8 августа лидер одной из двух правящих партий Италии, «Лиги», Маттео Сальвини заявил, что правящего большинства в парламенте больше нет, что две партии большинства слишком часто не согласны друг с другом и что пора идти на новые выборы. Руководители второй партии коалиции, «Движения 5 звезд«, как и представители оппозиции, выразили готовность к такому сценарию.

Флаг Италии
Флаг Италии
Ольга Шклярова © ИА REGNUM

Согласно итальянскому законодательству, премьер-министр должен сообщить о распаде коалиции формальному главе государства — президенту, а тот должен проверить, нельзя ли в нынешнем составе парламента сформировать иное большинство. После этого президент объявит дату выборов. Все эти решения, скорее всего, будут приняты быстро, и выборы пройдут в середине октября.

Маттео Сальвини
Маттео Сальвини
Lega Salvini Premier

Одна из причин для спешки состоит в том, что новый состав парламента сможет приступить к работе лишь в декабре и не только пропустит важные финансово-экономические переговоры с Евросоюзом, но и оставит себе очень мало времени на принятие бюджета. Законодательство допускает работу так называемого технического правительства, которое исполняет все необходимые бюрократические функции, но не может принимать политических решений. Эта мера используется, когда сформировать правящее большинство невозможно. Однако лидеры обеих партий нынешней коалиции высказались против того, чтобы Италией управляло техническое правительство.

Правительство Конте

Нынешняя коалиция была сформирована после выборов марта 2018 года. Голоса на этих выборах распределились так, что договориться не могли больше двух месяцев. Ни правоцентристы во главе с Сальвини (который тогда впервые получил больше, чем Сильвио Берлускони), ни либералы, ни «борцы с истеблишментом« из «Движения 5 звезд» не горели желанием работать друг с другом. Перспектива технического правительства была совершенно реальной. Однако коалицию все-таки удалось сформировать — на двоих у «Движения» и «Лиги» (без других правых партий) оказалось 50,1%.

С самого начала это было коалицией коня и трепетной лани, и в долговечность такой связки никто не верил. Слишком уж разные у двух партий идеологии. Однако они продержались дольше нескольких предыдущих правительств, а работу свою начали с подписания коалиционного контракта, в котором указали, какие из пунктов программ друг друга готовы выполнить. Две трети постов досталось «Движению», потому что именно таким был тогда его электоральный перевес над «Лигой». В качестве премьер-министра был выбран «нейтральный» Джузеппе Конте.

Джузеппе Конте
Джузеппе Конте
Kremlin.ru

Вопреки ожиданиям оппозиции, две партии довольно долго успешно работали вместе. «Движение» отменяло надбавки бывшим депутатам, Сальвини ограничивал нелегальную миграцию; «Движение» ввело пособия для всех, чей доход менее 780 евро в месяц, а партия Сальвини снизила пенсионный возраст с 67 до 62 лет. От перебранок коллег по коалиции удерживало и наличие общего врага в виде евробюрократов, которым крайне не понравился такой союз борцов с элитами и сторонников национальных суверенитетов. В Брюсселе боялись, что этот сценарий может повториться в масштабах всего ЕС, и они вставляли в итальянские колеса все подходящие евробюрократические финансовые палки.

Всё это время рейтинг правительства — вопреки итальянскому обыкновению — не снижался, а рос. Но тут-то и появилась проблема, поскольку рос он исключительно за счет «Лиги». Партия Сальвини перегнала коллег по коалиции уже через два месяца, а через год оторвалась на 20% (37% против 17%). Рейтинг «Движения» снижался, потому что одно дело — критиковать элиты из оппозиции, другое — оказаться властью и показать, что, кроме набора популярно-популистских мер, у тебя ничего нет.

Рейтинг же Сальвини рос вовсе не только благодаря успешно остановленному потоку нелегальной миграции. Лидер «Лиги», как объясняют социологи, увеличил рейтинг своей партии потому, что граждане страны увидели в нём «такого же, как мы«, человека понятного и адекватного в самых разных вопросах, от семейных ценностей и веры до футбола и бюрократии.

