется, чтобы попасть в эксперимент, затем проходит вовсе не электронная проверка, когда вручную сверяются данные, предоставленные гражданином, с традиционными списками, а также проводится уточняющий обзвон. Совершается множество действий, которых на обычных выборах не требуется. И если человек уже прошёл круги отбора, логично предположить, что и за бюллетенем он зайдёт.

В Москве 7,2 млн избирателей, примерно по 160 тысяч на каждый одномандатный округ. Проходили же регистрацию примерно по 4 тысячи — около 2,5%! Например, в избирательном округе №1 — 170 190 избирателей, а верифицированных на е-выборы — 4098. Получается примерно 2,4%. Вот реальная явка! С учётом новизны технологий, тех, кто всегда пробует новое, и тех, кому это надо было для работы — политологов, наблюдателей, журналистов.

Избиратель на участке
Избиратель на участке
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Никому не приходит в голову считать явку из тех избирателей, кто уже пришёл на избирательный участок. Сколько из них тех, кто зашёл в двери, миновал холл, но пока не взял бюллетень, а сколько тех, кто этот бюллетень потом возьмёт? Эти подсчёты — абсурд! Или манипуляция.

Читайте развитие сюжета: Подмена понятий на московских выборах