Миротворец
Миротворец
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Переговоры президента США Дональда Трампа в Вашингтоне с премьер-министром Пакистана Имраном Ханом обещали быть интересными. Стороны к ним серьезно готовились.

США демонстрировали Пакистану намерение возродить все былые аспекты двусторонних отношений, включая «расширение торговых и прочных военных связей», продолжая продвигаться «к достижению мира и стабильности в Южной Азии». Дело в том, что США остановили в 2018 году программы военной помощи Пакистану. «Соединенные Штаты по ошибке передали Пакистану более 33 млрд долларов финансовой помощи за последние 15 лет, в ответ он не дал нам ничего, кроме лжи и обмана, держа наших лидеров за дураков, — говорил Трамп в январе 2018 года. — Пакистан укрывает террористов, за которыми мы охотимся в Афганистане, и практически не помогает». В открытой ультимативной форме Трамп предупреждал, что Исламабаду есть что терять, если он не будет сотрудничать с американцами, не проявит решительных действий «по поддержке стратегии США в Афганистане и вообще в Южной Азии».

Встреча Дональда Трампа с Имраном Ханом в Вашингтоне
Встреча Дональда Трампа с Имраном Ханом в Вашингтоне

Так обозначались два вектора желательного для Вашингтона взаимодействия с Исламабадом: Афганистан и Южная Азия. Но и Пакистан все это время не сидел сложа руки, фактически интегрируя себя в новые коалиции с участием Китая и России, которые стали искать решение афганского кризиса в тройственном формате. И это в ситуации, когда на горизонте замаячил китайский проект «Один пояс, один путь», был обозначен китайско-пакистанско-афганский коридор. Это привело к тому, что на афганском плацдарме, помимо переговоров США с движением «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), начали появляться новые переговорные форматы с хорошим потенциалом, которые могли работать без участия американцев. Дело дошло даже до того, что Пекин брался примирить Кабул и Исламабад, хотя для него проблемы Афганистана имеют пока что прикладной характер. Перспективы имеющего выход в Мировой океан Пакистана, становящегося торговым коридором, являются более многообещающими.

Вашингтон осознал, что проигрывает Пакистану. Американцы пытаются наверстать упущенное, активизируя контакты с Исламабадом на афганском направлении, если говорить более точно — стремятся оказать через него давление на талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с целью достижения с ними определенных соглашений. США приветствовали переговоры по этой проблематике Хана с посетившим Исламабад президентом Афганистана Мохаммад Ашрафом Гани. Но Пакистан не складывает яйца в одну корзину, он ведет переговоры по афганскому урегулированию с политиками-оппозиционерами, не имеющими отношения к официальному Кабулу. Помимо того, состоялось семь раундов переговоров США с движением «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Американцам не удалось обеспечить подключение официального Кабула к диалогу. Более того, талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) заявили, что мирное соглашение между ними и Вашингтоном должно быть заверено или подкреплено другими участники большой региональной игры.

Президент Афганистана Ашраф Гани
Президент Афганистана Ашраф Гани

В такой ситуации у Трампа стали сдавать нервы. Во время переговоров с Ханом он сделал громкое заявление: «Если бы мы хотели вести войну в Афганистане и выиграть ее, то я мог бы одержать победу в этой войне за неделю. Я просто не хочу убивать десять миллионов человек… Если бы я хотел выиграть войну, Афганистан был бы стерт с лица земли, все закончилось бы буквально за десять дней. В сущности, мы сейчас исполняем функции полицейских, но мы не должны быть полицейскими. Мы находимся в Афганистане на протяжении 19 лет. Это нелепо, и я думаю, что Пакистан поможет нам с этим, потому что мы не хотим оставаться в качестве полицейских». Сейчас эксперты пытаются определить, кому адресовано раздраженное послание американского президента. Внутренняя аудитория? Да. Вступая в предвыборную гонку, Трамп работает на поддержание имиджа США «как гегемона и авторитетной державы», хотя и не предложил «план победы». А вот с внешними адресатами не все так очевидно.

Официальный Кабул негативно отреагировал на слова Трампа о возможности скорого завершения афганской войны ценой миллионов человеческих жизней, заявив, что президент США «не имеет права решать судьбу Афганистана», и специально подчеркнул, что «судьба страны не может определяться на встрече лидеров иностранных государств в отсутствие афганского руководства». Это намек на политическое недоверие премьер-министру Пакистана. Однако существует точка зрения, согласно которой Трамп адресовал свои угрозы прежде всего Исламабаду, предупредил его о том, что случае провала мирной инициативы военные действия могут быть перенесены на пакистанскую территорию. Например, Вашингтон может вступить в более тесный альянс с Индией, заодно сдерживая тем самым Китай.

Солдат США. Афганистан
Солдат США. Афганистан
Archive.defense.gov

Пока же очевидно следующее: планы Трампа уйти из Афганистана так, чтобы остаться, явно срываются на фоне объективно возрастающей геостратегической значимости этой страны при утрате прежнего американского влияния в Пакистане. Ни у кого нет карт-бланша. Даже, на наш взгляд, у талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которые стали водить американцев за нос, выставляя им различные условия, связанные с выводом солдат из Афганистана, где, по мнению The New York Times, «еще долго будет продолжаться бессрочная война». Нет посылов и возможностей для широкого диалога и поиска мирных путей решения проблемы, «большая игра» продолжается.

Читайте развитие сюжета: Глава Объединенного комитета начальников штабов США прибыл в Кабул