Помощь Китаю оказывалась Советским Союзом в том числе и из интересов собственной безопасности. Правительство Японии целенаправленно готовило свою армию к войне с Советской Россией, а флот — с США. Германию эта политика устраивала. Более того, идеология нацизма начала оказывать явное влияние на японских государственных мужей.

Японцы в Китае
Японцы в Китае

1 октября 1934 года Военное министерство Японии издало программный памфлет о государственной обороне. Он призывал подданных микадо готовиться к испытаниям и не бояться их: «Борьба есть отец творения, мать культуры». Основными врагами Японии были названы две страны, одна из которых обладала огромным флотом (США), а другая — огромной армией (СССР). Советский Союз был опасен и по другой причине:

«СССР имеет огромную Красную армию. Красная армия нужна ему для выполнения его политики мировой большевизации. Кроме того, поскольку в последнее время объектом гособороны СССР является Япония, империи необходимо усиливать мощь гособороны в пределах, достаточных для подавления и развития дальневосточной политики и политики большевизма».

В отличие от своих соперников и и даже союзников, Япония, по мнению составителей памфлета, была сильна национальным единством, так как в СССР «сильна национальная вражда», в Германии живут «евреи, являющиеся насекомыми на теле льва», а в США — негры. Япония не должна была допустить национального разделения, правительство должно было развивать промышленность и обеспечивать её сырьем, а подданные императора должны были готовиться к будущей войне. 22 января 1935 года в японском парламенте выступил глава МИД. Хирота заверял: «Основным принципом нашей внешней политики является содействие мирным и дружественным отношениям Японии со всеми странами мира и дальнейшее развитие культурных и торговых связей». Было уделено внимание и Вашингтонскому соглашению — оно «стало в настоящее время несовместимым с нашей основной политикой». Особенно подкупали заверения в миролюбии:

«Именно в духе этой политики мы хотим строить наши отношения со всеми остальными странами, особенно с нашими соседями, с которыми мы стремимся развивать доброжелательность и братские чувства без каких-либо взаимных угроз».

В сентябре 1935 года Военное министерство Японии выпустило новую брошюру, призывающую сограждан готовиться к неизбежным переменам:

«Теперь весь мир совершает грандиозный поворот и идеологии, и экономики, и политики под совершенно новым руководящим принципом».

Старое устройство мира исчерпало себя:

«Теперь наступил момент падения либерализма, господствовавшего в мире последние несколько веков».

Быстро меняющийся мир был заполнен угрозами Японии и её интересам со стороны Советского Союза, США и даже Китая. Сама Япония несла народам лишь братскую любовь, в этом и заключалась высокая идея миссии Ямато, и потому была особенно уязвимой. Эти заверения не сулили ничего хорошего соседям.

Еще 24 декабря 1934 года премьер-министр Монгольской Народной Республики Пэлджедийн Гэндэн в отчетной речи Великому Хуралу особо отметил:

«Это значит, что японский хищник вплотную подошел к нашим восточным границам и, исходя из своих захватнических планов, готовится к войне против МНР и Советского Союза, к ликвидации нашей независимости, к превращению нашей страны в колонию по примеру Маньчжурии и Внешней Монголии».

В 1937 году Гэндэн был репрессирован, но политическая борьба внутри республики не изменила ее внешнеполитического курса.

С августа по октябрь 1937 года в связи с возможностью японского вторжения на территорию Монгольской Народной Республики на территорию этого государства была введена мобильная группа РККА, составившая 57-й корпус — около 30 тыс. чел., 280 бронемашин, 265 танков, 5 тыс. автомашин, 107 самолетов и т. п. Действия Москвы вызвали весьма серьезное беспокойство в Токио, японская пресса начала писать об опасной концентрации советских войск и авиации в Монголии. Тем временем японская армия продолжала активные действия против Китайской республики. Её положение было весьма сложным. Уже 28 июля 1937 года был окружен Пекин. Примерно 2/3 небольшой японской колонии города (380 чел.) стали жертвой китайских солдат, а 29 июля в город вошла императорская армия. 7 августа в бывшей столице Поднебесной империи победители устроили парад.

Японский десант высаживается под Шанхаем
Японский десант высаживается под Шанхаем

10 августа был отдан приказ занять Шанхай. На этот раз японское командование планировало справиться с задачей быстро. Гарнизон города насчитывал около 10 тыс. чел., в охране японского сеттльмента находилось около 2 тыс. чел., десант в 5−6 тыс. должен был решить дело до подхода направленных Гоминданом двух дивизий. 11 августа начались бои за город. Японцы и здесь на всем протяжении боев значительно уступали китайцам в живой силе — поначалу против 9 тыс. японцев, преимущественно морских пехотинцев, действовало около 50 тыс. китайских солдат и офицеров, расположенных в городе и его пригородных районах.

