Как показывает динамика численности санкционированных (и несанкционированных) митингов в Москве, наблюдается очевидный спад протестной активности. Своих пиковых значений количество протестующих достигло во время акции на проспекте Сахарова — по оценкам полиции, а также по ряду объективных методик несистемная оппозиция смогла вывести на митинг-концерт с участием молодёжных «звёзд» порядка 20−25 тысяч человек. Вместе с тем представители «независимых» кандидатов, представленных по большей части людьми из команды блогера Алексея Навального, практически каждые выходные начиная с конца июля имели возможность проводить митинги.

Перехват дрона на митинге
Перехват дрона на митинге
Георгий Балаков

Мэрия Москвы, при наличии нормально оформленных заявок, спокойно одобряла самые крупные запрашиваемые площадки — и проспект Сахарова в первую очередь. Оппозиция имела все возможности проводить акцию 17 августа, когда на Сахарова митинговали коммунисты, они могли вывести сторонников на одиночные пикеты, как и заявляли ранее. Однако ничего этого сделано не было. К коммунистам либералы не пошли, а попытка сформировать массовый «пикетный круг» по Бульварному кольцу и вовсе провалилась. Кроме нескольких десятков городских сумасшедших, фриков и представителей старой либеральной тусовки никто 17 августа по призыву Илья Азара и Ко не вышел. Можно было заявляться на 18 августа — и вновь полная апатия и отсутствие желания выходить вроде бы за «поруганные» права.

Власти Москвы всё это время чуть ли не открытым текстом посылали в оппозиционную среду сигналы — приходите договариваться, мы готовы согласовать вам митинг на 25 августа, проблем бы не возникло. Но в ответ снова тишина. И вот буквально за несколько последних дней выясняется план либеральной публики, которая последние две недели вела себя на протестном треке крайне странно. Сразу несколько инициативных групп озвучили желание провести акции протеста 31 августа, аккурат в канун Дня знаний. Любой родитель — а житель столицы уж точно — прекрасно знает и понимает, что в преддверии 1 сентября все городские службы, и правоохранительные органы в первую очередь, концентрированно и предметно работают над обеспечением безопасности учебных заведений и самих учащихся.

Митинг на проспекте Сахарова
Митинг на проспекте Сахарова
Георгий Балаков © ИА REGNUM

В таком крупном городе, как Москва, перед началом учебного года идет серьезное полицейское усиление. К тому же в столице традиционно проводится множество сопутствующих массовых мероприятий, на которых также требуется наличие большого количества полицейских и сотрудников Росгвардии. И вот на этом фоне появляются все эти несостоявшиеся «кандидаты» вкупе с персонажами вроде блогера Навального и начинают усиленно качать тему митинга 31 августа. Хочется спросить — где же вы были 17, 18, 25 августа? Почему проснулись только под конец месяца?

Как отмечает политолог, профессор ВШЭ Олег Матвейчев, такая тактика оппозиции крайне безответственна и чревата осложнениями в преддверии 1 сентября:

— Оппозиции уже не первый раз согласовывают митинг, но они отказываются его проводить 25 августа, и теперь они хотят устроить заварушку накануне Дня знаний. Это сознательная провокация конфликта и силового противостояния … Поскольку такое поведение несистемной оппозиции становится постоянным — у меня появляется вопрос к власти: сколько можно терпеть простым москвичам и гостям столицы вот этот абсолютный беспредел? В связи с этим возникает настоятельное требование к ужесточению законодательства по противодействию организации несанкционированных акций. Потому что такие действия сравнимы с организацией террористических актов.

Олег Матвейчев
Олег Матвейчев
Facebook.com.Олег Матвейчев

Ответ на вопрос о целях планирующегося на 31 августа несанкционированного шествия вполне очевиден. Целью подачи заявок на шествия и митинги 31 августа является провоцирование мэрии Москвы на отказ и последующие попытки организовать несанкционированные акции. Как уже отмечалось выше, падающий тренд по численности оппозиционных митингов не оставляет лидерам протеста других опций. Им необходимо поддерживать градус протеста, провоцировать власти на задержания (а как иначе реагировать на нарушения общественного порядка) и таким образом формировать всё новые и новые поводы для протеста. Изначальный посыл про кандидатов в Мосгордуму ведь уже не работает. Истории с многочисленными «мертвыми душами» и фальсификациями подписей и паспортных данных жителей Москвы Ильей Ждановым, Любовью Соболь, Константином Янкаускасом, Андреем Бабушкиным, Иваном Кульневым и другими никуда не делись.

Никто из поддерживаемых Навальным кандидатов не смог привести адекватную аргументацию относительно подделанных и несуществующих паспортных данных в подписных листах. Эксперты и юристы неоднократно указывали на прямые факты подлога подписей «независимыми» кандидатами, причем в качестве доказательств приводили фотографии могил людей, чьи даты рождения, имена и фамилии полностью совпадали с «подписантами» за Соболь, Гудкова и Яшина. Вместо того, чтобы обращаться в суды и доказывать свою правоту — как это успешно сделал Митрохин, кандидаты Навального идут на обострение. Им нужно вывести протест в максимально неправовое поле, чтобы создать «хайп» вокруг «жестокости» полиции и всё время поддерживать градус противостояния.