Ситуация в грузинской политике с каждым днем закручивается до такой степени, что разобрать, где заканчивается ложь и начинается правда, просто невозможно. В связи с событиями, развернувшимися вокруг телекомпании «Рустави 2», до сих пор выполнявшей и пока еще продолжающей выполнять роль рупора так называемой «оппозиции», сделано столько самых противоречивых заявлений, что запутается даже самый заматерелый психолог.

«Рустави 2»
«Рустави 2»
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Рустави 2» начала свою историю как маленькая местная телекомпания под названием «Рустави», основанная по инициативе одного из лидеров «Новых правых» Пикрии Чихрадзе и ее университетских друзей в городе Рустави еще в 1994 году. Но просуществовала всего год и была закрыта из-за отсутствия лицензии. Спустя год возобновила вещание уже под названием «Рустави 2» и с тех пор вещала уже из Тбилиси с небольшими перерывами, объяснявшимися то очередным лишением, а затем восстановлением лицензии, то определенными политическими событиями и участием в них телекомпании, то судебными процессами, то совершенными против телеканала и его журналистов различными насильственными актами.

Много событий и влияний пережила телекомпания «Рустави 2». Начав свою деятельность в роли оппозиционного правительству Шеварднадзе телеканала, она первоначально направляла стрелы своей критики лишь на решения и действия тогдашних властей, раскрывала тайные планы и коррупционные сделки, за что поплатилась дорогой ценой. Одной из первых жертв политических дрязг стал телеведущий Георгий Саная, смерть которого, несмотря на якобы раскрытое при прежней власти преступление, так и остается окутанной завесой тайны.

На заре своего вещания молодая телекомпания неожиданно получила поддержку от США — грант в размере $500 тысяч, в рамках которого было улучшено качество и расширен ареал вещания, а журналисты прошли специальную переподготовку под руководством американских «тренеров» и продолжили дальнейшую деятельность уже по стандартам и принципам западной, прежде всего американской журналистики.

Но мы не будем вдаваться в подробности слишком запутанной истории существования «самой популярной» грузинской телекомпании, которая за более чем двадцать лет своей деятельности сменила не одного владельца и переходила из рук в руки, пока окончательно не оказалась в полной власти и распоряжении команды экс-президента Михаила Саакашвили благодаря приобретению долей в телекомпании приближенными к этой команде бизнесменами.

Здание телекомпании «Рустави 2»
Здание телекомпании «Рустави 2»
Скриншот страницы социальной сети Facebook / Rustavi 2

Факт возвращения телекомпании в собственность бывшего владельца Кибара Халваши сыграл роль своего рода катализатора нового потока претензий, и одну из таких претензий предъявил не кто иной, как бывший министр обороны правительства Саакашвили Ираклий Окруашвили. Он заявил, что Халваши, который раньше считался его другом, на самом деле был его подручным, исполнителем, мальчиком на побегушках, формальным владельцем телекомпании, а реальным хозяином и распорядителем дел был сам Окруашвили. Более того, деньги на заключение сделки по приобретению телекомпании дал (одолжил) Халваши тоже он, Окруашвили.

«Телекомпания «Рустави 2» всегда была моей, а Халваши был номинальной фигурой, моим подручным и фигаро, который бегал по моим поручениям», — заявил журналистам Окруашвили, который вернулся из Франции на следующий день после того, как Страсбургский суд вынес решение в пользу Кибара Халваши и признал его законные права на телекомпанию.

Хотел ли Окруашвили обрести власть над телеканалом? Судя по его заявлениям, он скорее хотел получить от Халваши деньги, по словам Окруашвили, $7 миллионов, которые бывший министр обороны в свое время дал бизнесмену в долг.

Подобные заявления вызвали подозрение у представителей общественности и бывших владельцев и учредителей телекомпании. Один из учредителей «Рустави 2» Давид Двали прямо заявил, что Ираклий Окруашвили лжет и что телекомпания ему никогда не принадлежала. Он же поставил под сомнение наличие у Окруашвили суммы, необходимой для покупки долей в «Рустави 2». По словам бывшего владельца и учредителя, Ираклий Окруашвили был рядовым адвокатом, после прихода к власти Михаила Саакашвили стал государственным чиновником, вначале прокурором, затем — министром обороны, и честным путем, не конфискуя имущество у других людей в свою пользу, накопить таких денег просто не мог. Двали призвал прокуратуру заинтересоваться претензиями и заявлениями Окруашвили и изучить происхождение его финансов, если они у бывшего чиновника действительно имелись.