Распад коалиции

Распад коалиции начался во время кампании по выборам в Европарламент весной 2019 года. Популярность «Движения» падала, и они решили исправить ситуацию, встав в оппозицию Сальвини по целому ряду тем, от ограничения миграции до поддержки традиционных ценностей. Тем же занимались и итальянские либералы, рассудившие, что бороться можно только за голоса тех, кто еще не поддерживает Сальвини. «Лига» выиграла выборы с большим отрывом от конкурентов, получив в Италии 34% — ровно вдвое больше, чем годом ранее.

Некоторое время «Лига» находилась в полупозиции, выражая готовность продолжить работу правительства в нынешнем составе, хотя теперь выборы принесли бы им вдвое больше мест, а заодно и пост премьер-министра. Но в партии Сальвини настаивали, чтобы программа работы правительства была при этом приближена к ее собственной программе. Форсировать выборы «Лига» не хотела, чтобы не принимать на себя всю полноту ответственности за ситуацию в стране.

Зал заседаний итальянского сената
Зал заседаний итальянского сената
Fratello.Gracco

Два летних месяца в «Движении» не могли понять, какой из двух вариантов хуже — потерять власть (весьма вероятно, что навсегда) или продолжать терять рейтинг, выполняя программу «Лиги». В конце концов Сальвини надоели бесконечные споры по каждому вопросу, и, использовав не слишком правдоподобный предлог (вопрос о строительстве участка скоростной железной дороги из Турина в Лион, по которому две партии большинства проголосовали по-разному), он заявил о выходе из коалиции и призвал к выборам.

Новая коалиция

Дальнейшее развитие событий с точки зрения социологов выглядит вполне предсказуемо. Если в ближайшие два месяца не случится чего-то, что радикально понизит рейтинг «Лиги», то на выборах партия Сальвини получит от 35% до 40%. Для того, чтобы сформировать правоцентристскую коалицию, понадобятся голоса «Братьев Италии« и, возможно, партии Берлускони, хотя лидер «Лиги» сделает всё возможное для того, чтобы не вступать в альянс со своим старшим товарищем. Пост премьер-министра получит Сальвини.

Когда-то его партия ассоциировалась в первую очередь с мягким североитальянским сепаратизмом. Теперь первая ассоциация при слове «Сальвини» — ограничение нелегальной миграции. Но главное совсем в другом. В отличие от всех своих конкурентов, лидер «Лиги» не поставил идеологию и риторику вперед реальности. Идеология его партии стремится быть идеологией здравого смысла. Здравый смысл подсказывает, что семейные ценности надо поддерживать, что в Италии слишком много нелегальных мигрантов и что ключевые для Италии вопросы должны решать в Риме, а не в Брюсселе. Именно такая позиция и позволила за несколько лет увеличить рейтинг с 6 до 38%.

Палата депутатов итальянского парламента
Палата депутатов итальянского парламента
Manfred Heyde

Оппоненты «Лиги», разумеется, в ходе этой кампании не будут терять времени. В последние полтора года работа всей влиятельной итальянской либеральной прессы свелась к борьбе с Сальвини. Теперь к этому подключатся ресурсы «Движения 5 звезд» Сбивать рейтинг «Лиги» будут, к примеру, обвинениями в получении денег из Москвы и расследованием этих обвинений. Но этот козырь уже был использован, и, как показали соцопросы, ни малейшего влияния на рейтинг Сальвини он не оказал. Потому что либералы и еврооптимисты так и не поняли, за счет чего растет популярность Сальвини и почему этот процесс нельзя остановить обвинениями в связях с Москвой.

У нового правоцентристского правительства, которое, скорее всего, будет сформировано осенью 2019 года, больше не останется никаких отговорок, поскольку в коалиции больше не будет попутчиков. Ему придется в полной мере выполнять все пункты программы: от поддержки семейных, традиционных и христианских ценностей до отстаивания подлинного суверенитета в экономических вопросах в противостоянии с евробюрократами. Всего за полтора с небольшим года Италия транзитом через двухглавую коалицию может пройти путь от либерального правительства еврооптимистов до правительства традиционалистов и сторонников национального суверенитета. Историческая роль правительства Джузеппе Конте состояла в том, чтобы сыграть роль моста для этого перехода.