Иван Шилов © ИА REGNUM

Президент США Дональд Трамп сделал еще один оригинальный ход. Он заявил, что «есть очень хорошие шансы» на его встречу с президентом Ирана Хасаном Рухани в ближайшие недели, чтобы попытаться договориться о новом соглашении об ограничении ядерной программы Тегерана.

«У меня хорошие чувства к Ирану, это невероятный народ», — добавил Трамп, уточнив, что «встреча с Рухани может состояться лишь при условии, что Иран не будет создавать новых поводов для напряженности за рубежом своими военными наступлениями и атаками». В этой связи DW сообщило, что президент Франции Эммануэль Макрон «уже переговорил по телефону с Рухани, и тот сказал ему, что готов встретиться «с любыми политическими лидерами, если это будет в интересах его страны». Соответствует ли такая информации действительности, судить сложно, так как в затеянной острой дипломатической интриге с Ираном много блефа и закулисных целенаправленных действий.

ИА REGNUM уже сообщало, что на саммит G7 в Биаррице «неожиданно» прибыл глава МИД Ирана Мохаммад Зариф. Днем ранее представитель иранского министерства иностранных дел Аббас Мусави пояснял, что «Зариф прилетел по приглашению своего французского коллеги Жан-Ива Ле Дриана, с которым намерен провести переговоры, но не намерен встречаться с американской делегацией, принимающей участие в саммите G7». Однако эту информацию дезавуировали французы. AFP сообщило, что «США были проинформированы о визите Зарифа заранее и не возражали против него», из чего следует, что Макрон получил заверение со стороны Трампа о встрече с Зарифом. Тем более что американский президент не ставил предварительных условий для переговоров с Ираном.

Мохамад Джавад Зариф
Мохамад Джавад Зариф
U.S. Department of State

«Я знал, что происходит, и одобрял все, что он (Макрон — С.Т.) делал», — оценивал ситуацию Трамп. Но произошел срыв. Заставив Зарифа пройти унизительную процедуру «ожидания в предбаннике», президент США отказался от встречи с министром и обвинил Макрона в том, что тот «направляет Ирану «смешанные сигналы» по поводу возможных переговоров с Вашингтоном». Трамп вдруг заявил, что не был заинтересован во встрече с Зарифом, полагая, что «вести такие переговоры еще слишком рано». Видимо, американская дипломатия получила информацию о готовности Ирана вступить в дипломатические контакты, используя посредничество Франции. Это первое.

Второе. Вашингтон понял, что Тегеран готов к переговорному процессу по подписанию нового соглашения по ядерной программе, выставляя условия, которые, естественно, могут корректироваться по ходу переговоров. Но главное все же в том, что используемые американцами приемы «зондажной дипломатии» начинают убеждать их в том, что санкционная политика в отношении Ирана дает определенные результаты. Наконец, третье, судя по всему, они намерены в дальнейшем выводить из игры Зарифа, у которого сложились напряженные отношения с государственным секретарем США Майком Помпео. А заодно намерены избавиться от посреднических услуг Макрона, который в случае успеха «иранской операции» мог бы укрепить свои позиции, став новым лидером Европы. Трамп же пока рисует ему образ «неудачника», не сумевшего, как считает DW, «перехитрить упрямого и противоречивого президента США в вопросе политики по отношению к Ирану».

Эммануэль Макрон и Дональд Трамп
Эммануэль Макрон и Дональд Трамп
Facebook@usdos.france

Теперь остается искать ответ на вопрос, можно ли считать закулисные развороты иранской дипломатии успешными и не ослабили ли они позиции Тегерана, у которого стало сужаться пространство для новых политических маневров? Трамп может начать игру с Рухани. По его словам, «встреча между ними возможна, если будут подходящие обстоятельства». Но какие именно? С одной стороны, санкционная политика США в отношении Ирана ведет к идеологической и общественно-политической консолидации общества страны. С другой, обостряется внутриполитическая борьба. На днях секретарь Высшего совета безопасности Ирана Али Шамхани заявил, что «подписание Тегераном соглашения по иранской ядерной программе было ошибкой» и он «согласен с мнением иранского народа».

Напомним в этой связи, что подписание ядерного соглашения с группой «5+1» (постоянные члены Совбеза ООН и Германия) стало возможным с приходом в 2013 году на пост президента Ирана имеющего на Западе имидж либерального политика Рухани. Теперь Трамп, после «операции Биарриц», как бы завязывает его на себя, вступая с ним в пока еще заочный публичный диалог. И небезуспешно. Как сообщает Reuters, Рухани ответил Трампу, туманно заявляя, что «не намерен вести переговоры с президентом США до тех пор, пока Соединенные Штаты не отменят санкции в отношении Ирана». А если США действительно пойдут на отмену каких-то санкций, означает ли это, что Тегеран готов обсуждать с ними новое ядерное соглашение, в котором, конечно, будут обозначены американские условия?

Трамп говорил, что новое соглашение должно предусматривать запрет на разработку Ираном ядерного оружия и испытаний баллистических ракет, что оно должно охватывать более длительный период, чем 10-летний срок, оговоренный соглашением 2015 года. И не только это. The Wall Street Journal в свое время высказывало предположение, что Трамп, используя соглашение по ядерной программе, может выступить с «пакетным предложением», которое будет направлено на ослабление связей Тегерана с Москвой и даже Анкарой в обмен на определенные геополитические преференции. Посмотрим, что из всего этого выйдет и удастся ли США провести игру без посредников.