Иван Шилов © ИА REGNUM

Президент Ирана Хасан Рухани поздравил Бориса Джонсона с избранием на пост премьер-министра Великобритании. При этом он пригласил его посетить с визитом Иран.

«Надеюсь, что ваше знакомство с отношениями Ирана и Британии и ваш визит в Тегеран во многом поспособствуют устранению существующих препятствий на пути развития отношений между двумя странами», — говорится в послании Рухани. Это явный сигнал Лондону, свидетельствующий о стремлении Ирана наладить отношения с Великобританией, несмотря на вспыхнувшую между двумя странами так называемую танкерную войну. Бросается в глаза и то, что импульс дан после того, как Тегеран отказал государственному секретарю США Майку Помпео в желании прибыть в Тегеран, чтобы «начать переговоры без каких-либо условий» и выступить перед иранским народом по национальному телевидению. Помпео взамен предложили лишь дать интервью иранским журналистам.

Вашингтон решил отомстить, вводя в санкционный список главу МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа. В Белом доме его назвали «международным лицом режима», которое занимается «пропагандой и кампанией по дезинформации в поддержку ядерной и ракетной программ Тегерана, а также его террористической сети». Кстати, чуть ранее американские средства массовой информации намекали на то, что Государственный департамент, пользуясь пребыванием Зарифа в США на мероприятии ООН, пытался вступить с ним в какие-то контакты и начать переговоры. Не получилось. Теперь очевидно, что в обозримом будущем возможности контактов глав американского и иранского внешнеполитических ведомств сужаются или вообще исключаются. Таким образом, Вашингтон пытается исключить Зарифа из игры, даже несмотря на то, что ранее он «был контактом предыдущей администрации на ядерных переговорах».

Мохаммад Джавад Зариф
Мохаммад Джавад Зариф
U.S. Department of State

В этой ситуации ход Тегерана в сторону Лондона выглядит как элемент продолжающейся контригры. Ее смысл заключается в стремлении наладить отношения с новым британским премьером, у которого складывается тесное сотрудничество с президентом США Дональдом Трампом и через которого возможно наладить диалог между Вашингтоном и Тегераном на самом высшем уровне, минуя соответствующие ведомства. Эта комбинация строится на определенных предпосылках. Прежде всего, в Иране полагают, что назначение Джонсона приведет к изменениям внешней политики страны и трансформации подходов в отношении Тегерана. Еще во время гонки за пост лидера Консервативной партии и премьера Джонсон давал понять, что исключает вариант поддержки военной операции американцев против Ирана, заявляя, что «не считает войну с ним разумным вариантом для Запада».

Несмотря на «танкерную войну», Лондон принял участие во встрече в Вене «пятерки» мировых держав, подписавших ядерное соглашение с Ираном и намеревающихся спасти «ядерную сделку». Наконец, напомним и о том, что еще в декабре 2017 года Джонсон посещал с визитом Тегеран в ранге главы МИД Англии, встречался с высшим руководством страны. Судя по всему, он произвел на них благоприятное впечатление своими, как писали иранские издания, «откровенные суждениями и заявлениями». После этого Рухани говорил, что следствием состоявшихся переговоров может стать «углубление сотрудничества двух стран и укрепление стабильности в ближневосточном регионе». Одновременно в Тегеране одобрительно отзывались о процессах интеграции двух стран, в частности, в банковской сфере, заявляя, что венские договоренности по ядерной программе «создали неоспоримые возможности реализации связей двух стран во всевозможных сферах».

И еще. Тегеран отлично понимает, что Лондон не является «историческим гостем» в регионе, имел, имеет и может иметь дальше свои интересы, отличные от США. Теперь остается дождаться того, как сработает и сработает ли изложенная комбинационная схема. Нам кажется не случайным то, что, как пишет американское издание Politico, Трамп намерен объявить о специальных разрешениях, позволяющих компаниям из отдельных стран продолжать закупки иранской нефти, несмотря на противодействие со стороны помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона и его сторонников. Все это может свидетельствовать о неоднозначности позиции Белого дома в отношении Тегерана, которая колеблется от жесткой риторики к дипломатическому взаимодействию. Поэтому нельзя исключать, что Джонсон получит добро от Трампа на переговоры с Ираном до момента, когда его ядерная программу будет признана нелегитимной.

Джон Болтон
Джон Болтон
Defense.gov

Помимо того, появились сообщения, что Германия не намерена принимать участия в американской инициативе по обеспечению безопасности в Ормузском проливе и борьбе с Ираном. Так что будем ждать, как дальше будут развиваться события и удастся ли Джонсону успешно провести свою иранскую игру.