Флаги Азербайджана и Армении
Флаги Азербайджана и Армении
Иван Шилов © ИА REGNUM

Парламентская комиссия по внешним связям Армении одобрила поправки к Уставу ОДКБ, которые предусматривают статус наблюдателя в организации для стран, желающих углубления отношений с этой организацией. Главный смысл возникшей дискуссии сводился к одному: может ли Азербайджану быть предоставлен такой статус.

В этой связи заместитель министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян говорил в парламенте, что до определенного момента «пункт о том, что ОДКБ может иметь наблюдателя, не был раскрыт». Сейчас все иначе. В опубликованном 8 ноября 2018 года приложении к Решению Совета коллективной безопасности ОДКБ «О правовом оформлении статусов Наблюдателя при Организации Договора о коллективной безопасности и Партнера Организации Договора о коллективной безопасности» указывается, что такой статус предоставляется только при наличии консенсуса всех членов организации. Тема Баку возникла в момент предложения и разработки приложения. В этой связи высказывались мнения, что при голосовании по вопросу о предоставления статуса наблюдателя или партнера в ОДКБ может быть использован принцип большинства, а не полного консенсуса. В таком случае Ереван в случае желания Азербайджана получить статус не смог бы заблокировать его предоставление.

Шаварш Кочарян
Шаварш Кочарян
Mfa.am

Напомним, что Баку состоял в ОДКБ и вышел из нее в 1999 году с официальной оговоркой, что ОДКБ не решает карабахский вопрос в пользу Азербайджана. Идея возвращения в ОДКБ недавно была инициирована азербайджанскими властями, правда, на уровне различных экспертных рассуждений. Похоже, что тогда Баку проводил определенный политический зондаж, цели которого до сих пор не совсем очевидны. Вскоре после «бархатной революции» в Армении там появилась версия, согласно которой, в случае вступления Азербайджана в ОДКБ или приобретения им статуса наблюдателя или партнера, организация «больше не будет гарантом безопасности Армении в случае обострения военного конфликта в Нагорном Карабахе». Однако подобный сценарий мог реализоваться в случае, если театр военных действий захватил бы и Армению. Говорилось также, что желание Баку вернуться в ОДКБ объяснялось обострением ситуации вокруг Ирана. Военный конфликт США и иранцев грозит втягиванием в него и Азербайджана.

Потом появились аргументы с азербайджанской стороны. Председатель парламентского комитета по правовым вопросам и госстроительству, руководитель российско-азербайджанской группы межпарламентского сотрудничества Али Гусейнли почти открыто намекал на то, что после смены власти в Ереване армяне могут пересмотреть свое участие в ОДКБ. Этим мог бы воспользоваться Баку, который активно развивает многопрофильное сотрудничество с такими членами ОДКБ, как Россия, Казахстан, Белоруссия и Таджикистан. Действительно, многие армянские эксперты и политики «призыва Пашиняна» ставили под сомнение некоторые условия членства Армении в ОДКБ. Но ходы Азербайджана сузили им маневренность на этом направлении. Баку удалось провести «большую игру», позволившую Москве использовать этот вопрос для давления на Армению. Ереван мог ответить, выводя нагорно-карабахский конфликт за скобки, попросить за одобрение заявки Баку каких-нибудь преференций. Этого не было сделано.

Али Гусейнли
Али Гусейнли
Meclis.gov.az

Все завершилось тем, что премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что «Азербайджан никогда не будет членом или даже наблюдателем в ОДКБ — Армения не допустит этого». Хотя очевидно, что политизировать ОДКБ в «антиазербайджанском направлении» Еревану не удастся. Как ни крути, но Баку продолжает взаимодействовать в решении проблем безопасности в рамках соответствующих структур СНГ, это сотрудничество продолжается, и часть этих стран являются активными членами ОДКБ. Кстати, этот фактор придает ситуации некоторую универсальность, хотя цели и задачи внешней политики Азербайджана отличаются от целей и задач ОДКБ. Вот почему нам представляется, что политика Еревана, рассчитанная на блокирование Баку в ОДКБ, не может считаться перспективной с точки зрения существующих в регионе геополитических тенденций.

Конечно, нагорно-карабахский конфликт остается камнем преткновения в отношениях двух соседних стран. Урегулирование его видится конфликтующими сторонами по-разному. Не случайно ОДКБ вывела эту проблему за рамки своей компетенции. Но при иных обстоятельствах ОДКБ может сыграть заметную роль на этом направлении хотя бы потому, что заметный крен Азербайджана в пользу взаимодействия с Турцией, как в плане проводимых учений, так и в договорно-правовой базе, может быть нейтрализован российско-турецким альянсом. Раньше мало кто предполагал, что Турция (член НАТО) и Россия (член ОДКБ) будут вместе воевать в Сирии и проявлять повышенный интерес к расширению военно-технического сотрудничества такого уровня, какой не существует даже между членами ОДКБ. Вот почему армяно-азербайджанский конфликтный сюжет может быть локализован. Турция никогда не будет заложником Азербайджана в выстраивании своей ближневосточной и кавказской политики, как и Москва не будет заложницей декларируемых интересов Еревана.

Сегодня потенциально не видно силы, которая могла бы реально угрожать территориальной целостности и безопасности Армении. Военный союз России и Армении приобретает новые характеристики, так как меняются реальные внешние угрозы и проблемы. Не случайно некоторые армянские эксперты заявляют, что, оказывается, «позиции Армении и Турции могут приобрести некую общность в части курдского вопроса в Анатолии при условии иного подхода в Сирии». При этом армянский политический фактор может иметь важное широкое коммуникационное значение на Ближнем Востоке. Вот почему попытки переноса Ереваном проблем с Баку на уровень ОДКБ — это все же уходящая геополитическая натура. Дальнейший ход событий напрямую связан с уровнем квалификации государственно-политического и военного руководства страны, его способностью адекватно анализировать и оценивать складывающуюся в регионе очень непростую ситуацию.

Ведь из прорези проблем отношений Армении с Азербайджаном многое не видно. И трудно отказываться от укоренившихся типов мышления и мировосприятия, когда складывается новая ситуация и пока не ясно, в какую сторону будут дальше развиваться события.