В украинской медиасреде с особым трепетом относятся к каждому слову об Украине, сорвавшемуся с уст Джозефа Байдена, вице-президента США в эпоху Барака Обамы. Наверно потому, что это «старый знакомый» украинской власти, не только сидевший в кресле спикера Верховной рады в апреле 2014-го, и призывавший к украинскому великому будущему в ранге «аграрной супердержавы», но и пристроивший своего сына Хантера («Охотника») в уютное кресло директора юридического отдела украинской нефтегазовой компании Burisma Holdings с ежемесячным окладом 150 тысяч долларов. Поскольку в то время отец Хантера и Белый дом занимались дипломатическими миссиями в регионе, чтобы отучить Украину от российских источников энергии, то даже в США этот инцидент назвали «вопиющим конфликтом интересов». Но в Киеве отмахнулись: благоволение вице-президента США было куда дороже. А рыпнувшегося было Виктора Шокина президент Порошенко отправил в отставку с должности Генерального прокурора в обмен на миллиард долларов кредитных гарантий от США.

США
США

Но на современной Украине влияние Байдена не уменьшилось, а, пожалуй, даже возросло: ведь сейчас он не просто экс-вице-президент, а бери больше — выдвинувшийся кандидат в президенты США от Демократической партии. И кандидат перспективный.

Хотя до следующих президентских выборов в США (ноябрь 2020-го) еще полтора года, американцы уже давно мониторят электоральные настроения населения страны. По состоянию дел на сегодня из 24 «серьезных» кандидатов, выдвигающихся от Демократической партии США (всего их выдвинулось 279 на 22 июля 2019 года), четверо, по опросам, опережают действующего республиканца Дональда Трампа. Это

  • вице-президент США Джозеф Байден в 2009—2017 годах — на 12%;
  • сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс — на 9%;
  • сенатор от штата Массачусетс Элизабет Уоррен — на 7%;
  • сенатор от штата Калифорния Камала Харрис — на 6%.

Опрос был проведен информационным каналом Fox News 11−13 августа 2019 года.

Поэтому нет ничего удивительного, что украинская политическая журналистика, как хороший старый «Пино гри», смакует ответ Байдена на вопрос «Какие бы вы предприняли шаги для противодействия российской агрессии против Украины?», заданный в рамках анкеты для кандидатов от Демократической партии, разосланной Советом по международным отношениям США (CFR) 8 июля 2019 года.

Судя по анкетированию, позиция демократов по Украине, в принципе, едина: дави Россию до последнего украинца! От жестких методов: «Хотя США не должны усугублять нестабильность или конфликты, мы не должны уклоняться от ответственной военной помощи демократии в сердце Европы» (Пит Буттигег, мэр Саут-Бенда, Индиана) до относительно безобидного и симпатичного «помочь новому украинскому правительству выполнить свои обещания по реформированию экономики, повышению уровня жизни и существенному снижению коррупции» (Берни Сандерс).

Ответ Байдена не выбивался из общего тренда. Сначала он пролил бальзам на украинские раны: «Я бы сделал Украину приоритетом внешней политики США», а затем обозначил четыре пункта своей украинской программы:

  • Военный: «Я бы предоставил больше помощи США в сфере безопасности, включая оружие, чтобы усилить способность Украины защищаться»;
  • Инвестиционный: «Я бы работал над увеличением прямых западных инвестиций»;
  • Энергетический: поддержка энергетической независимости Украины от России, «особенно если газопровод Nordstream II будет построен в следующем году, потому что этот проект серьезно поставит под угрозу доступ Украины к российскому газу»;
  • Дипломатический: «Я бы поддержал более сильную дипломатическую роль США, наряду с Францией и Германией, в переговорах с Россией».

Ну, а в середине спича «спрятана» страховка, позволяющая в любой момент отказаться от программы в целом: «Вся помощь США Украине строго обусловлена антикоррупционными реформами, включая назначение действительно независимых прокуроров и судов по борьбе с коррупцией».

Совсем несложно заметить, что предложенные Байденом пункты — это не «программа помощи стране», а «программа присутствия в регионе». Причем не только на Украине: ее касается только «военный» и «инвестиционный» пункты (равно «накачивание региона оружием и кредитными ресурсами, то есть долговым ярмом). «Энергетический» пункт — это уже откровенная борьба за рынок сбыта углеводородов в Европе (американский сжиженный против российского трубного газа). А четвертый — это активное разрушение не только исконного формата первого «минского протокола» (Украина, Россия, ОБСЕ, Л/ДНР), но и всего «нормандского формата» (Украина, Россия, Германия, Франция).

Что же, разумно. Поскольку после Брексита (особенно если он произойдет в «жестком варианте», проповедуемом новым британским премьером), влияние США на Британских островах сохранится, но в континентальной, особенно Старой, Европе неизбежно упадет в пользу Парижа и Берлина. Русские, судя по визиту Путина к Макрону, будут только помогать. Поэтому Вашингтону крайне необходимо усиливать свои позиции в Центральной Европе (проект ТРИМОРЬЯ) и на европейско-российском фронтире (Беларусь, Молдавия, Украина, Грузия, Армения).

Но для Украины, к сожалению, это будет означать даже не замораживание, а эскалацию конфликта на востоке страны.

Киев