— Родители всё делают для того, чтобы отправить детей из села в город. Последнюю корову продадут, но переезд обеспечат. Семейным позором считается, если, отучившись в Москве, выпускник возвращается в свою деревню.

Деревня
Деревня
Иван Шилов © ИА REGNUM

Такую современную картину села нарисовал перед участниками недавнего межпарламентского форума В. Плотников, первый зампред аграрного комитета Госдумы, депутат Государственной думы первого, второго, третьего, четвертого, седьмого созывов и бывший член Совета Федерации.

— Был в Тимирязевке (Российский аграрный университет им. К. А. Тимирязева — А. М.). Там на инженерном и агрономическом факультетах полно девчонок. Ректор говорит: «Так, они же все москвичи. 90% москвичей». В советские времена 90 процентов обучающихся было из сельской местности. И было жесткое распределение после окончания вуза. А сегодня что? Закончили академию и по Москве разбежались, и всё на этом. Вот и весь подход. Надо менять подходы.

Илья Репин. Не ждали (фрагмент). 1884
Илья Репин. Не ждали (фрагмент). 1884

Этим «в сердцах» завершил свое выступление А. Лукьянов, заместитель председателя правительства Алтайского края.

— Замечательно мы строим фельдшерско-акушерские пункты. Но Минздрав принял постановление, запрещающее фельдшеру ставить капельницы. И для чего мы строим ФАПы? Внутривенно можно, а капельницу надо ставить под контролем врача. Нужно ехать в районный центр. Оптимизируем, сокращаем койко-места, закрываем амбулатории, а через год будем строить те же амбулатории и прочее. У меня все.

Эти слова были произнесены тоже в самом конце речи Н. Жеребилова, председателя Курской областной думы.

— Нам надо принять резолюцию форума, — в конце мероприятия объявил председательствующий. — Проект у вас есть. С учетом выступлений подработаем, направим в комитеты Федерального собрания и в правительство. Чтобы с 1 января 2020 года госпрограмма развития сельских территорий заработала в полную силу. Все голосуем? Кто за развитие российского села? Все. Поднимайте руки.

Отыскать резолюцию форума, которую собирались направить в правительство, пока не удалось. Поэтому неизвестно, как форум отреагировал на рассказы о том, что на селе всё меньше и меньше молодежи и коров в сельских семьях, что аграрная Тимирязевка помогает урбанизации, а не селу, что фельдшерской квалификации всё еще недостаточно для того, чтобы поставить капельницу.

Николай Пластов. Доктор. 1966
Николай Пластов. Доктор. 1966

От этих примеров отдаёт нафталином, но лишь они оказались наиболее эмоциональными моментами и вызвали оживление и аплодисменты в зале пленарных заседаний. В нем в Барнауле собрались депутаты Госдумы и члены Совета Федерации из аграрных комитетов палат, председатели региональных парламентов — члены аграрной комиссии совета российских законодателей при Федеральном собрании на форум «Устойчивое развитие сельских территорий — потенциал развития Российской Федерации».

В канцеляритно-чиновничьей-депутатской сфере нашей страны давно перестали беречь понятия и употреблять слова по их историческому назначению. Слово форум исчерпало свой глобальный смысл и теперь используется для возвышения любого, даже мелкого события. Над названием особо не заморачиваются. Идеально подходит пафос как метод прикрытия пустотного содержания. Алтайское мероприятие оказалось не более, чем разновидностью парламентского туризма. В этом легко убедиться, потратив два часа (столько и продолжался сам форум — дольше лететь до Барнаула) и посмотрев видео.

Аграрные политики-старожилы по-прежнему считают, что без них в стране никто не осознаёт всей важности аграрной сферы жизни страны. Поэтому чем крупнее высказаться, тем будет слышнее и виднее. Кому адресовано название этого слета — «Устойчивое развитие сельских территорий — потенциал развития Российской Федерации»? Самим себе, для воодушевления. Другим, чтобы понимали, в чем суть жизни на земле. Строго говоря, потенциал — это просто кубышка. Сундук. Потенция — не тенденция. А российское село было и остается для города резервуаром, а для экономики страны — огромным экспортным ресурсом, доходы от которого в деревню не возвращаются в том же объеме. Наконец, государственная программа называется «Комплексное развитие сельских территорий», а не устойчивое развитие сельских территорий. Так — «Устойчивое развитие» — называлась прежняя целевая программа Минсельхоза, которая своей цели так и не достигла.