12 августа в боях у Нанькоу японцы впервые применили отравляющие вещества, вопреки подписанной Токио конвенции об отказе от применения химического оружия. В тот же день была издана директива о создании в Китае подконтрольной Японии администрации — Токио рассчитывал использовать противоречия внутри Гоминдана, и в какой-то степени это ему удалось. Обе стороны конфликта начинали действовать таким образом, что возникали международные проблемы. 26 августа японские самолеты обстреляли колонну машин британского посольства в Китае, двигавшуюся из Нанкина в Шанхай, был ранен посол. 30 августа китайские самолеты по ошибке атаковали американское торгово-пассажирское судно «Президент Гувер». Китайское правительство немедленно взяло на себя всю ответственность за случившееся, принесло извинения и заявило о готовности компенсировать людские и материальные потери. На британский протест японцы дали разъяснения только 1 сентября. Они были приняты. Посол в Японии сэр Роберт Крейги был настроен примирительно. Японцы надеялись сокрушить Китай и организовать его территорию в своих интересах. 31 августа 1937 года император Хирохито отдал приказ армии уничтожить волю противника к сопротивлению. Имелась в виду необходимость скорейшего окончания войны.

16 сентября 1937 года китайский представитель в Лиге Наций Веллингтон Ку заявил о призыве своего правительства о помощи жертве агрессии. После долгих дискуссий (от участия в которых уклонился германский представитель) 6 октября была принята резолюция о необходимости исследования положения, морального сочувствия Китаю, образования подкомитета Лиги по конфликту и т. п. С августа по ноябрь 1937 года японская армия, авиация и флот вели бои за Шанхай, на последних этапах сражения за город в нем участвовало уже около 300 тыс. японцев и 700 тыс. китайцев. Чан Кай-ши сосредоточил здесь лучшие свои силы, основу которых составили обученные немецкими инструкторами. 12 октября в боях под Шанхаем японцы вновь применили химическое оружие. 3 ноября они высадили десант в тылу оборонявшихся и 10 ноября практически замкнули кольцо окружения.

Весьма значительного успеха достигли в этот период коммунисты. Их отряды активно использовали партизанскую тактику.

«Наш враг, — отмечал Чжу Дэ, — прекрасно вооружен. У него есть пушки, самолеты, танки, даже отравляющие вещества. Наше же вооружение далеко не так совершенно, как у противника. Особенно слабо вооружены партизанские отряды. Однако оружие не всемогуще».
Японские войска готовятся к наступлению. Шанхай
Японские войска готовятся к наступлению. Шанхай

23−27 сентября 1937 года 115-я дивизия Линь Бяо сумела запереть в Пинсингуанском ущелье японскую дивизию генерала Сейсиро Сакагаки и нанести ей сокрушительное поражение. Японцы поначалу двигались, не встречая сопротивления. Это ослабило их бдительность. Она втянулась в горный район с единственной дорогой без надлежащей охраны коммуникаций, чем немедленно воспользовался противник. Потеряв около 300 человек, солдаты Линь Бяо убили около 3 тыс. вражеских солдат и офицеров. Трофеи были весьма велики. Последовало успешное контрнаступление, в котором Красная армия существенно потеснила японцев.

12 октября Токио передал в Лондон для оглашения свои условия прекращения войны — они были обычными: признание Маньчжоу-го, создание экономического блока из Японии, Маньжоу-го и Китайской республики, согласие Нанкина на присоединение Внутренней Монголии к Маньчжоу-го, назначение японских советников во все местные региональные правительства, передача представителям Японии контроля над таможнями, пересмотр существующих таможенных тарифов в пользу вывоза из Китая в Японию сырья и ввоза в Китай оттуда готовой промышленной продукции, смена Чан Кай-ши на прояпонского политика, присоединение Китая к антикоммунистическому блоку, ограничение армии Китая, запрет содержать военно-воздушные силы и гражданскую авиацию. В мирное время должны были использоваться японские летчики и самолеты. Нанкин был обязан расширить права Японии в крупнейших торговых портах и на острове Хэнань, японцам должно было быть предоставлено право контроля над радиостанциями и газетами Китая. Разумеется, Чан Кай-ши не мог принять эту программу.

