Во вторник, 23 июля, исполнится шесть месяцев с того дня, как Хуан Гуайдо провозгласил себя исполняющим обязанности президента Венесуэлы в ходе массового шествия демонстрантов. С тех пор председатель парламента добивался отречения Николаса Мадуро самыми разными способами — от уличных беспорядков до попыток расколоть военную прослойку. Тем не менее, вопреки тысячам дезертиров и поддержке Гуайдо более чем 50 странами во главе с США, чавистский лидер по-прежнему остается у власти. Две недели назад попытка переговоров между правительством и оппозицией была предпринята на Барбадосе под эгидой Норвегии. Об этих переговорах испанскому изданию El Pais рассказал сам Гуайдо на острове Маргарита — в бывшем центре карибского туризма, ставшем очередным символом упадка Венесуэлы.

Венесуэла
Венесуэла
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Почему вы думаете, что пришло время для разговора с представителями Мадуро на Барбадосе?» — спросил оппозиционера журналист. «Разумеется, после предыдущих попыток приходится сомневаться во всем, — ответил Гуайдо. — Мы имеем дело с диктатурой, которая не падет от какого-то озарения. Поэтому для нас посредничество королевства Норвегия, содействие Международной контактной группы, в которой участвует весь ЕС, Группа Лимы, Организация американских государств и США — часть усилий по оказанию давления. Было бы ошибкой рассматривать механизм [посредничества] как самоцель, как итог, решение само по себе. Если дверь, через которую они решили уйти, называется Осло, хорошо, добро пожаловать, но мы должны ответственно оценить все варианты».

«Вы верите в то, что правительство согласится на президентские выборы?» — уточнили у главы Национальной ассамблеи. «Это одна из возможностей. Нужно подождать результатов. Наш курс предельно ясен: прекращение узурпации, переходное правительство и свободные выборы. Мы усиленно работаем для достижения этих целей и намерены продолжать», — заявил лидер оппозиции.

«Что пошло не так в вашем плане и военном выступлении 30 апреля?» — поинтересовался представитель El Pais. «Кристофер Фигуэра, который тогда был главой разведки, уже поделился многими тяжелейшими подробностями. Например, они намеревались посадить в тюрьму мою мать. Но пусть проявляют себя высокопоставленные военные, командиры, полковники, подполковники, майоры… Недовольство в рядах вооруженных сил остается очевидным», — сказал Гуайдо.

Тогда у него спросили, рассчитывает ли он на сохранение этого недовольства. «Посмотрим. Сержант зарабатывает 14 долларов или меньше. Семьи военных тоже хотят уехать — в вооруженных силах самый большой процент дезертирства», — ответил оппозиционер. Журналист напомнил ему, что некоторые военные его поддержали, после чего были вынуждены бежать из страны и сейчас живут в Кукуте (Колумбия), чувствуя себя брошенными и забытыми. Тогда Гуайдо сообщил, что предпринял большие усилия для урегулирования статуса этих беглецов, чтобы они могли работать в Колумбии и спокойно ждать ухода Мадуро и гарантированного возвращения в вооруженные силы.

«Чего вы ждете от Европейского союза и новой Комиссии?» — спросил под конец беседы представитель El Pais. «Мы ждем поддержки, которую нам оказывали, ждем, что последнее постановление Европарламента будет иметь силу. Оно, конечно, носило комплексный характер. После доклада Мишель Бачелет, мне кажется, будет изжит своего рода редукционизм, сведение нашей проблемы к противостоянию левых и правых. Очень удобно сводить ее к конфликту тенденций. Это неверно. Речь идет о праве на жизнь, на выбор, праве на свободу самовыражения, праве есть, в том числе чтобы выжить. В этом ЕС играет и продолжит играть основополагающую роль», — подчеркнул лидер венесуэльской оппозиции.