Уважаемый директор Института востоковедения Национальной академии наук Армении, академик Рубен Сафрастян дал интересное интервью «АрмИнфо», в котором поделился своим видением российского фактора и геополитики в армяно-турецких отношениях, а также попытался определить фактор Армении в формировании кавказской политики Анкары.

Армения
Армения
Иван Шилов © ИА REGNUM

Этот материал привлек наше внимание в первую очередь потому, что Сафрастян, как и многие российские и закавказские эксперты, оценивает ход событий в регионе с позиции «севера до Аракса», полагая, что происходящее «южнее Аракса», то есть уже на Ближнем Востоке, имеет лишь опосредованное отношение к ходу событий в Закавказье. Эта удобная и хорошо проработанная экспертами теория, отталкиваясь от которой можно все свободно объяснять, используя исторический материал и вставляя его в контекст современной региональной геополитики и политики. Обозначим первый тезис академика. На вопрос, представляет ли сегодня Турция реальную угрозу безопасности Армении, он ответил следующим образом: «Думаю, что представляет, в том числе и военную. Удерживая границы с Арменией закрытыми, Турция, используя сложное географическое и геополитическое положение Армении, тем самым оказывает давление с целью достичь изменения политического курса Еревана. Подобная политика в современном мире встречается не часто. И подобная политика давления со временем вполне может стать более агрессивной, включив в себя военную компоненту».

Армяно-турецкая граница
Армяно-турецкая граница
Valen1988

Получается, что Анкара толкает Армению в сторону России и якобы этой цели служит закрытие турками границы с Арменией. Поэтому когда армянский премьер-министр Никол Пашинян заявил, что «Ереван готов установить прямые дипломатические отношения с Турцией без предусловий», возникло ощущение начала новой игры с неопределенными окончаниями. Но главный смысл таков: Ереван стремится снять фактор угрозы со стороны Анкары и поменять внешнеполитические ориентиры. Турция насторожилась, хотя публично заявила, что «Ереван прежде всего должен вернуть оккупированные территории Азербайджану», выставив условие, которое и сейчас воспринимается как «основное». В этой связи многие турецкие аналитики стали задаваться вопросом о причинах «хода Пашиняна», заявляя, что «для Турции отношения с Арменией не важны ни в экономическом, ни в политическом плане». Некоторые из них пошли достаточно далеко в своих прогнозах: Пашинян стремится изменить формат своих отношений с Россией, снизить ее влияние в регионе, апеллируя к западной диаспоре. Он выставляет перед Москвой не столько ереванские, сколько региональные исторические цели, которые могут быть поддержаны на Западе в ситуации, когда на Ближнем Востоке вовсю раскручивается курдский вопрос.

Так что Пашинян, продвигая тезисы о нормализации, переправляет мяч на турецкую сторону, а не наоборот. Для турок сейчас опасно открывать сухопутную границу с Арменией (более 300 км). Им также опасно оказаться на стороне Азербайджане в случае вооруженной эскалации в Нагорном Карабахе, так как они получат «удар в спину со стороны курдов». Неслучайно Анкара пытается изменить этнический состав приграничных с Арменией регионов Карс и Игдир, где в большинстве проживают курды. Парадокс в том, что при этом Турция в момент сложных отношений с США объективно заинтересована в сохранении российского военного присутствия в Сирии и в Армении, в существовании мостика между контекстами региональной безопасности Закавказья и Большого Ближнего Востока. Есть и другие важные моменты: ранее Вашингтон многие годы демонстрировал свой интерес к процессу армяно-турецкой нормализации. Отсюда соблазн представить усилия Еревана как конструктивные, а действия Анкары, напротив, как мешающие прогрессу, как удар по всей американской ближневосточной военно-политической логистике.

Теперь о втором тезисе Сафрастяна. Он утверждает, что Турция намерена создать в Нахичевани военную базу, как это сделано уже в Судане и в Катаре, что основные ее цели «носят геополитический характер и отталкиваются от российско-турецкого соперничества за влияние на Южном Кавказе». Также, по его словам, со временем «Турция предъявит заявку уже на вытеснение России из этого региона мира» и «станет дополнительным рычагом военного и политического давления на Армению». Между тем гарантом статуса Нахичевани как протектората Азербайджана выступает не только Анкара, но и Москва. Тема турецкой базы в Нахичевани всплывает не первый раз. Экс-начальник управления разведки генерального штаба вооруженных сил Турции генерал-полковник в отставке Исмаил Хаггы Пекин в интервью ИА Turan задавался вопросом: зачем создавать базу в Нахичевани, если в соседних турецких городах Догубеязите, Карсе и Эрзеруме и так расположены турецкие военные части? Даже если иметь в виду предполагаемый некоторыми армянскими экспертами сценарий, согласно которому Азербайджан может ударить со стороны Нахичевани в случае возникновения войны в Нагорном Карабахе.

Военные учения армии Азербайджана
Военные учения армии Азербайджана
Mod.gov.az

Ведь это будет ударом уже по территории Армении, что получит соответствующую адекватную реакцию со стороны ОДКБ. Согласно договору между Москвой и Ереваном, дислоцированная в Армении 102-я российская военная база, помимо осуществления функций по защите интересов России, обеспечивает и безопасность республики по всему периметру ее границ. Поэтому на данном этапе предположить опасное развитие событий и военную агрессию невозможно. Как и допустить, что Турция якобы готовит сейчас геополитический прорыв на закавказском направлении. У Анкары сейчас другие геополитические приоритеты, связанные с самыми различными перспективами урегулирования вооруженного конфликта в Сирии, чего невозможно добиться без сохранения альянса с Россией и Ираном. Другое дело, что определенные силы в этой стране рассчитывают на то, что Анкара в случае развязывания США войны против Ирана может открыть «второй фронт» против Тегерана с нахичеванского плацдарма. На наш взгляд, такое маловероятно. Есть другой нюанс: проблемы Нагорного Карабаха и Нахичевани не только сопрягаются между собой, но и могут в будущем завязываться на курдский вопрос.

В этой связи турецкая газета Cumhuriyet утверждает, что «регион, который мы называем Ближним Востоком, уже фактически породил независимое курдское государство» и «пора вспоминать о Севрском договоре 1920 года, который предусматривал создание Большого армянского государства». Только в этом контексте внятно воспринимаются суждения некоторых армянских экспертов, в том числе и Сафрастяна, об укреплении позиции Турции в Нахичевани. На наш взгляд, проблема в том, что после появления российских военных в Сирии, развертывания на Ближнем Востоке бурных событий, Закавказье, включая Армению, оказывается в «стратегическом тылу». Военно-политическая и геополитическая значимость ее снижается, становится, по словам Сафрстяна, «меньше общих углов, на основе которых Армения и Турция, Армения и Азербайджан, Азербайджан, Армения и Россия могли бы прийти к каким-то общим соглашениям уже вне интересов других глобальных игроков». Получается как в русской сказке про Колобка: от бабушки ушел, от дедушки ушел, но попал в лапы коварной лисицы. Суждения уважаемого нами академика Сафрастяна напомнили об этом в очередной раз. Исторический опыт — это одно, существующие геополитические реалии — совсем иное. Неверные шаги для стран Закавказья могут очень дорого им обойтись. Особенно осторожной нужно быть Армении по части муссирования слухов об установлении дипломатических отношений с Турцией.