Иван Шилов © ИА REGNUM

Министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович дал пространное интервью газете Rzeczpospolita по широкому кругу вопросов. В том числе говорил и о России и польско-российских отношениях. На первый взгляд, ответы министра демонстрируют традиционное нежелание Польши размораживать диалог с Москвой. Однако есть важные нюансы, которые могут поменять угол зрения.

МИД Польши в последние месяцы, говоря о России, старается внести некую поверхностную актуализацию, избирая горячую на момент высказывания политическую проблему, чтобы через нее обозначить свою «позицию». Когда во второй половине июня этого года Тбилиси пошел на провокационное обострение с Москвой, Чапутович в интервью Польскому агентству печати критиковал Россию за «агрессивную политику в отношении Грузии». Сейчас в прицеле мировых информационных агентств — протесты в Гонконге. Отсюда реплика министра о том, что он сочувствует «не только тем, кто находится в Гонконге, но и всем движениям, которые стремятся восстановить права и свободы человека, также и в России». И первый нюанс, смягчающий сказанное. Отвечая на вопрос, хотел бы он видеть в России и Китае «демократию», Чапутович поясняет, что «мы говорим об очень важных странах, которые, хотя и имеют авторитарные режимы, проводят очень эффективную политику: в случае с Китаем, прежде всего, когда речь идет об экономическом развитии, и, следовательно, об улучшении уровня жизни населения, а в случае России — главным образом о внешней политике».

Варшава видит для себя сегодня сложность в том, что «некоторые наши партнеры» «одинаково относятся к США и России». В первую очередь под такими «партнерами» подразумевается Германия, во вторую — Франция. Этот тезис последние месяцы активно эксплуатируется польскими политиками, экспертами и средствами массовой информации. Зачастую звучат радикальные выводы и комментарии. Хотя сейчас глава МИД Польши был дипломатичен и не стал развивать тему «непонимания» Берлином и Парижем важности польского взгляда, предусматривающего, что Россия и Китай сидят вдвоем в одном окопе, а США и Европейский союз должны вместе сидеть в окопе напротив. Да и в целом, надо сказать, Чапутович постарался в интервью сгладить потенциально опасную проблематику, касающуюся Европы. Хотя и он не удержался, чтобы уколоть французов, чей президент не будет присутствовать на церемониях в память о начале Второй мировой войны в Гданьске. Как заявил министр, «Макрон приглашает президента Путина и подтвердил, что полетит в Москву в годовщину окончания войны 8 мая. Мы проводим другую политику — в первую очередь отношения со странами Евросоюза, затем западными демократиями и, наконец, авторитарными странами. Франция видит это по-другому, в чем надлежит отдавать себе отчет». Это второй нюанс.

Ангела Меркель, Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин и Эммануэль Макрон
Ангела Меркель, Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин и Эммануэль Макрон
Kremlin.ru

Наконец, третий нюанс. Кое-что любопытное Чапутович сказал о двусторонних польско-российских отношениях. Его спросили о том, будет ли президент России принимать участие в церемониях по случаю 75-летия освобождения концлагеря Аушвиц и смогут ли президент Польши Анджей Дуда и председатель правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский поехать в Смоленск на 10-ю годовщину «смоленской катастрофы» (в апреле 2020 года — С.С.). «Я не могу представить, чтобы Россия блокировала прибытие главы государства в Смоленск, — заявил глава польской дипломатии. — Мы не знаем, кто приедет из России в Аушвиц, там хозяин — музей. Я, конечно, не хотел бы, чтобы Польшу воспринимали как главного врага России, особенно с учетом политики, проводимой Францией и другими странами. Но в то же время Россия не изменила свою политику в отношении Украины, в отношении демократической оппозиции или в отношении соглашения о РСМД. К сожалению, в наших отношениях нет прорыва». Но отношение к «демократической оппозиции» — это внутреннее дело России, а Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности заключали между собой Вашингтон и Москва. Ни первое, ни второе Польши никак не касается. Поэтому здесь интересна уверенность Чапутовича в том, что Дуде в апреле 2020 года Россия не помешает появиться в Смоленске.

Похоже, что договоренность о визите достигнута. А дальше, как говорят синоптики, возможно все. Посещение Смоленска польским президентом может стать камерным событием. А может и продолжиться разговором с российским лидером. Но этому должна предшествовать серьезная предварительная подготовительная работа на уровне заместителей глав МИД Польши и России и с подключением экспертов, проводимая на территории третьих стран и, желательно, без утечек в прессу.