Африканский рог — один из тех регионов мира, который традиционно находится в фокусе внимания как соседних государств, так и крупных держав, находящихся в других частях Земного шара. Привлекательность данной территории легко понять, лишь взглянув на карту. Открытый выход в Индийский океан, близость к богатым природными ресурсами странам Центральной и Восточной Африки, а также доступ к судоходным путям Аденского залива и Красного моря — всё это вызывает колоссальный интерес у многих субъектов мировой политики и в настоящее время. В этом ключе, Сомалиленд, рассчитывая на своё официальное признание, готов разделить имеющиеся у него географические возможности с заинтересованными сторонами.

Сомалиленд
Сомалиленд

В конце XIX века Британская империя получила протекторат на северной частью Африканского рога, которая впоследствии до 1960 года носила название Британское Сомали (British Somaliland). В июне 1960 года на несколько дней бывшая британская колония Сомалиленд получила независимость, которую, к слову, официально признали 35 суверенных государств. В начале июля того же года по заранее разработанному Великобританией и Италией плану, произошло объединение британской и сомалийской частей Сомали в новое независимое государство, Сомалийскую Республику. Однако не все жители Сомалиленда окончательно смирились с объединением.

Британский Сомалиленд и страны региона, 1940 г
Британский Сомалиленд и страны региона, 1940 г

К началу 80-х годов прошлого века представителями северо-сомалийских кланов было сформировано Сомалийское национальное движение (СНД), противостоящее правительству генерала Сиада Барре, взявшего власть в Могадишо в результате путча. В ходе своего правления Барре, происходящий из южно-сомалийских кланов, столкнулся с серьёзным противодействием на Севере страны. Для подавления протестов генерал использовал военные методы, что привело, по данным ООН, к гибели около 100 тыс. мирных жителей, принадлежащих к клану Исаак. Это значительно расширило социальную базу СНД и способствовало росту сепаратистских настроений в Сомалиленде. В 1991 году под натиском СНД и повстанческих сил других регионов Сомали режим генерала Барре был свергнут. Сомалийское национальное движение отказалось признавать власть нового временного правительства, провозгласив в свою очередь на территории бывшей британской колонии новое государство — Республику Сомалиленд со столицей в городе Харгейса.

Мохаммед Сиад Барре
Мохаммед Сиад Барре

Несмотря на то, что в начале 90-х годов Сомали де-факто перестало существовать как единое государство, погрузившись в многолетнюю войну между удельными княжествами и исламистскими группировками, Сомалиленд сохранил основные признаки независимости, включая относительную внутриполитическую стабильность. В 2001 году на всенародном референдуме была принята конституция Республики Сомалиленд.

Стоит отметить феноменальный успех сомалилендских властей в борьбе с исламистской группировкой «Аш-шабаб» и пиратством в своих территориальных водах. Не имея тех финансовых вливаний со стороны Вашингтона, которые регулярно получает правительство в Могадишо на борьбу с терроризмом, непризнанное государство с гораздо меньшими средствами эффективно противостоит угрозам национальной безопасности. Этому способствуют два ключевых фактора — надёжная разведка и эффективно работающая система государственного управления. Правительству удалось наладить тесный контакт с местными общинами, особенно в прибрежных районах. Государство напрямую платит деньги своим гражданам, оповещающим органы о присутствии террористов или морских банд. Кроме того, сомалилендские власти с самого начала показали свою заинтересованность в обеспечении безопасности даже отдалённых поселений, что в корне отличается от структуры безопасности в соседнем Сомали, где власти с переменным успехом контролируют наиболее крупные города, не говоря уже о сельской местности. В этом ключе, власти непризнанной республики создали благоприятный образ стабильного государства, опирающегося на поддержку собственных граждан и способного обеспечивать безопасность без миллиардных дотаций и высокотехнологичных вооружений.

Несмотря на то, что такие ключевые акторы международных отношений как США, Великобритания, Франция и ЕС неоднократно хвалили сомалилендские власти за их значительный вклад в дело борьбы с терроризмом и трансграничной преступностью, параллельно отмечая успех демократических процедур в стране, до официального признания независимости дело до сих пор не дошло. Это не может не сказываться и на экономике страны.

Сомалийский солдат. 1983 г
Сомалийский солдат. 1983 г

Отсутствие международного признания ограничивает возможности внешней торговли и ухудшает инвестиционный климат Сомалиленда. ВВП непризнанного государства составляет около 2 млрд долларов, а основными источниками доходов продолжают оставаться денежные переводы сомалилендской диаспоры из зарубежья и экспорт домашнего скота в Джибути, Эфиопию и страны Персидского залива. Кроме того, не будучи международно признанным как независимое государство, Сомалиленд не имеет права на получение займов от Международного валютного фонда и Всемирного банка. Поэтому становится очевидным, что иностранное признание независимости Сомалиленда — де-факто вопрос выживания 4 миллионов жителей этой страны.

