Владимир Путин и Эммануэль Макрон
Владимир Путин и Эммануэль Макрон
Kremlin.ru

Польские средства массовой информации и эксперты рассказывают и объясняют визит президента России Владимира Путина во Францию, в ходе которого он провел многочасовые переговоры с французским коллегой Эммануэлем Макроном. Впечатление у комментаторов неоднозначные и зачастую пессимистичные (в отношении перспектив Варшавы). Однако нельзя исключать того, что активизация диалога между Москвой и Парижем все же сыграет на руку польским властям.

Вначале стоит напомнить, что и сами польско-французские отношения продолжают оставаться сложными. Макрон неоднократно критиковал польскую правящую партию «Право и Справедливость» (PiS), французские политики отменяли свои запланированные визиты в Польшу. Париж по многим вопросам имеет мнение, отличное от того, что думают в Варшаве. Например, по Украине. Накануне визита Путина старший преподаватель Парижского института политических исследований Лоранс Дазиано заметил, что «после недавних президентских и парламентских выборов в Киеве необходимо урегулировать украинский вопрос в глобальных рамках по трем темам. Во-первых, это соглашение о мире на Украине с «финляндизацией» страны: ее нейтральное положение между Европой и Россией, которое по факту будет означать признание смешения на Украине католических земель Австро-Венгрии и русскоязычных территорий».

Граница Европа-Азия
Граница Европа-Азия
timofey zakharov

Видение французским экспертом Украины как конгломерата «католических земель Австро-Венгрии и русскоязычных территорий» показывает, что польских интересов и наследия он там не видит. Это обидно для Польши, особенно на фоне того, что Париж в Европейском союзе потянул одеяло на себя и претендует на роль лидера, выступающего от имени всей Европы. Французские аналитики и издания подчеркивают, что Франция имеет на это право. Поскольку Германия сосредоточена сама на себе, а канцлер Ангела Меркель ослабла и ее сейчас заботит проблема трансферта власти. Британия в этом году обязательно покинет ЕС. Ну, а в Италии правительственный кризис, и «смутьян» Маттео Сальвини мутит воду в политическом пруду. Многие европейские страны обеспокоены действиями Макрона, включая Польшу, доносится из страны на Висле. Ее пугают слова бывшего главы МИД Франции Юбера Ведрина, призывающего «безотлагательно установить прочные отношения с Москвой». Ведь если президент США Дональд Трамп будет переизбран, говорит дипломат, он «попытается заключить сделку с Россией, которая вообще не будет учитывать европейские интересы».

Подобные заявления означают для Варшавы, что ей — при условии сохранения нынешнего мышления — придется либо идти в хвосте европейских «друзей Москвы», либо еще сильнее накрениться в сторону Вашингтона, хотя и тот посылает противоречивые импульсы в отношении России. В этой ситуации некоторым в Польше остается только критиковать соседей по ЕС, припоминая, как они предали поляков в 1939 году, и во всем видеть зловещие предзнаменования. Как это делает одно из польских изданий, связавшее годовщину «дьявольского пакта Молотова — Риббентропа, которую французы проведут с Путиным, а немцы — с Сергеем Лавровым», с текущей политикой. Особо возмущение вызвал глава МИД Германии Хайко Маас, который «идет еще дальше в этом инновационном подходе к Кремлю». Этот «социал-демократ, понимающий Россию», проведет в Москве переговоры с российским министром иностранных дел «всего за один день до 80-й годовщины подписания пакта… Трудно поверить, что Маас не понимает контекста и символики этого события».

Однако нельзя исключать и того, что действия Парижа смогут сыграть на руку правящей польской партии, если она решится на активизацию диалога с Москвой. До сих пор «Право и Справедливость» прикрывалась внутри страны и за ее пределами политической русофобией. Каким образом PiS могла бы изменить курс, чтобы при этом не потерять лица перед своим электоратом? Например, сославшись на то, что ее западные союзники сами разворачиваются навстречу России и поэтому Польше нельзя оставаться в одиночестве. Важным остается вопрос, кого приводить в пример «новых веяний». По многим причинам, таковой не может быть Германия, тесный немецко-российский союз продолжает оставаться кошмаром для Варшавы, да и сам по себе Берлин до сих пор раздражает электорат правящей партии. Вашингтон был бы идеальным вариантом, но Трамп — если и захочет приехать в Москву — не сможет это сделать раньше переизбрания.

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, партия «Право и справедливость»
Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, партия «Право и справедливость»
Pis.org.pl

Промежуточным удовлетворительным звеном в подобной ситуации способен стать Париж, указав на который, «Право и Справедливость» была бы в состоянии объяснить, почему она разговаривает с русскими. Возможно, именно на это намекал министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович, когда заявлял следующее: «Я, конечно, не хотел бы, чтобы Польшу воспринимали как главного врага России, особенно с учетом политики, проводимой Францией и другими странами». Одновременно уточняя, что «германо-французские отношения очень интенсивные». Выбор Парижа в качестве ориентира при указании на то, что он не играет в одном блоке с Берлином, для реализации «политики разрядки» с Россией — вполне работающая схема для Варшавы.