Многие называют эпоху Владимира Путина — так назовём первое 20-летие российской истории 21-го века — застойными годами. Некоторые её сравнивают даже с временами дорогого Леонида Ильича. Однако, чтобы такое утверждать, нужно быть либо слепыми, либо никуда не выходить из своего дома.

Экономика
Экономика
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

А всё потому, что за прошедшие двадцать лет Российская Федерация сделала гигантский шаг вперёд. Только где он, этот перед?

Многие помнят 90-е годы. На улицах российских городов непременными атрибутами стали киоски со «сникерсами-стиморолами», крытые или под открытым небом вещевые рынки — оставшиеся с советских времён торговые площади резко перестали удовлетворять нужды рынка.

Россия 1990-х. Граждаане на улице продают свое имущество
Россия 1990-х. Граждаане на улице продают свое имущество
(cc) Brian Kelley

Множество граждан устремилось за границу, привозя из Турции или Китая в клетчатых баулах «абибасы» и прочую заграничную одежду. Другие занялись перегоном подержанных иномарок из-за рубежа. Впрочем, были и те, кто на своих «Жигулях» «бомбили» по улицам. Вместе со всеми появились и неизбежные при этом рэкетиры в джинсовых или кожаных куртках.

Одни считают, что в те времена была истинная свобода — все делали деньги, кто как мог. Другие называют те годы эпохой безвременья — миллионы, кто не смог приспособиться к нищенским зарплатам и погоне за деньгами, не выжили. Интересно, что правы и те, и другие.

С тех пор обшарпанные киоски и вещевые рынки исчезли — их место заняли респектабельные торговые центры и супермаркеты. Ввоз в страну подержанных иномарок практически прекращён благодаря лобби автопроизводителей, а поле для серых дилеров постоянно сужается. Дольше всех держались вольные таксисты, но и они исчезли буквально в последнее десятилетие под напором крупных агрегаторов такси. Вместе с исчезновением огромной армии предоставленных самих себе предпринимателей почти как класс вымерли рэкетиры.

К кому придёт за данью уважаемый «на районе» условный Коля Питерский? В торговый центр к наёмным менеджерам? У которых каждая копейка просчитывается электронной системой? К таким же угрюмым мужчинам из частного охранного предприятия «Элит-Защита» или «Охрана-Люкс», хозяева которых в недавнем прошлом были его коллегами? А больше не к кому, потому что собственник торгового центра заседает где-то высоко в небоскрёбе, откуда «авторитета» Колю не видно даже в самый хороший бинокль.

Нет, всё изменилось. И дело не во внешних изменениях, а в самой сути. Из рыночной эпохи мы пришли в другую, более совершенную стадию формации, в которой мы с вами проживаем. И это не реинкарнация феодализма, как фантазируют многие. Эта стадия называется монополистический капитализм.

Рембрандт. Синдики
Рембрандт. Синдики

Пришли мы к нему не потому, что Путин так захотел. Или Сечин с Миллером. Процесс этот произошёл бы, даже если бы в Кремле сидел человек с фамилией Черномырдин, Степашин или даже Рохлин. Главное, чтобы фамилия заканчивалась на ин. Шутка, конечно, но как бы ни было велико историческое значение вышеназванных людей, экономические законы отменить они не в силах.

А этот самый закон говорит, что ничем не ограниченная свободная конкуренция приводит только к одному — победе наиболее продвинутых и жизнеспособных. Торговые центры и супермаркеты, ставшие едва ли не символами современного общества (которое почему-то принято называть обществом потребления), выросли из тех самых палаток 90-х.

Россия в этом не одинока, все остальные страны уже ранее прошли через это. Но поскольку мы живем не в 19-м веке, а в 21-м, процесс концентрации капитала, на который США, к примеру, затратили целое столетие, у нас уложился в менее чем двадцать лет. Вдумайтесь — то, на что другие страны тратили столетия, мы пробежали за считаные два десятилетия.

И, конечно, будут недовольные, так же как в США есть люди, тоскующие по временам Дикого Запада, когда каждый ковбой с револьвером был сам по себе. Когда каждый старатель мог внезапно стать миллионером… или умереть неизвестно где в лесу. В монополистическую же эпоху золото добывают не частные старатели, а крупные компании.

Владыка мира — капитал, золотой кумир. Советский плакат
Владыка мира — капитал, золотой кумир. Советский плакат

Эту эпоху Владимир Ленин как-то назвал высшей, то есть фактически последней стадией капитализма. И кажется, он всё же был прав, поскольку куда дальше будет развиваться капитализм, до сих не могут придумать даже фантасты. Самое смелое, на что их хватает, — это некая прямая власть корпораций. Большинство же так или иначе скатываются в некий глобальный кризис и постапокалипсис, не в силах честно описать будущее.

Говоря же словами другого Ильича, упомянутого выше Леонида Брежнева, мы за последние 20 лет пришли в развитОй капитализм. А что будет дальше? Ну, можем повторить ещё раз, экономические законы отменить не в силах никто.