Официальная власть в Азербайджане в лице заведующего отделом по вопросам внешней политики администрации президента Азербайджана Хикмета Гаджиева жестко отреагировала на заявление премьер-министра Армении Никола Пашиняна на митинге в Ханкенди о том, что «Нагорный Карабах — неотъемлемая часть Армении».

 Правительство Азербайджана
Правительство Азербайджана
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как пишет Trend, Гаджиев назвал заявление армянского премьера «деструктивным и провокационным, ставящим регион лицом к лицу с опасностью и рисками», «очередной открытой демонстрацией того, что истинной целью Армении является оккупация». Он заявил о том, что «его участие в переговорах является лишь лицемерием и введением в заблуждение международного сообщества». И отметил при этом, что «призывы присоединить оккупированные территории Азербайджана к Армении должны быть расценены как безответственность и неуважение к международному сообществу и, в частности, к сопредседателям Минской группы ОБСЕ, которые ответственны за урегулирование конфликта переговорным путем».

Хикмет Гаджиев
Хикмет Гаджиев

Заявления армянского лидера, конечно, можно приписывать банальному популизму, что Пашиняну не чуждо. Ведь такая позиция руководителя армянского государства предполагает признание аннексии чужой территории, а принадлежность Карабаха Азербайджану — бесспорный факт, подтверждаемый международным правом и всеми авторитетными международными организациями и ведущими странами. Понятно, что в случае, если армянская сторона предпримет конкретные действия в этом направлении, это закономерно повлечет за собой серьезные последствия юридического характера. Фактически Пашинян своим заявлением о принадлежности Карабаха Армении поставил под вопрос продолжение мирных переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Ведь в этом случае переговорный процесс становится для Азербайджана бессмысленным, единственным путем возвращения оккупированных территорий остается военный сценарий. Армянский лидер продемонстрировал еще более непримиримую позицию, чем предыдущие руководители страны. И на поверку все его прежние высказывания о приверженности мирным переговорам, даже попытки изменить переговорный формат с желанием усадить за стол переговоров сепаратистов Карабаха, оказались лишь попыткой просто затянуть мирный процесс и сохранить статус-кво. В этой ситуации есть смысл Азербайджану обратиться к Минской группе и международному сообществу с требованием принуждения Армении к возвращению территорий и к миру.

Экспертное сообщество в Баку отреагировало на заявление армянского лидера однозначно: Пашинян прибегает к демагогии, его слова рассчитаны на те силы в армянском обществе, которые ставят территориальный вопрос определяющим дискурсом армянской политики, он становится заложником этой ситуации и вынужден подыгрывать всем, кто обложил его взрывоопасным потенциалом. Так считает политолог Тофик Аббасов, отметив, что политическая чехарда в Армении завершится после так называемых президентских выборов в непризнанной республике. «Если революционеру Пашиняну удастся осадить оппонентов и поставить во главе Ханкенди с его сепаратистским режимом своего человека, то можно будет надеяться, что опасный туман для революционера рассеется и он здраво возьмется за территориальный вопрос без оглядки на опасных преследователей», — говорит бакинский политолог.

Никол Пашинян. 17 апреля 2018
Никол Пашинян. 17 апреля 2018
(сс) Yerevantsi

Действительно, ведь ранее Пашинян озвучивал мысли, внушавшие, во всяком случае, надежду, что он настроен решительно, чтобы совместно с Баку найти алгоритм. Но по ходу действия, когда осознал, что превращается в заложника дилеммы — Карабах или власть, забота о сохранении власти стала для него главной. «Проблема Карабаха стала для армянской политической команды механизмом, предопределяющим судьбу всего и вся. Иными словами, она возведена в ранг неписаного закона, согласно которому в случае, если руководитель идет на территориальные уступки, он однозначно оказывается отступником. В этом случае он может лишиться не только власти, но и головы», — поясняет Аббасов.

Он напомнил о расстреле в парламенте в октябре 1999 года здравомыслящих политиков во главе с Кареном Демирчяном, который «выделялся среди политического кластера, как человек прагматичный и способный договориться с Баку». И если внутренние дрязги Пашиняна затянутся, то в любой момент может рвануть на линии фронта. «Иными словами, Пашинян, если ему угодно, может долго церемониться с вооруженной оппозицией в лице карабахского клана, но привязать к своей корпоративной игре интересы Баку ему не удастся. Тем более что Азербайджан предупредил Ереван, что переговоры ради переговоров недопустимы», — подчеркнул эксперт.

Руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде задается вопросом: а стоит ли Баку участвовать в таком, заведомо безрезультатном, переговорном процессе? Поскольку своими заявлениями Пашинян фактически признает аннексию азербайджанских территорий, выказывает намерение присоединить их к Армении, тем самым не оставляет шансов для ведения мирных переговоров, крайне минимизирует их и дает аргументы Азербайджану готовиться к войне.

Танк Армии обороны Нагорного Карабаха. Республика Арцах
Танк Армии обороны Нагорного Карабаха. Республика Арцах

«Азербайджан в этих условиях должен реагировать адекватно, поставив на вид сопредседателям Минской группы это заявление Пашиняна. Слова Пашиняна свидетельствуют о том, что с такой постановкой вопроса смысл переговоров теряется, с другой стороны, есть смысл для изменения подходов к переговорному процессу с целью создания условий для принуждения Армении к миру, как минимум к конструктивным переговорам, и вообще рассматривать вопрос о необходимости продолжения переговорного процесса. С таковой позицией армянской стороны, которая и не скрывает факт аннексии, более того, выказывает намерение в долгосрочной перспективе ее закрепить, переговоры вести бессмысленно», — категоричен в своей оценке заявления Пашиняна бакинский эксперт.

Отметим, что Пашинян стал первым армянским лидером, который официально заявил о принадлежности Карабаха Армении. Он свой ход сделал, и не важно, рассчитан он был на внутреннего потребителя, на карабахский клан, оппозицию или Азербайджан. В Баку его мнение услышали, и, вероятно, адекватный ответ не задержится. Но каков он будет, как дальше станут развиваться события вокруг Нагорного Карабаха? Вот в чем вопрос…