Популярность Европейского союза среди его граждан подскочила до самого высокого уровня за последнее десятилетие, однако доверие к национальным европейским правительствам продолжает падать. Данную ситуацию можно рассматривать в качестве определённого послания национальным лидерам, которые не желают делиться властью или демократической легитимностью, пишет Леонид Бершидский в статье для издания Bloomberg.

Евросоюз
Евросоюз
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Asia Times: Мир пока еще не стал китайским

Избиратели стали значительно лучше относится к ЕС в целом, согласно последнему социологическому опросу, проведённому Европейским парламентом. Около 45% граждан положительно относятся к европейскому блоку, и только 17% — отрицательно. Это самый высокий положительный рейтинг с 2009 года. С другой стороны, 61% граждан оптимистично смотрят на будущее ЕС, а 56% — самое высокое значение за последние 15 лет — считают, что их голос имеет значение в ЕС.

Европейский парламент. Страсбург
Европейский парламент. Страсбург

Если посмотреть на показатели в отдельных странах, то дела ЕС выглядят на удивление хорошо. В 23 из 28 государств-членов отношение к европейскому блоку улучшилось за последний год. В 20 европейских странах большинство жителей положительно относятся к ЕС. Однако, помимо этой радужной картины, есть признаки того, что ЕС не совсем всё делает правильно. Известно, что на фоне беспорядка, спровоцированного Брекситом, европейские избиратели стали больше ценить преимущества ЕС. Однако в Великобритании количество людей, позитивно настроенных по отношению к ЕС, сократилось до 38% с прошлогодних 43% — достаточно резкое падение на фоне стран — членов ЕС. Твёрдость, проявленная представителями ЕС на переговорах с Великобританией, была воспринята многими британцами как проявление высокомерного упрямства. Европейская комиссия не предприняла достаточно усилий для того, чтобы «выгодно продать» свои аргументы избирателям, которых она очень хотела бы сохранить в рамках ЕС.

Ещё одним признаком проблем является то, что миграция по-прежнему находится в верхней части списка основных проблемных вопросов, и это через три года после того, как кризис беженцев в ЕС утих. На уровне национальных государств бушевали яростные дебаты, но на уровне ЕС так ничего и не было предпринято для того, чтобы их унять. Новый председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что она уделит особое внимание миграционной реформе, но от этого она не стала ближе к заключению общеевропейского соглашения о перераспределении беженцев, чем уходящий глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер.

С точки зрения избирателей, Юнкер, похоже, не сделал ничего примечательного. Среди преимуществ, перечисленных избирателями в ходе социологического опроса, оказалось только одно — «более дешёвые звонки при использовании мобильного телефона в другой европейской стране», — которым запомнился Юнкер. Стоимость роуминга снизили в 2017 году, но Европейская комиссия впервые предложила этот шаг в 2013 году, т. е. до того, как Юнкер занял свою должность. Юнкер также добился незначительного прогресса в вопросе изменения климата, который впервые стал вызывать большую озабоченность избирателей после вопроса, связанного с миграцией.

Жан-Клод Юнкер
Жан-Клод Юнкер

Отношение к европейскому блоку улучшилось, потому что последствия экономического кризиса удалось преодолеть практически во всех европейских странах, Брексит также внёс свою лепту, а Соединённые Штаты при администрации президента США Дональда Трампа перестали казаться «сияющим градом на холме».

Если бы соцопрос провели в июле — после выборов в Европейский парламент, — а не раньше, вряд ли так много людей сказали бы, что их голос имеет значение в ЕС. Энергичная предвыборная кампания привела к первому в истории европейских выборов увеличению явки на избирательных участках, однако после выборов национальные лидеры выступили против кандидатов на пост председателя Европейской комиссии. Вместо выдвинутых по результатам выборов кандидатов президент Франции Эммануэль Макрон предложил кандидатуру бывшего министра обороны Германии Урсулы фон дер Ляйен в ходе закулисных переговоров. Вместо того чтобы объявить о начале институциональной битвы, Европейский парламент неохотно одобрил кандидатуру, предложенную Макроном. Этот шаг оказался столь же недемократичным, как и другие шаги, предпринятые в ЕС в последние годы.

По сути, национальные европейские лидеры дали понять, что они останутся единственными лицами, обладающими демократической легитимностью на принятие решений в ЕС. Однако это явно не то, чего хотят европейские граждане — хотя бы потому, что, согласно опросу Европейского парламента, они доверяют ЕС больше, чем собственным национальным лидерам.

Саммит лидеров ЕС в Зальцбурге 19 сентября 2018 года
Саммит лидеров ЕС в Зальцбурге 19 сентября 2018 года

Читайте также: The Hill: Великобритания может стать рассадником европейского терроризма?

Национальные лидеры — это довольно пёстрая и капризная группа. В последние несколько лет им всё реже удавалось прийти к единому мнению. Учитывая то, что власть Европейской комиссии проистекает почти исключительно из решений национальных лидеров, а фрагментированный Европарламент оказался в стороне, процесс выработки компромисса и медленный прогресс блока могут оказаться в полномасштабном тупике по каждому отдельному вопросу, решение которых могло бы продвинуть европейский проект вперёд.

Поэтому неудивительно, что избиратели хотят больше демократии на уровне ЕС и больше явных преимуществ участия в европейском проекте.