Администрация президента Белоруссии ждёт прибытия советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона. Визит подтвердили и в Вашингтоне, и в Минске. СМИ не располагают повесткой подготовленных к обсуждению вопросов, подчёркивая лишь «беспрецедентный» характер будущей встречи — самой представительной «с начала века».

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Действительно, Болтон будет самым высокопоставленным представителем США, который посетит постсоветскую республику со времён визита президента Билла Клинтона (январь 1994 года).

«Пока без комментариев», — сказал журналистам 28 августа в Минске глава МИД Белоруссии Владимир Макей на брифинге по итогам переговоров с главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу.

Однако в тот же день сам Болтон сообщил из Киева через Twitter, что посетит Минск проездом и в один день встретится с Александром Лукашенко и Игорем Додоном, чтобы обсудить «вопросы региональной безопасности».

Специфический круг обязанностей советника Дональда Трампа косвенно указывает на повестку будущих переговоров с Александром Лукашенко. Белорусский лидер бессменно занимает президентское кресло с 1994 года и в 2018 году фактически начал очередную президентскую кампанию, намереваясь в 2020 году оформить продление своего пребывания в президентском кресле. Ключевой вопрос, который сейчас решает Лукашенко, — улучшение отношений с Западом на свой будущий пятилетний президентский срок.

Как и в случае прямого диалога с Москвой, в налаженном через Владимира Макея диалоге с США и ЕС у Лукашенко есть один простой вопрос: что вы можете сделать для нас, чтобы компенсировать потери и добавить некоторые бонусы, если мы качнём маятник белорусской «многовекторности» в вашу сторону?

Владимир Макей
Владимир Макей
Mfa.gov.by

Лукашенко позиционирует Белоруссию субъектом мировой политики. Проблема в том, что ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе, ни в Москве так не считают, а сотрудничество белорусского руководства с Западом носит ситуативный характер.

Западный подход к выстраиванию отношений с объектами вроде Белоруссии, Украины, Молдавии, Киргизии, Боснии и Герцеговины, Папуа — Новой Гвинеи сводится к отношениям удава и его жертвы. Объективно сейчас Минск может сделать уникальное предложение — сдаться на милость США в ответ на разного рода плюшки. Однако весьма сомнительно, что это предложение пробудит интерес Вашингтона без сдачи в политический утиль самого просителя.

Западный координатор на постсоветском направлении — Польша — не видит в Лукашенко хорошего будущего ни для центра принятия решений, ни для своих интересов в Белоруссии. С первых лет своего четвертьвекового правления «последний диктатор Европы» приложил максимум усилий для минимизации польского влияния в бывших «восточных окраинах» II Речи Посполитой.

Варшава может констатировать по-прежнему высокий спрос на «карту поляка» среди белорусов. При этом польская элита не может наблюдать сколь-либо влиятельной польской фронды в Белоруссии — ведь вся эта затея (как и многие другие) преследовала цель отнюдь не облегчения шопинга и туризма для потомков бывших соотечественников.

Парламенты и правительства Евросоюза и США по-прежнему не желают иметь серьёзных дел с Лукашенко и его назначенцами в декоративных органах вроде двухпалатного Национального собрания. Визиты вежливости делегаций, поддержанных за счёт белорусских налогоплательщиков, не формируют повестку дня.

Запад давно снял персональные санкции с Лукашенко, его старших сыновей и ближайшего окружения, однако до сих пор белорусского лидера на серьезные форумы (кроме траурных мероприятий) так и не приглашают. Из западных политиков удалось уговорить на личный контакт лишь деятелей уровня президента Италии. Запланирована поездка Лукашенко в Латвию с прогнозируемым эффектом. Минск остаётся в полуизоляции.

В конце июля польский президент Анджей Дуда пригласил Александра Лукашенко посетить варшавское мероприятие, посвящённое 80-летию начала Второй мировой войны. Прибудут Дональд Трамп, Ангела Меркель, Владимир Зеленский. Президента России демонстративно не пригласили. На дняхпольская газета Rzeczpospolita со ссылкой на свои источники в Минске сообщила, что Лукашенко отказался от визита. И это логично.

Анджей Дуда
Анджей Дуда

Нельзя сказать, что тем самым Лукашенко «прогнулся» перед Москвой: 17 сентября белорусская общественность будет отмечать 80-летний юбилей ещё одной памятной даты — Освободительного похода РККА на территорию разгромленного вермахтом польского государства. По итогам сентябрьского похода в 1939 году БССР увеличила свою территорию вдвое, как и численность населения. УССР, соответственно, приросла Западной Украиной.

Лукашенко не первый год блокирует восстановление празднования 17 сентября к разочарованию патриотически настроенной белорусской общественности и удовлетворению официальной Варшавы. Академия наук Белоруссии и весь её пропагандистский аппарат представляют «гиену Восточной Европы» жертвой агрессии III Рейха и СССР.