Итак, все участники прибыли в Алтайский край на презентацию государственной программы «Комплексное развитие сельских территорий». С большим эффектом и продуктивностью, с многократно меньшими затратами это можно было бы сделать в онлайн-режиме и с иным составом докладчиков, способным тут же учесть прения. Госпрограмму продемонстрировал статс-секретарь-замминистра сельского хозяйства И. Лебедев и прокомментировал А. Никифоров, замдиректора департамента Минэкономразвития. Минфин тоже прислал своего представителя, который отмолчался, сидя в зале.

Форум «Устойчивое развитие сельских территорий — потенциал развития Российской Федерации» в Барнауле
Форум «Устойчивое развитие сельских территорий — потенциал развития Российской Федерации» в Барнауле
Council.gov.ru

Срок реализации госпрограммы — 2020−2025 годы. Основные цели госпрограммы — сохранение доли сельского населения в общей численности населения России на уровне не менее 25,3% (т. е. столько же, сколько и сейчас), достижение соотношения среднемесячных располагаемых ресурсов сельского и городского домохозяйств до 80% (сейчас 68%), повышение доли общей площади благоустроенных жилых помещений в сельских населённых пунктах до 50% (сейчас жилье с доступом ко всем коммунальным услугам составляет 32,5%).

Огромные по объему и сложнейшие по исполнению задачи. Для получения даже среднего результата по стране, «в среднем» выполнять не получится. Самая высокая доля сельского населения — на юге страны. Свыше пятидесяти процентов от всего населения. Минимальная в Северо-Западном федеральном округе: 15,8%. А на круг получается 25,3%. Сельскохозяйственные предприятия и само сельское население концентрируются вокруг отдельных «оазисов», дальше от которых расширяется зона сельской населенческой депопуляции и депрессивных территорий. Из центра проблемы не решишь и даже не увидишь. Старт программы намечен на 1 января 2020 года.

Дискуссия должна была бы разгореться нешуточная, чтобы не допустить повторения пройденного. Возьмем только последнюю пятилетку. После появления стратегии устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2030 года с начала 2015 года главным механизмом ее реализации была федеральная целевая программа «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014−2017 годы и на период до 2020 года» (ФЦП). С октября 2017 года в соответствии с постановлением правительства «О реализации мероприятий федеральных целевых программ, интегрируемых в отдельные федеральные программы РФ» программа устойчивого развития сельских территорий (ФЦП) интегрирована в госпрограмму развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. В самой же госпрограмме откорректировали цели и задачи и назвали ее «пилотной». С февраля 2019 года госпрограмма развития сельского хозяйства пополнилась подпрограммой «Обеспечение условий развития агропромышленного комплекса», внутри которой ФЦП приобрела статус ведомственной (внутриминистерской) целевой программы (ВЦП). Правда, ненадолго: период реализации этой ведомственной программы перенесен во вчерашний день: с 1 января 2018 года до 31 декабря 2018 года. Названия показателей социального развития села, касающиеся сельского здравоохранения, образования на селе, физкультуры, спорта, культуры, в госпрограмме сохранились и в обновленной госпрограмме, но без плановых цифр. То есть там, где должны были быть единицы роста или проценты прироста, оказались прочерки. Получилось, что направления сельское здравоохранение, образование на селе, физкультура, спорт, культура по-прежнему считаются «условиями развития агропромышленного комплекса», но обеспечиваться эти условия теперь должны были другими ведомствами. «Комплекс мер» по социальному развитию села, о котором возвещала госпрограмма, оказался разорванным.

Молочная ферма
Молочная ферма

Что надо сделать, чтобы с новой госпрограммой не воспроизвелась судьба ее предшественников? Никто из участников форума на эту тему даже не заикнулся. Размечтались о том, что эту госпрограмму надо превратить в тринадцатый нацпроект. Почему? Потому что все сверхдоходы федерального бюджета, как известно, будут направляться именно на нацпроекты, будут подпитывать их, а не госпрограммы. Никто не вспомнил, что еще и года не прошло, как Счетная палата отказалась оценить результативность и эффективность государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. Динамика достижения показателей была оценена как низкий уровень, выполнение показателей — как средний уровень. Уровень управления госпрограммой составил 66,7% (средний уровень). Вот, на этом бы и надо было бы сосредоточиться на алтайском форуме, чтобы 2019 год в организационном плане не оказался пустопорожним.