Происхождением денег поинтересовались у Окруашвили и журналисты. На вопрос, откуда у него, бывшего госслужащего, оказались миллионы на покупку телекомпании, Окруашвили саркастично ответил: «Ваша бабушка подарила мне».

Свою роль в процессах, которые развивались в Грузии в 2003—2004 годах, бывший министр обороны в последнее время резко преувеличивает и уже утверждает, что он, как богатый в тот период человек, активно финансировал не только телекомпанию, но профинансировал и «революцию роз», а до этого — избирательную кампанию тогдашней оппозиции, лидерами которой были Михаил Саакашвили и Зураб Жвания.

Встреча Ираклия Окруашвили с министром обороны США Дональдом Рамсфелдом. Пентагон, июнь 2005 года
Встреча Ираклия Окруашвили с министром обороны США Дональдом Рамсфелдом. Пентагон, июнь 2005 года

Стремясь «вернуть» телекомпанию, бывший министр правительства Саакашвили обратился в суд с требованием наложения ареста на доли «Рустави 2», но получил отказ. Как заявил Окруашвили в ответ на это решение, останавливаться он не будет и после совещания со своими адвокатами и юристами подготовит новое обращение.

При этом даже в случае положительного решения своего иска оставаться «хозяином» телекомпании не собирается и намерен, как он же и заявляет, передать телекомпанию в управление 10 ее ведущим журналистам.

Подобные «откровения» Ираклия Окруашвили вызвали в грузинском экспертно-политическом обществе разные оценки. Одни считают, что за Окруашвили кто-то стоит, и этот кто-то — чуть ли не сам Михаил Саакашвили, от имени которого его бывший соратник, а в дальнейшем оппонент теперь решил отвоевать компанию у своего бывшего друга Кибара Халваши и вновь вернуть ее «под крыло» националов. Другие полагают, что Окруашвили решил воспользоваться временным переходным периодом относительного безвластия и прибрать пока еще не обретшую твердого хозяина телекомпанию к рукам перед предстоящими в будущем году (а, возможно, и раньше, досрочно, в зависимости от развития событий внутри страны) парламентскими выборами. Третьи видят во всём этом чисто финансовый интерес и попытки выманить у бывшего друга крупный куш. Четвертые воспринимают происходящее достаточно иронично и считают заявления Окруашвили «выходками шута» и даже шутят в ответ по этому поводу…

Несколько осторожнее воспринял «откровения» Ираклия Окруашвили грузинский эксперт Гия Хухашвили, по мнению которого, ничего «смешного» в заявлениях бывшего министра обороны нет.

По словам Хухашвили, Ираклий Окруашвили пытается спровоцировать «определенных субъектов», играет у них на нервах и записывает новые страницы в историю. «Не тот человек Окруашвили, за кого вы его принимаете», — написал эксперт на своей странице в соцсети.

По его же оценке, как заявления бывшего министра, так и утверждения нового владельца «Рустави 2» содержат определенные признаки преступления — отмывания незаконных доходов.

«Сегодня многие задаются вопросом, откуда у Окруашвили были эти $7 миллионов. Вопрос правильный, и нам нужен ответ. Но вопрос в связи с деньгами имеется и к Кибару Халваши. Если он уплатил эту сумму, должен показать источник дохода, а если не покажет, то это есть «отмывание денег», также тяжкое преступление», — заявил эксперт, который характеризует ситуацию вокруг «Рустави 2» как вакханалию и «коллективный суицид», начало которому положило решение ЕСПЧ. Исходя из создавшейся ситуации Хухашвили поддерживает требование о проведении расследования по фактам купли-продажи долей телекомпании и нарушениям закона, совершенным бывшими чиновниками.
Бидзина Иванишвили
Бидзина Иванишвили
(cc) Saeima

Еще одно заявление Ираклия Окруашвили касалось его переговоров с нынешними «властителями», точнее с Бидзиной Иванишвили, полученных от него, но не сдержанных обещаний.

По словам Окруашвили, он еще в 2014 году встретился с тогдашним председателем парламента Давидом Усупашвили и попросил ходатайства перед Иванишвили с целью сотрудничества. Сотрудничество выразилось в том, что Окруашвили в том же году дал прокуратуре «нужные» показания по делу о принадлежности «Рустави 2», а взамен ему была обещана поддержка правящей партии «Грузинская мечта» на выборах мэра города Гори. Но этой поддержки Окруашвили не получил и выборы не выиграл.