В 2018 году президенты США и Польши оформили в Овальном кабинете декларацию о стратегическом партнёрстве. Таким образом, Варшава укрепилась в статусе куратора американских интересов в Восточной Европе. До этого Польша разработала и совместно со Швецией провела решение ЕС о создании своеобразного «предбанника» для пяти постсоветских республик, став куратором «Восточного партнёрства».

Поэтому у давно развернувшегося на Запад номинального союзника РФ нет резона излишне раздражать Польшу, которая помимо своих национальных интересов выступает одновременно куратором реализации интересов Вашингтона и Брюсселя. Как нет резона обострять двусторонние отношения и с Вашингтоном, который продолжает финансировать национал-радикалов в Белоруссии и ежегодно продлевает действие акта, в котором режим Лукашенко прямо назван чрезвычайной угрозой национальной безопасности США.

Нынешний интерес вашингтонского обкома к заднему двору России связан с проблемами управляемости российскими процессами. Каждое звено «санитарного кордона» имеет свой особый функционал, детерминированный его геополитическим положением и потенциалом. Такой подход принципиально отличается от российского, предусматривающего ставку на так называемую действующую власть, предпочтение тактическим интересам в ущерб созданию условий для продвижения своих интересов в рамках стратегии, игнорирующего воспитание местных элит и гуманитарную составляющую отношений.

Поэтому в Белоруссии нет ни одной пророссийской партии (из 15 номинально существующих), ни одного пророссийского СМИ, ни одного пророссийского политика республиканского уровня. Основная заслуга в создании такой ситуации принадлежит, прежде всего, Москве. При этом большой личный вклад Лукашенко и его лоббистов в РФ приуменьшать нельзя. Есть основания считать, что в Москве осознали необходимость изменения подходов в своей политике на постсоветском пространстве.

Судя по сделанному 28 августа заявлению Дмитрия Пескова на тему визита Болтона в Минск, Россия не готова принуждать Лукашенко к отказу от разворота на Запад. Правительству РФ прекрасно известно, что переработка американской нефти на белорусских НПЗ будет столь же «выгодной», как и до этого венесуэльской, азербайджанской и иранской.

Москва не против очередной демонстрации «нефтяной независимости», зная, что альтернативы российской нефти у Минска нет. Болтон тоже знает, что «Белнефтехим» не сделает больших закупок, они будут ситуативными и использованы Лукашенко для взлома системы американских санкций. Самих закупок может и не быть — важен сам процесс и попутное решение других вопросов.

«Белнефтехим»
«Белнефтехим»
Belneftekhim.by

Болтон будет в Минске проездом. Он провёл переговоры с Владимиром Зеленским, обсудив ситуацию в Донбассе, вопросы энергетической безопасности, обороны и другие вопросы, представлявшие взаимный интерес. Помощь Минска постмайданным властям Украины также будет в повестке встречи с Лукашенко. Тем более что белорусский лидер неоднократно заявлял о желательности участия США в «нормандском формате» и даже предлагал послать белорусских военных в ДНР и ЛНР. Однако когда Лукашенко попытался бежать впереди паровоза, его не поняли ни в Киеве, ни в Москве, ни в Брюсселе, а в Вашингтоне попросту проигнорировали.

Лукашенко давно улучшал переговорные позиции с Западом. В 2014 году он безоговорочно поддержал мятежников с первых дней инициированного США и ЕС государственного переворота на Украине. Лукашенко последовательно торпедировал одобренный в Москве план федерализации Украины на этапе, когда гражданскую войну в соседней постсоветской республике можно было остановить.

Сразу же после изгнания Виктора Януковича в Минске стали искать выгоды от сложившейся на Украине ситуации. Новые киевские власти разорвали контракты с российскими компаниями по линии ВПК, и Лукашенко предложил создать в Белоруссии хаб по выпуску оборонной продукции.

Обсуждалось трудоустройство украинских специалистов на белорусских предприятиях, перенос сборочных производств и технологий. Белорусские специалисты выезжали на Украину и помогли ВСУ восстанавливать свой потенциал, украинская военная техника ремонтировалась в Белоруссии.

Помимо широко известных поставок нефтепродуктов для ВСУ и «добробатов», шли поставки белорусской оптики и другой продукции военного и двойного назначения. После введения новыми киевскими властями антироссийских санкций Лукашенко — твердокаменный протекционист, фанатичный борец с импортом, дал зелёный свет на импорт и транзит украинских товаров. Взамен, как и ранее в случаях конфликтов РФ с другими постсоветскими образованиями, Минск получил политические и экономические дивиденды.

Вашингтон и Брюссель внимательно наблюдали за деятельностью специфического «восточного партнёра», помогая не только советами. За заслуги на украинском фронте Лукашенко был награждён снятием большей части санкций с него и его «кошельков». Запад закрыл глаза на ущемление «кровавым режимом» интересов своих агентов влияния в Белоруссии, сократил им паёк и снова подал мяч на поле официального Минска. Болтон прибудет в Минск, чтобы узнать, что ещё может предложить Лукашенко в обмен на еще большую легитимацию на Западе.

