«С Терезой Мэй Ангела Меркель играла роль хорошего полицейского, а Эммануэль Макрон — плохого, — пишет испанское издание La Vanguardia. — С Борисом Джонсоном — преступником гораздо более непокорным и неприятным, из числа тех, что сбиваются в банды, не нервничают и говорят только в присутствии своего адвоката — они сменили тактику и оба избрали роль полицейского твердого, который не преувеличивает, не предлагает свободу, но и не угрожает смертной казнью, а просто говорит все как есть».

Опасаясь, что план «Б» — если не план «А» — Джонсона заключается в том, чтобы подставить их вместе со всем Евросоюзом (то есть допустить кажущийся все менее безумным вариант отсутствия соглашения и неупорядоченного Брексита 31 октября), французский президент и немецкий канцлер прорепетировали свой сценарий до того, как принять британского премьер-министра. Послание обоих было идентичным: соглашение о выходе не будет пересмотрено, а чтобы изменить или устранить «ирландскую гарантию» (меры, призванные не допустить появления «жесткой границы» в Ульстере), Соединенное Королевство должно в ближайшие недели предложить жизнеспособную альтернативу, ускользнувшую от участников трехлетних изнурительных переговоров.

Джонсон вернулся на Downing Street, празднуя дипломатическую победу: наконец-то его «европейские друзья» сдались перед лицом реальности и согласились на переговоры.

«На деле, что сказали Меркель и Макрон, так это то, что если у британцев есть какой-нибудь джокер в рукаве, который позволит сохранить целостность единого рынка и открытую границу в Ирландии, настал момент заявить об этом, а то времени осталось мало», — считает La Vanguardia.