В своей речи на «поставление в сан» премьер-министра Украины Алексей Гончарук коснулся темы, предельно важной для любого современного государства. Даже для того, у которого есть деньги. У Украины денег нет, значит, для нее это актуально вдвойне.

Галочки
Галочки
Александр Горбаруков © ИА REGNUM
«Естественно, нельзя вмешиваться в независимость Центрального банка. Мы это очень хорошо понимаем. Это не политический орган, и их независимость является основой макростабильности страны. Её нам подрывать нельзя, нам не будут верить. Но правительство должно находиться в постоянном диалоге с Нацбанком. Чтобы они не были слишком консервативными. Чтобы они иногда отпускали, иногда давали возможность немного больше снизить кредитную ставку для того, чтобы люди могли получить кредитные ресурсы, могли использовать их для своего собственного дела, для покупки жилья и так далее. Мы будем это делать».
Алексей Гончарук

Хотелось бы только узнать, как правительство собирается бороться с консерватизмом Нацбанка Украины, если тому «вожжа под мантию попадет». И заметить, что «независимость Национального банка» — это совсем не правило, сомнению не подлежащее. А может, даже и наоборот.

Следует помнить, что самыми крупными финансовыми активами среди ВСЕХ центробанков мира с июля 2017 года отличается Народный Банк Китая. На конец 2017 года они составляли 3214490 миллионов долларов. То есть почти 25 (!) ВВП Украины. И хотя НБК обладает высокой степенью независимости, предоставленной ему 3-м пленумом 8-го Всекитайского собрания народных представителей в 1995 году, он является всего лишь департаментом Государственного Совета Китая.

Народный банк Китая
Народный банк Китая
David290

Да и в Европе независимость центробанков — явление относительно новое и весьма условное. Все европейские центральные банки Нового времени основывались королевскими указами или получали соответствующую королевскую привилегию. В Швеции это произошло в 1656 году, и они были первые. Далее понеслось: Англия (1694), Испания (1782), Франция (1800) и так далее, до появления последнего центробанка на «родине банков», в Италии, в 1893 году.

Так было удобно. Государства (в начале ХХ века сплошь монархии) официально не вмешивалось в управление банками, и в случае краха или проблем монарх оставался в удобной роль не виновника, а всего лишь стороннего арбитра. С другой стороны, через центробанки оно получало полноценный контроль над денежным обращением.

Но после Второй мировой в Европе началась повальная национализация банков. Во Франции и Англии центробанки были национализированы сразу после победы. В Нидерландах — в 1948 году. В Германии и Англии союзники национализировали их в качестве военных трофеев, а потом, уже как государственную собственность, передали их гражданским администрациям. В Испании Франко в 1946 году ввел жесткий государственный контроль над центробанком, по факту равнозначный его национализации, а в 1962-м национализировал его уже официально. В Португалии Центральный банк национализировали в 1974 году, в ходе «революции гвоздик». А на «родине банков» Банк Италии был национализирован еще Муссолини, но после войны перемен в статусе банка не произошло.

Центральный банк Италии
Центральный банк Италии
SatyaPrem

Перемены в статусе центробанков начались только с конца 80-х годов, когда архитекторы будущего Евросоюза взяли за образец американскую модель отношений между Белым домом и Федеральной резервной системой. Пример — Банк Англии, который в 1997 году получил статус независимой публичной организации, свободной в ведении денежной политики. Правительство лишь наблюдает за ним через своего чиновника-юриста. Еще раньше аналогичные статусы получили банки Франции (1993) и Испании (1994). До 1998 года, когда Еврокомиссия сообщила о создании Европейской системы центральных банков (ЕСЦБ), статусы независимых финансовых институтов получили центробанки одиннадцати стран «старой Европы».

Но это не означает, что центробанки стран Европы получили полную свободу действий. «Архитекторы» не дремали, и уже в 1994 году ими был создан Европейский валютный институт для поощрения сотрудничества между национальными банками государств — членов в Европейском союзе, который в 1998 году был трансформирован в Европейский центральный банк (ЕЦБ) для выработки и осуществления денежно-кредитной политики зоны евро, управления золотовалютными резервами Евросистемы и эмиссии евро. А уже потом ЕЦБ были переданы права надзора над всеми банками Европы (декабрьский саммит 2012 года).

Ключевое слово «надзор». То есть, если снять с европейской банковской системы роскошную драпировку «независимости», то становится понятно, что у правительств европейских национальных стран просто отобрали право контроля над национальными центробанками и передали его наднациональному ЕЦБ. О какой независимости может идти речь?!

А вот на Украине в независимость банкиры поигрались от души. Предыдущий шеф Нацбанка Украины, Валерия Гонтарева, уходя, с трибуны Верховной рады заявила, что считает свою миссию полностью выполненной. Однако в стране она запомнилась совсем другим.

Нацбанк Украины
Нацбанк Украины
Alexander Noskin

Считается, что при Гонтаревой банковский сектор пострадал так, как до этого не страдал никогда. Это р-р-раз, как говаривал акунинский Фандорин. От банковской «зачистки» больше всего пострадали вкладчики. Это два! И третье, следствием правления Гонтаревой стал курс гривны — такого стремительного падения национальной валюты не было никогда: 11,75 за доллар на момент ее прихода и 26,27 на момент ухода!

При этом сама Гонтарева не пострадала и благополучно уехала жить в Лондон, в маленькую двухкомнатную квартирку… Правда, на набережной Альберта, неподалеку от здания парламента. Правда, «квартирку» рыночной стоимостью в 1750000 фунтов стерлингов, даже арендная плата за которую вызывает почтение у «простого украинца»: 5308 фунтов стерлингов, или около 200000 гривен в месяц.

Гонтарева Валерия
Гонтарева Валерия

Хотя нет, не очень-то и «благополучно». Когда писались эти строки, пришло сообщение, что Валерию Алексеевну в Лондоне сбила машина. Случай или кто-то начинает «зачищать свидетелей»? Ну, это пусть каждый решает в меру собственной конспирологии.

Ну, а новому правительству, собирающемуся управлять страной, хочу только напомнить фрагмент инаугурационной речи двадцатого президента США Джеймса Абрахама Гарфилда: «Кто управляет деньгами страны, является абсолютным хозяином всей промышленности и торговли». Правда, через четыре месяца Гарфилд был застрелен.