Ходит легенда, что лет двадцать восемь назад нынешний президент России Путин встречал в аэропорту Ленинграда Генри Киссинджера. По дороге к градоначальнику Собчаку американский гость спросил сопровождающего, чем он занимается и чем занимался. После некоторых повторных вопросов Путин сказал со свойственной ему уже в ту пору улыбкой: «Да, я работал в КГБ». Тут ухмыльнулся Киссинджер: «Все уважающие себя люди начинали с разведки».

ЦРУ
ЦРУ
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Роль разведки и её аналитиков становится все более значимой силой в мире. Миновала пора девяностых, когда проявленная открытость бывших стран СССР и Восточного блока привела к громадному сокращению усилий США и Запада в российском направлении. К концу девяностых заговорили почти об отмирании того, что некогда было советологией в разведке.

После 11 сентября 2001 года резко сокращённый бюджет американской разведки начал свой неумолимый рост, дошедший ныне до гигантской суммы 70 миллиардов долларов. Бюджет Центрального разведывательного управления достиг отметки пятидесяти миллиардов, а все остальные шестнадцать агентств делят между собой оставшиеся 20 миллиардов.

Бюджет Пентагона превышает более чем в десять раз вышеприведенные суммы, выделяемые на разведку. Однако удельный вес разведки не умаляется со временем, а непрестанно растёт. Аналитики спецслужб становятся все более значимыми фигурами в принятии правительствами ведущих стран судьбоносных решений.

Неудивительно, что именно США задают тон в этом. Каждое утро американский президент получает «брифинг» от уполномоченного сотрудника ЦРУ высшего ранга. Эти утренние беседы с президентом определяют в немалой степени повестку дня США и всего мира.

Саддам Хусейн
Саддам Хусейн

Бывает, что ошибки разведки приводят к пагубным политическим и военным решениям. Ярким примером провала работы аналитического отдела является убежденность ЦРУ в 2003 году в том, что режим Саддама Хусейна занимался разработкой и производством химического оружия. Само направление мысли не было лишено оснований, поскольку Хусейн не только производил, но и широко использовал химическое оружие как в войне с Ираном, так и в ходе карательных операций против курдских повстанцев внутри страны. Более того, мы знаем из допросов американцами Саддама Хусейна, что он осознанно распускал слухи о производстве неконвенционального оружия с целью острастки Ирана. На деле же он полностью отказался от его производства и был уверен, что ЦРУ знает правду. А американская агентура подхватила слухи, которые были восприняты аналитиками в Лэнгли как активная работа Саддама по оснащению его миллионной армии оружием массового поражения. (Заметим для введённых в заблуждение, что пробирка Коллина Пауэлла в ООН была наглядной демонстрацией количества «сирийской язвы», которое привело к реальному теракту в Вашингтоне, приведшему к гибели двух людей и парализации всего города, а не как говорят некоторые по российскому телевидению.)

Не менее пагубной была рекомендация ЦРУ по роспуску армии Саддама Хусейна. Аналитики были обязаны предвидеть, что среди суннитского контингента в армии найдётся множество недовольных, которые обратятся к радикальным террористам. И вышло, что американцы косвенно поспособствовали образованию ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и укреплению «Аль Каеды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). А потом их военным пришлось исправлять эту ошибку тяжелой работой по уничтожению новообразованных террористических банд в Ираке и в Сирии.

С другой же стороны, мы видим, как удачная операция разведки и точная аналитика могут способствовать судьбоносному по значению продвижению интересов того или иного государства. Примером тому может служить израильская операция в Тегеране по изъятию ядерного архива Ирана. Едва ли мы узнаем о том, как удалось загрузить и вывести из самого засекреченного иранского объекта 55 тысяч подлинных документов и ещё столько же — в электронном виде.

При этом аналитики Моссада были осторожны. Они не пытались утверждать, что власти Тегерана занимались последние годы разработкой ядерного оружия. Все документы вскрывали только то, что делали там до 2003 года.

Тогда вы спросите, в чем была их ценность? Аятоллы и официальные лица правительства Ирана утверждали несметное количество раз, что никогда не занимались разработками по ядерному оружию. Изъятые документы показали всему миру, что власти Тегерана обманывали весь мир. Это поспособствовало принятию президентом Трампом решения о введении жестких санкций против Ирана.

Реувен Ривлин, Биньямин Нетаньяху и Йоси Коэн после церемонии вручения сертификатов качества 13 выдающимся сотрудникам Моссад за 2017 год
Реувен Ривлин, Биньямин Нетаньяху и Йоси Коэн после церемонии вручения сертификатов качества 13 выдающимся сотрудникам Моссад за 2017 год
Government Press Office (Israel)

Отметим, что за последние пятнадцать лет ЦРУ сильно укрепилось, проведя системную встряску после двух вышеуказанных провалов. Откуда мы это знаем? Наши сведения о деятельности той или иной разведслужбы базируются в значительной степени на просочившейся в прессу информации о провалах. Последнее время мы мало слышим о работе ЦРУ, невзирая на её расширение и углубление. Что позволяет говорить о системном успехе.

В пору электронного шпионажа и информационных войн разведка будет играть растущую роль. Внедрение агентуры и храбрецкие операции не утеряют значимости, но все больше мы будем свидетелями повышенной роли интеллекта. Умелое прочтение информации и её аналитика ставят перед спецслужбами новые задачи. Требуются люди широких воззрений и углубленного интеллекта. Они выйдут победителями в грядущих схватках и противостояниях.

А что можно сказать в этом контексте о разведывательных службах России сегодня? Мы напомним, что наши сведения об этом мире секретников мы черпаем, прежде всего, из преданных гласности историй провалов. Поэтому ознакомление с внешними секретными службами России стоит начать с изучения интервью «Петрова» и «Боширова» Маргарите Симоньян. Это бесценный видеодокумент. Не менее важным может быть ознакомление с двумя обвинительными заключениями, выдвинутыми американской прокуратурой против офицеров ГУГШ и сотрудников Евгения Пригожина по работе в американских соцсетях в контексте выборов и не только.

В поисках объективности упомянем операцию по присоединению Крыма. Издали доносятся возмущённые голоса: «Их там не было». И правда, никто не видел их широкомасштабной и слаженной операции там. Видели только обрывочными кадрами. Это называется крупнейшим успехом. С этого можно начать разговор о самых именитых разведслужба сегодня.