Осенью 1937 года особенно важным стало укрепление сотрудничества между КПК и Гоминданом. 11 ноября 1937 года Сталин провел встречу с руководством Коминтерна и представителями китайской Компартии. Глава ВКП (б) недвусмысленно заявил — в сложившихся условиях КПК должна сосредоточиться не на аграрной революции, а на борьбе с агрессором. Лозунгом в этих условиях может быть только «За свободный Китай против японских завоевателей». Главной задачей Китая, по мнению Сталина, было создание новой армии и военной промышленности.

«Если в Китае будет своя военная промышленность, — отмечал он, — то никто не сможет его победить».

Все, что можно было сделать, — было сделано. Руководство КПК согласилось на создание единого антияпонского фронта, коммунистические силы составили 8-ю армию Китайской республики, сохраняя при этом автономное командование. Поначалу эта армия была относительно немногочисленной — около 32 тыс. чел.

Японские солдаты в Шанхае у сломанной статуи Сунь Ятсена
Японские солдаты в Шанхае у сломанной статуи Сунь Ятсена

Политический успех не привел к дальнейшим военным успехам. Китайская армия терпела одно поражение за другим. 12 ноября её командование отдало приказ об отступлении от Шанхая. Выходить пришлось через «бутылочное горлышко» шириной около трех миль. Управление движением было утеряно, при отходе царил полный беспорядок. Под огнем артиллерии, флота и от действий авиации отступавшие понесли значительные потери. В боях за Шанхай погибло до четверти миллиона китайцев, значительная часть из них были гражданскими лицами. Потери японцев составили 9 115 чел. убитыми и 31 257 чел. ранеными. Деморализованная армия Чан Кай-ши откатывалась к столице Китайской республики — Нанкину, который находился в 190 километрах от Шанхая вверх по течению Янцзы. Германские советники китайского главнокомандующего предлагали оставить город, но Чан Кай-ши поначалу выбрал сопротивление. Сюда стали стягиваться оставшиеся части. На воротах Нанкина висели плакаты с призывами сражаться до конца, отстоять честь страны и т. п. На самом деле об обороне города никто не думал, лучшие силы Гоминьдана были перемолоты в Шанхае. 30 ноября правительство покинуло столицу, началась паника.

7 декабря 90 японских самолетов провели первую бомбежку Нанкина. Кроме бомб, летчики разбрасывали листовки, обещавшие защиту всем гражданским лицам. От имени командующего японским Центральным фронтом генерала армии Матсуи Иванэ [1] обещалась безопасность всем сдавшимся и гражданским лицам в случае капитуляции в течение 24 часов. В противном случае генерал грозил всеми «ужасами войны». 5 декабря генерал принц Ясухико Асака [2] вылетел из Токио и через дня принял на себя командование наступавшей на столицу Китайской республики армией. 8 декабря японские войска под командованием члена императорской фамилии начали штурм Нанкина и 13 декабря овладели городом. Вслед за этим была устроена массовая резня, сопровождавшаяся чудовищным насилием над гражданским населением и военнопленными.

Перед падением Нанкина все 13 его ворот были закрыты (город был окружен массивными стенами), большая часть жителей не смогла покинуть столицу. Несколько недель продолжалась отвратительная вакханалия убийств и бесконтрольного насилия. Поначалу репрессии проводились под предлогом выявления бывших военных. Отступление не было организовано, и масса китайских солдат при взятии города попала в западню. Но на самом деле японцы в первые дни просто хватали и убивали мужчин разного возраста. Японские военные не гнушались пытками и издевательствами над обреченными людьми — их разрубали на части, сжигали, закалывали штыками, затравливали собаками, бросали раздетыми на холод и т. д. Массовыми были изнасилования женщин всех возрастов, убийство беременных. Несколько иностранцев во главе с германским подданным Ионом Рабе организовали комитет для защиты международной зоны безопасности. Ежедневно рискуя жизнью, они спасали десятки тысяч людей.

Берег реки, усеянный телами китайцев, расстрелянных японской армией
Берег реки, усеянный телами китайцев, расстрелянных японской армией

В истории богатого геноцидами и крайне жестокого XX столетия Нанкинская резня является примером одного из самых мерзких преступлений японской военщины. Первоначально китайские власти заявляли о 430 тыс. жертв, перед Токийским трибуналом они понизили их число до 300 тыс. чел. Трибунал признал цифру около 200 тыс. чел, уничтоженных за шесть недель, не считая убитых за городом и утопленных в Янцзы. Японские авторы утверждают, что было уничтожено около 30 тыс. чел. — военнопленные и дезертиры из китайской армии. По современным китайским данным, в массовых захоронениях было погребено не менее 190 тыс. чел., в одиночных — не менее 150 тыс. чел. 17 декабря в город въехал генерал армии Матсуи Иванэ. Он поднял над зданием китайского правительства японский флаг и провозгласил «банзай Его Величеству Верховному Главнокомандующему». Парад был проведен и в Токио.

