Читая японскую правонационалистическую газету «Санкэй симбун», в последнее время вижу ее недовольство нечеткой позицией нынешнего кабинета министров и лично премьер-министра Японии Абэ Синдзо и его министра иностранных дел Коно Таро по вопросу о «количестве» Курильских островов, на которое на сегодняшний день претендует официальный Токио.

Синдзо Абэ
Синдзо Абэ
Иван Шилов © ИА REGNUM

В конце концов, это недовольство, что называется, «прорвалось» и вылилось в публичную полемику с нелицеприятными обвинениями друг друга. Поводом для перепалки послужили ответы министра Коно после его лекции на вопросы корреспондента «Санкэй». Журналистом был задан вопрос: «Требования Японии снижены с четырех островов до двух… Вы совершенно не допускаете возвращения еще раз к «исторической справедливости», подразумевающей возвращение четырех островов?» По утверждению газеты, Коно ответил: «Совершенно не допускаю». О чем и было сообщено в новостном портале «Санкэй». За что министр Коно подверг газету критике, назвав в своем твиттере помещенную информацию «грубой выдумкой». Однако написал он это опрометчиво, ибо японские журналисты, знаю по себе, иногда с разрешения, а то и без оного, обязательно записывают на диктофон слова интервьюируемого. Газета, подтвердив подлинность слов Коно, заявила резкий протест против утверждения о том, что она распространяет «ложные сообщения», и потребовала от министра убрать его необоснованное обвинение из «Твиттера».

Пришлось министру Коно брать свои слова обратно, заявив на последующей пресс-конференции: «Если мое высказывание было не достаточно четким, искренне об этом сожалею и приношу извинения».

Таро Коно
Таро Коно
Mid.ru

Хотя автор этих строк считает «Санкэй симбун» газетой русофобской и, мягко говоря, не одобряет ее воинствующую позицию выдвижения незаконных территориальных притязаний к нашей стране, в данном случае вынужден с ней согласиться. Ибо правительство Абэ, на мой взгляд, опрометчиво и во вред себе пытается вести переговоры с президентом РФ Владимиром Путиным «строго конфиденциально», то есть за плотно закрытыми дверями. Что, кстати, порождает ненужные и российской власти слухи и домыслы, которые потом приходится опровергать МИД РФ. В результате как среди нашей, так и японской общественности нет должного понимания сути ведущихся «тайных переговоров». Или Абэ отказался от требования «всех северных территорий», как требования нереализуемого в принципе, и готов следовать «хрущевскому компромиссу» о передаче Японией островов Малой Курильской гряды. Или он продолжает осуществлять замысел вовлечь разговорами об этих островах российского президента в сделку с тем, чтобы на конечном этапе добиваться и «возвращения» главных островов Большой Курильской гряды — Кунашира и Итурупа.

В связи с этим обнадеживающе прозвучало высказывание председателя правительства РФ Дмитрия Медведева о том, что «Курилы — это наша земля». Символично и посещение им российских военных летчиков, дислоцированных на Итурупе. Не думаю, что столь серьезное заявление и явно целенаправленные действия были предприняты вопреки мнению президента и Верховного главнокомандующего Вооруженными силами Российской Федерации, в состав которой по Конституции входят все Курильские острова.

В связи с намеченными на сентябрь очередными переговорами лидеров двух стран во Владивостоке хотелось бы выразить надежду на то, что российское руководство откажется от абсурдной в XXI веке «тайной дипломатии» и будет прямо и откровенно информировать население нашей страны о политике в отношении русских Курильских островов и людей, их населяющих.