За последние 20 лет России удалось восстановить свою самостоятельность на международной арене и в определённой степени вернуть статус полноправной мировой державы. Не все возможности были использованы для укрепления суверенитета страны, и в теории достичь страна могла бы и большего — однако причины этого лежат в объективных ограничениях и неготовности страны к быстрой модернизации. Об этом корреспонденту ИА REGNUM 25 июля заявил эксперт Изборского клуба, политолог, профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова Сергей Черняховский.

Владимир Путин
Владимир Путин
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Была укреплена государственная власть, были взяты под контроль в какой-то степени финансовые кланы. Была восстановлена база обороноспособности страны — не полностью восстановлена, но укреплена. Была перевооружена армия. Россия перешла от политики признания своей вассальной зависимости от мировых центров силы к политике национального суверенитета. Была в какой-то мере восстановлена и социальная направленность политики и экономики — это то, что сделать удалось», — заявил Черняховский.

С другой стороны, эффективность любой политики можно оценить лишь в сравнении: если сравнить период с 1920 по 1939 год и с 2000 по 2019-й, то, очевидно, что большевикам удалось сделать во много раз больше.

«Понятно, что для того, чтобы сейчас сделать столько же, нужно было бы применять более форсированные, более эффективные методы управления страной», — отметил политолог.

«Безусловно, два огромных минуса в политике — неготовность к отказу от механизмов рыночной экономики и неготовность к осуществлению репрессий. Имея в виду, естественно, не расправу направо и налево с кем попало, а жёсткое подавление тех, кто сопротивляется государственной политике. В 1937 году Сердюков даже, наверное, бы не сидел», — указал Черняховский.

Густав Клуцис. Кадры решают всё! (фрагмент). 1935
Густав Клуцис. Кадры решают всё! (фрагмент). 1935

Таким образом, несмотря на то, что за последние двадцать лет позиции страны во многих отношениях укрепились, возможности в этом отношении были использованы далеко не в полном объёме.

«Конечно, нельзя не учитывать и то, что, в отличие от 1920 года, когда у руководства была партия большевиков, партия с жёсткой дисциплиной, победоносная армия и отлаженный механизм ВЧК, была ставка на развитие энтузиазма масс. К 2000 году у Путина не было армии, не было ВЧК, не было полков вооружённого пролетариата, не было партии — ни «Единая Россия», ни КПРФ даже близко не напоминают по эффективности ВКП (б)», — отметил эксперт.

«Баланс в целом положительный. Можно было бы сделать больше, как и всегда. За это время большевики сдвинули три горы, Путин одну. Но многие и одну сдвинуть не могут», — добавил он.