Создатели сериала «Последние цари» создали не документальную работу, а некий сомнительный микс документального и художественного кино, считает профессор английского языка Карл C. Кертис III, чье мнение приводит лондонское издание Catholic Herald. Что заставило профессора задаться вопросом о том, чем вообще Романовы заслужили подобную киноподелку от студии Netflix, рассказывает редактор ИА REGNUMСтанислав Стремидловский.

Распутин и Александра Федоровна
Распутин и Александра Федоровна
Цитата из сериала «Последние цари» реж Эдриан МакДауэлл, Гарет Танли. 2019. США

В сериале масса наполнения, которое явно внесено в повествование исключительно ради клубнички, потому что никакого смыслового содержания в сексе и матюгах нет принципиально. Диалоги могли быть куда более адекватными, да и ни к селу, ни к городу смотрятся матерные словах в устах великосветских кавалеров, легко щеголяющих матерком в присутствии своих высокородных дам. Впрочем, обилие нецензурной речи в произведениях студии Netflix наводит на подозрение о спецзаказе… А что же с сексом?

С сексом в «Последних царях» все в порядке (хотя и не в том смысле, как должно), его достаточно, чтобы зрителю не оставалось простора для фантазии: все уже сказано, точнее, показано. Интим между последним императором и его супругой особенно поражает сценой, где оба персонажа, абсолютно обнаженные, занимаются грубой любовью в дворцовом кабинете, как какой-то Билл Клинтон в Овальном кабинете. Зачем это сделано? И пониманию каких исторических вызовов времени должно способствовать?..

О других темах, которые обсуждает католическая мировая пресса, читайте в обзоре Станислава Стремидловского «США создают Международный альянс за свободу вероисповедания».