Завершивший свою работу в прикаспийской туркменской курортной зоне «Аваза» Первый Каспийский экономический форум, в котором приняли участие главы и заместители правительств пяти прибрежных стран, стал «пробным камнем» для испытания прочности экономических отношений прикаспийских стран, подписавших 12 августа 2018 года после 22 лет обсуждений Конвенцию по правовому статусу Каспийского моря.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Обсуждениям по использованию Каспия для развития экономического и туристического сотрудничества не помешал тот факт, что Россия и Иран до сих пор не ратифицировали конвенцию о правовом статусе Каспийского моря в своих парламентах. Однако, по заверению председателя правительства России Дмитрия Медведева, в ближайшее время Москва сделает это. В Иране же пока идут жаркие споры вокруг ратификации документа. Консерваторы раскритиковали конвенцию и отказывают ее поддержать. Некоторые иранцы обвиняют власти в том, что они «продали иранскую территорию иностранцам», согласившись на 11−13%. Возглавил кампанию в социальных сетях против нового правового статуса Каспия проживающий в США принц Реза Пехлеви, наследник шаха Мохаммеда Резы Пехлеви, правление которого было прервано исламской революцией.

Реза Пехлеви
Реза Пехлеви
Rezapahlavi.org

Но Первый Каспийский экономический форум всё же можно считать состоявшимся, хотя не удалось достичь договоренностей по строительству Транскаспийского трубопровода из Туркмении в Азербайджан — против выступили Россия и Иран. Медведев заявил о необходимости проведения экологической экспертизы проекта: «Я абсолютно убежден: все крупные проекты на Каспийском море должны проходить тщательную и беспристрастную экологическую экспертизу с участием специалистов из всех прикаспийских стран». Его поддержал иранский представитель National Gas Company Бехруз Намдари, который предложил соседям пользоваться инфраструктурой Ирана, газопроводами и терминалами, для поставки газа на мировые рынки.

Первый Каспийский экономический форум
Первый Каспийский экономический форум
Cis.minsk.by

«Строительство газопровода с востока на запад Каспийского моря может нанести сильный ущерб экологии региона… Иран выступает против его строительства», — подчеркнул он. По всему, Тегеран всячески будет препятствовать проекту, поскольку опасается конкурентов в Европе и на Ближнем Востоке. Но, похоже, президента Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедова позиция соседей не остановит. Он считает, что «экология не может быть заложницей экономических и коммерческих выгод». В связи с этим туркменский лидер высказался за налаживание эффективных каналов «зеленой дипломатии» для Каспия, привлечение к этой деятельности государств, международных агентств, экологических центров и средств массовой информации.

Однако, как считает руководитель Клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде, для реализации Транскаспийского проекта нет достаточной экономической базы, нет маркетинга — нет заявленных объемов на поставки туркменского газа, нет цены, нет конкретного покупателя. Поэтому более интересно сотрудничество в энергетической сфере на двух — или трехсторонней основе. Например, совместное освоение месторождений в зоне влияния или на стыке границ Казахстана, России и Азербайджана. По другим вопросам же сторонам удалось провести успешные переговоры.

Ильгар Велизаде
Ильгар Велизаде
Facebook.ru ilgar.velizade

По словам принимавшего участие в работе форума бакинского эксперта, руководителя экспертного совета Baku Network Эльхана Алескерова, встречи руководителей делегаций и обсуждения на пленарных заседаниях прошли в дружественной атмосфере. Ощущалось, что «страны настроены на дальнейшее сотрудничество», хотя история взаимоотношений прикаспийских стран помнит острые конфликтные ситуации — «одни страны говорили, что от Каспийского моря «пахнет кровью», другие запускали в море военные корабли, чтобы припугнуть гражданские поисковые суда». Но уже сегодня страны ведут переговоры об использовании возможностей Каспия для развития перспективных экономических связей.

Эльхан Алескеров
Эльхан Алескеров
Bakunetwork.com

Так, Туркмения, Азербайджан и Казахстан, говорит Алескеров, рассматривали возможности проведения новых транспортных и энергетических проектов, Россия предлагает развивать туристическую отрасль, построить недостающую инфраструктуру, создать конкурентоспособные туристические продукты, включая круизные маршруты по морю с посещением портовых городов. Медведев на саммите напомнил, что астраханские судостроители спустили на воду и сейчас дооборудуют круизное судно «Пётр Великий», которое выйдет в первое плавание в следующем году и на котором можно будет доплыть в порты всех пяти прикаспийских стран или совершать круизы по Каспийскому, Чёрному и Азовскому морям.

Круизный лайнер «Пётр Великий»
Круизный лайнер «Пётр Великий»
Ссз-лотос.рф

Вопросы безопасности, учитывая сложную геополитическую и экономическую ситуацию вокруг Каспия, тоже стали предметом серьезных обсуждений. Алескеров напомнил, что в пору напряженной ситуации вокруг Каспия президент Азербайджана Гейдар Алиев предлагал превратить его в демилитаризованную зону. Однако «тогда его призыв некоторыми странами не был воспринят, они посчитали его неприемлемым, а уже сегодня все прикаспийские страны обладают военно-морским флотом, проводят совместные учения, военные корабли заходят в порта соседей».

И вот очевидный факт: только что в Баку завершились международные соревнования «Кубок моря — 2019», проводимые в рамках Международных армейских игр — 2019, с участием военных кораблей России, Азербайджана, Ирана и Казахстана. В качестве наблюдателей принимали участие представители вооруженных сил Турции, Пакистана, Саудовской Аравии, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов. Всё это, пожалуй, свидетельствует о том, что Каспий становится морем мира и сотрудничества, что обещает большие экономические выгоды прибрежным странам. Такое же партнерство, говорит бакинский эксперт, может стать примером для черноморского побережья, где ситуация, к сожалению, находится в конфликтной плоскости.

Азербайджан как страна, имеющая ровные отношения со всеми странами черноморского региона, может стать связующим звеном и посредником в переговорах.