В этом году начнётся добыча природного газа на одном из крупнейших из открытых за последние десять лет газовых месторождений, известном как «Левиафан». Месторождение расположено у побережья северного израильского портового города Хайфа. «Левиафан», по оценкам экспертов, содержит 21 трлн кубических футов природного газа (≈ 0,594 трлн м³). Данного объёма запасов природного газа достаточно, чтобы удовлетворить потребности Израиля в электроэнергии в течение следующих 40 лет, при этом останется ещё достаточно запасов для экспорта природного газа. «Левиафан» может сыграть переломную роль с точки зрения отношений между Израилем и остальным миром, включая вопрос об отношении иностранных правительств к продолжающейся израильской оккупации палестинских территорий, пишут Джейми Левин и Мечислав Бодужински в статье для издания The Foreign Policy.

Природный газ
Природный газ
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Foreign Policy: КНДР использует Вашингтон в своей игре с Китаем

Некоторые эксперты предположили, что недавно обнаруженные месторождения газа в Восточном Средиземноморье могут привести к долгосрочному урегулированию региональных конфликтов. Уже появились новые усилия в области регионального сотрудничества. В январе Израиль, Египет, Кипр и другие региональные игроки объявили о создании Восточно-Средиземноморского газового форума, в рамках которого будет рассмотрена возможность строительства почти 2000-километрового трубопровода, который соединил бы богатые запасы углеводородов Левантийского бассейна с ЕС через Кипр и Крит. Европейская комиссия внесла свой вклад в данный проект (почти $39 млн), на реализацию которого, по оценкам экспертов, понадобится семь лет.

Тем временем израильские и египетские фирмы достигли знаменательного соглашения, которое позволит поставлять газ на экспорт. В соответствии с соглашением — стоимостью $15 млрд — Израиль будет поставлять 2,3 трлн кубических футов природного газа в Египет для сжижения и доставки в страны ЕС и другие пункты назначения. С одной стороны, Египет обладает избыточными мощностями для переработки углеводородов, а с другой — транспортной инфраструктурой, необходимой для обеспечения европейских энергетических потребностей, как только «Левиафан» вступит в строй.

Схема бассейна Левант
Схема бассейна Левант
US Energy Information Administration

Однако споры о принадлежности газовых месторождений не заставили себя долго ждать. В частности, уже возникли споры с сектором Газа и Ливаном, а отсутствие Сирии, Ливана и Турции на Восточно-Средиземноморском газовом форуме указывает на пределы регионального сотрудничества. Но значение месторождения «Левиафан» выходит за рамки отношений Израиля с его ближайшими соседями. Начало добычи природного газа может помочь Израилю освободиться от его исторической зависимости от иностранной энергии, в то время как потенциал для экспорта даст ему новые рычаги влияния на другие страны, в том числе на нуждающиеся в энергии европейские государства, которые исторически всегда критиковали политику Израиля в отношении палестинцев.

ЕС более последовательно, чем Соединённые Штаты, стремится оказать давление на Израиль в отношении основных проблемных моментов в израильско-палестинских переговорах, таких как израильские поселения на Западном берегу и статус Иерусалима. Совсем недавно несколько европейских государств указали, что они отвергнут мирный план администрации президента США Дональда Трампа, если он слишком сильно склонится в пользу Израиля.

Но поскольку «Левиафан» позволит Израилю стать менее зависимым от иностранных энергетических поставок, ЕС, вероятно, станет более зависимым от Израиля и других экспортёров энергии. Европейские страны сильно зависят от импорта сырой нефти и природного газа. Действительно, более половины своей энергии ЕС получает из иностранных источников, поэтому он очень уязвим к колебаниям цен и предложения.

В настоящее время почти две пятых европейских поставок газа приходится на Россию, что привело к значительной геополитической дилемме. Готовность Москвы прекратить поставки газа на Украину в 2014 году стала тревожным сигналом для европейских стран, обеспокоенных зависимостью от поставок сжиженного природного газа (СПГ) из России. Уже несколько лет подряд не утихают разногласия вокруг проекта газопровода «Северный поток—2», который должен обеспечить прямые поставки российского газа в Германию. Несколько восточноевропейских и балтийских стран выступают против проекта, опасаясь того, что данный проект, вероятно, даст России новые рычаги влияния на Германию.

Строительство газопровода Северный поток — 2
Строительство газопровода Северный поток — 2
© Nord Stream 2 Aксель Шмидт

В то же время спрос на СПГ остаётся очень высоким. Согласно опубликованной Европейской комиссией «Энергетической дорожной карте — 2050», европейским странам следует расширить использование природного газа в рамках энергетической диверсификации и отказа от использования угля.

Хотя поставки израильского газа не решат проблему зависимости ЕС от импорта энергоресурсов или его зависимости от угля, у ЕС есть явный интерес к диверсификации своих энергетических поставок. Таким образом, стабильные поставки израильского газа могут стать для ЕС весьма привлекательным альтернативным источником энергии. «Левиафан» и другие региональные месторождения могли бы в значительной степени способствовать удовлетворению европейского спроса на энергоресурсы при одновременном снижении зависимости от России, что объясняет, почему Брюссель уже начал работать с Израилем в направлении расширения энергетического сотрудничества.

Читайте также: Project Syndicate: На что указывают нынешние потрясения в разведке США?

Импорт израильского газа также может ускорить внутриевропейские тенденции по усилению произраильской ориентации среди европейских государств. Некоторые страны ЕС, такие как Франция, Швеция и Ирландия, по-прежнему последовательно критикуют израильскую политику. Но другие страны, такие как Германия, которая в настоящее время импортирует значительные объемы российского СПГ, находятся под серьёзным давлением со стороны Соединённых Штатов, которые требуют от Берлина найти альтернативные источники поставок энергоресурсов. В июне президент США пригрозил Германии санкциями из-за поставок российского газа. Германия уже давно менее критично относится к Израилю. Таким образом, вполне вероятно, что если бы Израиль стал важным источником поставок СПГ в Германию, Берлин более прочно вошёл бы в произраильский лагерь, тем самым существенно изменив баланс про‑ и антиизраильских сил на континенте.

При этом нет никаких гарантий того, что именно так всё и будет, и что другие поставщики СПГ, такие как Азербайджан и Туркмения, в конечном итоге не вытеснят израильского «Левиафана». Но даже частичная замена российских поставок на израильские может привести к ослаблению давления ЕС на Израиль по вопросам, касающимся прав человека.

ЕС также может занять менее активную роль в любом будущем мирном процессе, особенно если Израиль решит использовать свои вновь обретенные ресурсы в качестве инструмента принуждения.