О чем же говорили на форуме парламентариев в Алтайском крае? Вначале представили каждого из федеральных гостей: 7 членов Совета Федерации во главе с председателем профильного комитета, 12 депутатов Госдумы, трех представителей министерств, председателей законодательных собраний трех субъектов Российской Федерации: Курской и Смоленской областей, ЯНАО (остальные места в зале были заполнены депутатами Алтайского законодательного собрания, людьми из муниципалитетов и исполнительной власти края. В дискуссии они участия не принимали. Что получат от госпрограммы сельские муниципалитеты края, на форуме речь не шла: таких подарков москвичи им не привезли).

Потом губернатор поприветствовал присутствующих. Председатель комитета Совета Федерации вручил награды палаты двум директорам школ, председателю совета ветеранов одного из сел, акушерке райбольницы и тренеру детско-юношеской спортшколы.

25 минут форума прошло. 30 минут выступал статс-секретарь-замминистра сельского хозяйства Российской Федерации, рассказывая о структуре госпрограммы и деньгах. Форум миновал свою половину.

Председатель Алтайского краевого законодательного собрания А. Романенко рассказал о вкладе аграрной секции совета законодателей в разработку программы. Председатель профильного комитета Совета Федерации А. Майоров пообещал мониторить ситуацию, чтобы при реализации и других нацпроектов село не было забыто. Упомянув о твердых бытовых отходах и логистических тарифах, пытался на этом примере обозначить, что на селе нет профессиональных управленцев, способных овладеть новыми подходами в управлении сельскими территориями. Их надо начинать готовить. Он видел таких выпускников и понял, что всё зависит от человеческого фактора. Однако связать одно с другим у председателя комитета не получилось. Вышел на то, что впереди форум социальных инноваций, и далеко ошибочное мнение, что куда там селу до инноваций. Нет, это не так, и надо и алтайцам принять участие в будущем форуме. Закончил выступление, запутавшись в придаточных предложениях. Некачественно подготовился сенатор к выступлению на форуме.

И о том, и о другом, в том числе и о том, как хорошо относятся селяне к «Единой России», сумбурно выступал В. Плотников, первый зампред аграрного комитета Госдумы. В целом то, о чем он говорил, имело свой смысл, но вокруг госпрограммы, ради обсуждения которой все оказались вдруг за тридевять земель.

Выступление Алексея Майорова на форуме «Устойчивое развитие сельских территорий — потенциал развития Российской Федерации» в Барнауле
Выступление Алексея Майорова на форуме «Устойчивое развитие сельских территорий — потенциал развития Российской Федерации» в Барнауле
Council.gov.ru

Если бы представителю Минэкономразвития дали слово сразу же после замминистра сельского хозяйства, то, наверное, кто-нибудь в президиуме или в зале заметил бы серьезную конкуренцию между этими министерствами. А. Никифоров из Минэка сразу дал понять, что самый главный документ — это стратегия пространственного развития страны и план инфраструктурного развития. Тема развития сельских территорий этими документами уже учтена самым капитальным образом. А те, кто не увидел этого, то они действовали по образцу: я, типа, Пастернака не читал, но… И далее стал рассказывать присутствующим о том, как стратегия пространственного развития предлагает обеспечить развитие сельских территорий (об этом стоит написать отдельно).

Возможно, сами по себе документы государственного стратегического планирования не конфликтуют. Одеяло будет растягиваться разными исполнителями. Но на это так и не обратили внимания.

Дискуссии не получилось. И не планировалось. Единственный вопрос был задан из зала, но и он не относился к теме форума. Единственные участники форума, которые саму госпрограмму с точки зрения ее плюсов и минусов и, что называется, в привязке к территории прокомментировали, были хозяева форума — представители Алтайского края. А семнадцати из 19-ти федеральных парламентариев, приехавших на алтайский межпарламентский форум, сказать было вовсе не о чем. Или не захотели говорить. Они и не говорили. Надо искать новое определение такому мероприятию, потому что «парламентский туризм» — мелковато и не обидно.