Несмотря на нынешние слабые экономические возможности, республике есть что предложить иностранным державам в обмен на признание независимости — это её невероятно удачное географическое положение в северной части Африканского рога. В прошлом году между Сомалилендом и Эфиопией было заключено соглашением о приобретении последней 19-процентной доли порта Бербера и о строительстве железной дороги, призванной соединить этот сомалилендский порт с эфиопскими городами. Эфиопия и Джибути имеют свои политические и торговые представительства в Харгейсе, а Кения в начале года направила в столицу непризнанной республики своего эмиссара для создания официального представительства.

Сомалийские пираты сдаются в плен
Сомалийские пираты сдаются в плен

Наибольший интерес в последние годы к Сомалиленду проявили Объединённые Арабские Эмираты, активно участвующие в войне в соседнем Йемене. В начале 2017 года между ОАЭ и непризнанной республикой был заключён договор о предоставлении Абу-Даби аэродрома в Бербера и прилегающего прибрежного участка для строительства там военной базы. Впоследствии, процесс приобретения затормозился, в первую очередь, из-за дипломатического скандала, в котором федеральное правительство в Могадишо обвинило эмиратские власти в неуважении норм международного права и сговоре с региональными элитами за спиной федерального центра. Тем не менее, по разным свидетельствам эмиратские ВВС продолжают использовать Бербера как пункт временной дислокации для проведения операций в Йемене.

Сами власти Сомалиленда также предпринимают все возможные дипломатические усилия для повышения своего юридического статуса в мире. Результатами стало признание сомалилендских паспортов властями ОАЭ, Саудовской Аравии, Кении, Джибути, Эфиопии, Южного Судана, ЮАР, Великобритании, Франции, Бельгии и Турции, а также открытие официальных представительств республики в Дубае, Аддис-Абебе, Претории, Джибути, Найроби, Турине, Стокгольме, Париже, Лондоне и Вашингтоне.

Муса Бихи Абди
Муса Бихи Абди
Horndiplomat.com

Руководство непризнанной республики пристально следит за политическими изменениями в мире. В частности, президент Сомалиленда, Муса Бихи Абди стал одним из первых политических руководителей, официальное поздравительное послание Борису Джонсону с победой Консервативной партии на выборах и его вступлением в должность премьер-министра. Один из представителей сомалилендского правительства Аниис Эсса отметил, что Лондон, занятый брекзитом будет вынужден искать новые внешнеполитические возможности за пределами ЕС, в том числе в Африке, и Сомалиленд как бывший британский протекторат должен находиться в центре внимания Джонсона.

Однако, Харгейса отнюдь не зациклена на своей бывшей метрополии и готова рассматривать любые возможности для укрепления своих позиций в международном сообществе. В этом году президент Абди посетил Египет, Джибути и Гвинею в целях налаживания торгово-экономических отношений. Альфа Конде, президент Гвинейской Республики, в последние несколько лет стал одним из активных сторонников распространения российского влияния на Чёрный континент. В 2017 и 2018 годах между Москвой и Конакри были подписаны ряд документов по развитию энергетики, инфраструктуры, разработки месторождений минеральных ресурсов африканской республики и поставки российской продукции в страну, а также по координации усилий в борьбе с терроризмом на континенте.

По данным издания Africa Intelligence, именно Конде посоветовал своему сомалилендскому визави обратить более пристальное внимание на Россию, которая в случае выгодных предложений может стать одной из первых стран, официально признавших Сомалиленд. Стоит отметить, что информация о растущем интересе Москвы к государству Африканского рога циркулирует уже не первый год. Ещё в 2017 году Харгейсу посетил заведующий консульским отделом посольства России в Джибути Юрий Куршаков. В ходе визита российского дипломата обсуждались возможности строительства российской военно-морской базы близ города Зейла, отправки российских военных советников для обучения армии Сомалиленда, а также инвестиции в размере 250 млрд долларов в нефтегазовую отрасль страны и получения с неё российской стороной 35-процентной прибыли.

Альфа Конде
Альфа Конде
World Economic Forum

Это особенно важно в связи с тем, что конкуренция в сфере строительства военных баз и морских портов на Африканском роге среди мировых и региональных держав последнее время только обостряется. В одном лишь крохотном Джибути расположено больше иностранных военных баз, чем где-либо в мире. На территории этой страны, ранее известной как Французский берег Сомали, располагаются военные базы Франции, Китая, США, Японии, Италии. Турция располагает крупной военной базой на территории Сомали, в окрестностях Могадишо, а также арендует у Судана остров Суакин в Красном море. Объединённые Арабские Эмираты по сути оккупировали йеменский остров Сокотра в Аденском заливе и ищут все возможности для укрепления своих позиций в регионе, что заметно по их кипучей деятельности в Йемене, Джибути, Эритрее и Сомали.

В этой связи непризнанная республика Сомалиленд может предоставить России уникальные экономические и военные возможности на территории Африканского рога. Пока переговоры о возможном создании морского российского логистического центра на территории Судана, Эритреи или Джибути не сдвинулись с мёртвой точки, Сомалиленд может дать Москве значительно больше, нежели простой логистический центр, в случае своего официального признания.