Проблемы безопасности и в Вашингтоне, и в Минске трактуют весьма широко, подходят к ним комплексно. Так, строительство БелАЭС в белорусской национальной концепции энергетической безопасности, комментариях к концепции национальной безопасности и других документах трактуется с точки зрения уменьшения углеводородной зависимости от России. США есть что предложить Минску и в этом отношении, но не даром.

В контексте управляемости процессами в Европе, в частности — сдерживания проявлений самостоятельности Старой Европы, у США есть интерес к наземным трубопроводам, обеспечивающим транзит российских газа и нефти в Евросоюз. Лукашенко продал «Белтрансгаз» российском Газпрому, но перед этим успел назвать Nord Stream «самым дурацким проектом России».

Весной Лукашенко уже угрожал перекрытием нефтепровода «Дружба» на «ремонт», однако вскоре был вынужден осознать последствия своей ошибки. Болтон как советник по национальной безопасности может предложить несколько сценариев, отработанных в других странах.

Нефтепровод «Дружба»
Нефтепровод «Дружба»
Transoil.by

Белорусские политологи считают, что в повестку переговоров Лукашенко с Болтоном может быть включен вопрос стратегического партнёрства Минска и Пекина. Действительно, стратегических партнёров у Пекина немного, и это может быть предметом гордости некоторых товарищей в Пхеньяне или в Минске. Расплатой за этот номинальный статус является принуждение партнёров к сотрудничеству в китайских проектах. Особенность ситуации в том, что Минск не может сделать уникального предложения КНР.

Си Цзиньпин не складывал яйца в одну корзину. В рамках китайского «однопоясного» проекта транзитные хабы создаются по всему миру. Назначение этих объектов очевидно — обеспечение китайского экспорта. Белоруссия не имеет выхода к морю и может предложить лишь «сухой порт» вблизи магистрали Берлин — Москва. Аналогичные объекты КНР строит не только в Белоруссии. При этом сохраняются и развиваются возможности прямых поставок, в том числе в РФ и ЕС.

Весьма сомнительно, чтобы Болтон обсуждал с Лукашенко такие частности, как строительство КБИП «Великий камень» под Минском или проведение националистов в нижнюю палату белорусского Нацсобрания. Практика подобных встреч говорит о том, что их участники, как правило, обсуждают немногочисленные принципиальные и общие вопросы.

США интересует подрыв интеграции в рамках Союзного государства и ЕАЭС. Никто не ставит вопрос о выходе Белоруссии из этих интеграционных объединений, однако каждому из участников вполне под силу максимально затормозить объединительные процессы. Вашингтон давно нащупывает троянского коня, на которого можно было бы сделать главную ставку.

Минск нужен Вашингтону, как и любой другой постсоветский лимитроф, для давления на Россию. Для этого Джон Болтон будет говорить о заинтересованности США в «укреплении суверенитета и независимости Республики Беларусь». До него об этом прямо заявляли помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл, бывший зампомощника министра обороны по вопросам России, Украины и Евразии Майкл Карпентер, сенатор палаты представителей Конгресса Майкл Куигли и ряд других представителей политической элиты США.

Уэсс Митчелл
Уэсс Митчелл
Usa.gov

В сентябре об этом же заявит в Минске замгоссекретаря по политическим делам Дэвид Хейл.

Комментируя визит Болтона в Минск, бывший посол США на Украине Джон Хербст отметил: «Речь вовсе не идёт о том, что мы собираемся отправлять Белоруссии оружие, или что мы собираемся поддержать стремление Белоруссии вступить в различные международные организации. Мы просто демонстрируем определённую готовность поговорить и предоставить некоторую (подчёркиваю — именно некоторую) поддержку Лукашенко теперь, когда он пытается справиться с российской угрозой».

То есть, по мнению американской стороны, Лукашенко, встречаясь с их высокопоставленными представителями, пытается справиться с российской угрозой. МИД республики данные заявления не опроверг. Интересная картина маслом складывается.

В октябре МИД Белоруссии на площадке «Совета по международным отношениям «Минский диалог» проведёт форум «Европейская безопасность: отойти от края пропасти». Участие подтвердили экс-командующий армией США в Европе генерал Бен Ходжес, управляющий директор Kissinger Associates Томас Грэм, экс-заместитель генсекретаря НАТО Александр Вершбоу и другие заклятые друзья России.

Работа по привлечению «ястребов» со всего мира поставлена МИД Белоруссии на системную основу, а Сергею Лаврову рассказываются сказки о необходимости сбора именно таких персон и именно в Минске для «нормализации отношений с ЕС и США». В свою очередь МИД РФ в упор не видит ничего ненормального в такой союзнической практике, занимается самовнушением и заверяет всех в выполнении программы согласованных действий в области внешней политики Союзного государства Белоруссии и России.

Лукашенко ожидает от минских переговоров с Болтоном не столько прямого одобрения своего ярлыка на княжение, сколько согласия на отказ Вашингтона от ранее практиковавшейся линии прямого и активного конфликта. Для этого белорусский правитель, занявший президентское кресло ещё при Билле Клинтоне, сделал немало. Вопрос в том, что ещё он может предложить Вашингтону.