В ответ на обвинения со стороны бывшего министра обороны бывший председатель парламента заявил, что никаких переговоров с Окруашвили и по его просьбе с лидером «Грузинской мечты» он не проводил. По словам Давида Усупашвили, Окруашвили сам пришел к нему и заявил, что хочет дать прокуратуре очень важные показания по очень важным делам, а взамен просит налаживания отношений с Бидзиной Иванишвили.

«Я говорил по этому вопросу с Бидзиной Иванишвили и тогдашним премьером Ираклием Гарибашвили, и они ответили: пусть говорит с прокуратурой, а об остальном поговорим потом», — пояснил Усупашвили и добавил, что на этом его участие в процессе переговоров закончилось, а как они развивались дальше, ему уже неизвестно.

Окруашвили фактически решил пойти «ва-банк» и, как он сам выразился, «вывесить грязное белье», которого, по его же определению, немало в грузинской политике. До конца он ничего не раскрывает, говорит намеками и не переходит на конкретные личности, но утверждает, что состоятельным человеком был всегда и денег как для финансирования революций, так и для покупки долей в телекомпании имел достаточно.

Откуда? Говорит, что «привлекал». Как? Не уточняет, лишь ссылается на лиц, от которых «привлекал», но разрешения на разглашение их имен и фамилий не получил.

Ираклий Окруашвили во время посещения военной базы «Вазиани» недалеко от Тбилиси. 2005
Ираклий Окруашвили во время посещения военной базы «Вазиани» недалеко от Тбилиси. 2005

Что касается возможного привлечения его к ответственности за явные нарушения закона, в том числе связанные с вероятным «отмыванием незаконных доходов», Окруашвили уверен, что срок давности всех ранее совершенных нарушений уже давно истек.

Обвинения и утверждения Окруашвили категорически опровергают как бывшие учредители телекомпании, так и вернувший право собственности на нее благодаря решению ЕСПЧ Кибар Халваши.

Для стороннего наблюдателя и зрителя вся эта история и закрученные политиками и владельцами перипетии контрактов и перепродаж долей кажутся одной большой загадкой, в которой тесно переплелись правда и ложь и истину в которой найти сегодня практически невозможно.

Но факт остается фактом: телекомпания, которая до последних дней нахождения в руках прежних владельцев — братьев Караманишвили и под руководством Ники Гварамии оставалась рупором «Национального движения», явно мешала нынешним властям, не давала покоя своими сюжетами, политическими ток-шоу, право на выражение мнения до конца имели только лидеры «Нацдвижения», остальных же просто прерывали на полуслове под предлогом истечения отведенного времени.

Михаил Саакашвили и Бидзина Иванишвили
Михаил Саакашвили и Бидзина Иванишвили

Стиль работы телекомпании и ее политическая ориентация раздражали в Грузии не только нынешнюю власть. В разные годы с критикой редакционной политики «Рустави 2» выступали лидеры различных оппозиционных партий. В период правления Михаила Саакашвили, особенно после активизации оппозиции, начало которой в 2007 году положил всё тот же Ираклий Окруашвили, часть оппозиционных «Национальному движению» партий и лидеров неоднократно объявляла «Рустави 2» бойкот, но затем опять возвращалась в эфир этого же телеканала и пыталась что-то доказать сквозь резкие замечания ведущих.

Напомним, что 18 июля ЕСПЧ огласил решение, согласно которому никаких нарушений прав телекомпании «Рустави 2» и ее уже бывших владельцев в вынесенных судами всех трех инстанций Грузии решениях не усмотрел. Одновременно ЕСПЧ отменил введенную им же ранее временную приостановку исполнения решения Верховного суда Грузии, согласно которому законным владельцем телекомпании был признан бизнесмен Кибар Халваши.

Новый владелец телекомпании в тот же день обратился к Национальному агентству публичного реестра минюста Грузии и в срочном порядке переоформил «Рустави 2» на себя. Сейчас 60% в этой телекомпании принадлежит ему лично, а остальные 40% — ООО «Панорама», которое также является собственностью Халваши. Таким образом, он стал фактически 100%-ым владельцем телекомпании. Вторым заявлением Кибар Халваши сменил генерального директора компании и вместо Ники Гварамии назначил своего адвоката Паату Салию. Халваши сделал специальное заявление и пообещал, что вмешиваться в редакционную политику телекомпании не будет и что она по-прежнему останется независимым средством массовой информации. Судебный спор с требованием возвращения ему телекомпании Кибар Халваши вел с 2015 года.