На протяжении большей части современной истории Ближний Восток в основном соглашался с решениями крупных мировых держав. За пределами нефтяной сферы регион всегда выступал в качестве пассивного участника сложившегося макропорядка, а не в качестве того, кто формирует этот порядок, пишет Афшин Молави в статье для издания Syndication Bureau.

Ближний Восток
Ближний Восток
NASA

Читайте также: Project Syndicate: если Германия споткнется, ее может заменить Франция

Но в этом и следующем году возникнет уникальное стечение обстоятельств, которое может изменить сложившуюся ситуацию. Стоит обратить внимание на то, что президент Египта Абдель Фаттах аль-Сиси вступил в должность главы Африканского союза в критически важный момент в истории континента, поскольку практически все африканские государства одобрили новое Африканское континентальное соглашение о свободной торговле, одно из самых амбициозных торговых соглашений за всю историю.

Абдель Фаттах аль-Сисси
Абдель Фаттах аль-Сисси
RogDel

Тем временем в ноябре 2020 года Саудовская Аравия примет у себя саммит G20, а ОАЭ на два года возглавят Ассоциацию регионального сотрудничества стран Индийского океана (АРСИО), в которую входят некоторые из наиболее быстро развивающихся экономик. Таким образом, Каир, Эр-Рияд и Абу-Даби могут сыграть огромную роль в формировании новой архитектуры глобальной торговли.

Сразу три страны из Ближнего Востока и Северной Африки крайне редко занимали положение, которое позволило бы им повлиять на формирование мирового порядка, особенно в такой неопределённый момент в судьбе нашей глобализированной экономики. Ни для кого не секрет, что многие западные страны и их граждане скептически относятся к свободной торговле и глобализации, несмотря на то, что правила игры были написаны в основном западными странами.

Как гласит одна старая поговорка, ваша позиция по тому или иному вопросу зависит от того, где именно вы сидите. Глобализация здесь может послужить хорошим примером. Если вы «сидите» в крупном глобальном городе, например в Нью-Йорке, Дубае или Шанхае, то у вас есть высшее образование и, скорее всего, глобализация принесла вам пользу. В этом случае вы становитесь участником глобального профессионального сообщества или, как говорил британский политолог Дэвид Гудхарт, человеком, который может жить практически где угодно благодаря своим навыкам и образованию, поэтому он менее привязан к тому месту, где он вырос.

Если вы «сидите» во второсортном или третьесортном городе ЕС или США, если у вас нет университетского диплома и вы работаете на фабрике, то существует высокая вероятность того, что вам глобализация принесла смешанные результаты. Благодаря недорогим промышленным товарам из стран Азии предметы домашнего обихода стали более доступными, но офшорность производства и стагнация заработной платы негативно сказались на ваших возможностях. По словам Гудхарта, в этом случае вы — это человек, который привязан к тому месту, где он родился, укоренённый в местных традициях и часто более подозрительный к растущей миграции.

Каир
Каир
Nina R

Читайте также: The Hill: почему американские дети не хотят лететь в космос?

Книга Гудхарта «Дорога куда-то» завоевала широкую популярность среди класса людей, для которых глобализация принесла пользу, в качестве полезного примера того, что мир столкнулся с растущей волной популизма, направленного против истеблишмента, а также скептицизмом в области свободной торговли, который охватил как правых, так и левых в странах Запада. Помните многосторонние торговые переговоры в Дохе («Раунд развития»), проходившие в рамках конференции ВТО, которые были направлены на либерализацию торговли? Теперь эти усилия едва дышат. Тем не менее с помощью ключевых стран Ближнего Востока можно было бы сформировать новую архитектуру торговли.

Несмотря на нынешнюю низкую репутацию свободной торговли, процветание во всём мире напрямую связано с процессом глобализации, который позволил связать воедино континенты, страны, города и деревни в рамках глобальной экономики. Но растущий протекционизм и торговые споры между США и Китаем замедляют мировую экономику. А Брексит, который представляет собой противоположный глобализации процесс, когда будет завершен, станет унизительным примером безрассудного разрыва связей с более широким миром.

Майкл О'Салливан в своей новой книге «Выравнивание: что будет после глобализации» описывает удивительную картину того, что, по его мнению, может произойти в будущем: низкий уровень экономического роста станет обычным явлением, при этом основные экономики мира столкнутся с ростом долговых пузырей и политической нестабильностью. И всё же, несмотря на то, что некоторые уже смирились с этим, ближневосточные государства должны выступить против пессимизма, свойственного в основном западным странам, и сделать шаги в направлении новой архитектуры торговли.

Что необходимо сделать? Прежде всего, президент Египта заявил, что борьба с терроризмом и экономическое восстановление окажутся во главе повестки дня, пока его страна председательствует в Африканском союзе. Обе эти цели являются очень важными, однако приоритетное значение стоило бы уделить созданию зоны свободной торговли в Африке. Между тем Саудовская Аравия, в которой состоится саммит G20, должна как принимающая сторона поставить на первое место вопрос о новой архитектуре свободной торговли.

Эр-Рияд
Эр-Рияд

Страны Ближнего Востока и Северной Африки уже продемонстрировали отличные примеры того, что можно было бы сделать для усиления глобализации. Например, ОАЭ благодаря своему воздушному сообщению с остальным миром стремится обеспечить рост ненефтяной торговли. Саудовская Аравия является не только крупным центром по экспорту нефти, но и нефтехимическим гигантом, который поставляет продукцию на рынки Азии и ЕС. Тем временем Египет и Дубай получили дополнительные выгоды от сокращения расходов на авиаперевозки, чтобы сохранить свои позиции в качестве транспортных и туристических центров.

Читайте также: Atlantic: Борис Джонсон исполнил шикарный политический трюк

В то время как некоторые уже смирились с «новой нормой», которую задают обратный процесс глобализации и низкие темпы экономического роста, ближневосточные государства могут и должны противостоять этому, в основном западному, пессимизму и отстаивать создание новой архитектуры торговли, основанной на разумной политике и сильных институтах, которые поддерживают процветающий и инновационный частный сектор в сочетании с разумными инвестициями в навыки и образование.

Если ближневосточные страны пойдут на это, то Абу-Даби, Каир и Эр-Рияд смогут воспользуются уникальной возможностью, чтобы создать лучшее будущее для всех людей, как сторонников глобализации, так и скептиков.