Праздник на первых порах омрачал только инцидент с американской канонерской лодкой «Панай» и сопровождавшим ее танкером. Опасность конфликта не снималась готовностью одной стороны придерживаться нейтралитета. 12 декабря японские самолеты потопили эти корабли, на канонерской лодке по Янцзы эвакуировались служащие американского посольства из Нанкина. Позже японские власти заявили, что их летчики приняли «Панай» за китайское судно. В тот же день по ошибке японская авиация атаковала на Янцзы две английские канонерки, правда, без трагических последствий. Два моряка с «Паная» и капитан танкера были убиты, 74 человека получили ранения. Рузвельт предпочел воздержаться от публичной реакции, но от государственного секретаря потребовал заявить протест и добиваться извинений от японцев.

Хирота опередил Халла. Узнав о случившемся, он по своей инициативе немедленно явился в американское посольство в Токио для принесения извинений. Министр не жалел слов для выражения соболезнований по поводу случившегося и ссылался на плохую видимость. На следующий день японский посол в Вашингтоне посетил Государственный департамент с той же целью. В течение двух недель шли переговоры, в результате которых Токио принес извинения Вашингтону и согласился выплатить компенсации жертвам. Нота была вручена американскому послу на католическое Рождество, 24 декабря. Джозеф Грю был счастлив — опасность столкновения между Японией и США была преодолена. Сумма компенсаций составила 2,214 млн долларов. Японские дипломаты заверили американцев, что больше ничего подобного не повторится. В результате администрация Рузвельта сняла с повестки дня вопрос о введении санкций.

Чан Кай-ши. 1940-е
Чан Кай-ши. 1940-е

Победы японской армии очень дорого давались государственному бюджету. В 1937—1938 гг. траты на армию и флот выросли до 49% расходной части государственного бюджета. Между тем оккупация Нанкина и кровавая вакханалия насилия в городе никоим образом не оправдали надежд японского командования — руководство Китайской республики не пошло на уступки. В конце декабря 1937 года японцы через немецкого посла в Китае Оскара Траутмана предложили Чан Кай-ши условия заключения мира: немедленное прекращение всех антияпонских действий, совместная борьба с коммунизмом, создание особых разоруженных районов Китая со специальной организацией управления ими, экономическое сотрудничество Японии, Китая и Маньчжоу-го, значительная контрибуция. Это была программа полного подчинения Китая, предполагавшая подтверждение на международном уровне раскола страны. Не случайно на эти предложения последовал отказ. Токио был необходим мир в Китае для того, чтобы иметь возможность свободного выбора направления главного удара. В 1937 году в Китае 17 японским дивизиям противостояло 191 дивизия и 52 бригады республики.

Добиться капитуляции Китая японскому командованию не удалось. Война продолжалась. В середине декабря 1937 года Чан Кай-ши сделал весьма громкое и ответственное заявление — он назвал начавшуюся войну войной сопротивления и взял на себя ответственность за поражения:

«Как главнокомандующий я причинил народу огромные потери. Мое положение и ответственность не позволяют уклониться от моих обязанностей. Я сам страдаю в тысячу раз больше, чем погибшие солдаты, комсостав и народные массы. Пока я буду жить, я буду продолжать борьбу, буду сопротивляться до конца, чтобы добиться окончательной победы для государства и нации. Только так я смогу выполнить свой долг перед партией, правительством и народом. Японская агрессия в Китае осуществляется двумя путями: один путь — путь захватов, подобен глотанию кита, а другой подобен укусу шелковичного червя. Ныне невиданным насилием Япония захватила Нанкин. С удвоенной жестокостью она будет осуществлять свое намерение подчинить весь Китай».

Чан Кай-ши впервые заявил о том, что война явно вышла за пределы одного региона:

«Японская агрессия является началом агрессии в мировом масштабе. С первого дня войны сопротивления Китай поставил перед собой две задачи: война за национальное существование и независимость и одновременно война за всеобщий мир и справедливость».

[1] За военные преступления по приговору Токийского трибунала казнен в 1948 году

[2] После окончания Второй мировой войны принадлежность к императорской фамилии спасла принца от привлечения к суду за многочисленные военные преступления