Иван Шилов © ИА REGNUM

После провала на местных выборах 31 марта 2019 года фракционная борьба внутри правящей турецкой Партии справедливости и развития (ПСР) стала очевидной. Анонсируется появление новой партии, лидерами которой называют бывшего президента Турции Абдуллаха Гюля, а также экс-министра экономики Али Бабаджана.

Критические речи Давутоглу в последние месяцы наводят на мысль о том, что бывший премьер-министр обнажил кылыч (турецкая сабля) для борьбы. Но сейчас мы поговорим о Гюле. Он и Бабаджан инициировали создание новой партии. Бывший президент в настоящее время выступает «тренером команды». Говорится, что Бабаджан скорее будет председателем партии. Обозначается много известных имен. Такие, как бывший министр внутренних дел Бешир Аталай, бывший президент Конституционного суда Хашим Кылыч, бывший министр юстиции Садуллах Эргин, бывший министр науки, промышленности и технологий Турции Нихат Эргюн, экономист Дарон Аджемоглу, бывший государственный министр Мехмет Шимшек, бывший судья-докладчик Конституционного суда Осман Джан и бывший министр культуры и туризма Эртугрул Гунай, писатель Фехми Кору.

Абдуллах Гюль
Абдуллах Гюль

Это основатели новой партии. Хотел бы войти в эту команду и бывший премьер Ахмет Давутоглу, но для него двери сюда закрыты. В частности, из-за его политики в отношении Сирии, а также потому, что помешал Гюлю войти в правящую ПСР. Депутат оппозиционной Республиканской народной партии (РНП) и журналист Барыш Яркадаш заявил, что опросы общественного мнения показывают: если бы сегодня состоялись выборы, то новая партия могла набрать 18% голосов. «Бабаджан и его товарищи отложили создание партии, потому что увидели эту картину, — заявил Яркадаш. — Почему? Если бы они создали партию до 31 марта и участвовали в региональных выборах, то ПСР могла бы проиграть. Что же они решили сделать? «Давайте создадим партию после 31 марта. В любом случае ПСР проигрывает, не нужно становиться группой, виновной в проигрыше правящей партии», — сказали они. Однако усилия по созданию партии были оставлены после 23 июня, когда стало ясно, что выборы 31 марта были несправедливо и незаконно отменены и возобновлены 23 июня».

Бабаджан и его друзья хотят создать такую же партию, как основанная в 1983 году президентом Турции Тургутом Озалом партия Отечества. Ставка будет сделана на развитии экономики, свободного предпринимательства, права, свобод, справедливости. Новая партия будет включать в себя различные общественные классы. Именно поэтому они предложили устроить вечеринку в честь художника, который хорошо известен левоцентристской публике. Согласно публичным заявлениям, партии планирует отстаивать два ключевых положения — президентскую систему и усиленный парламент. Парламент сможет сбалансировать и контролировать действия президента. Будет сильный парламент, но президентство будет продолжаться. Или такой вариант: восстанавливается позиция премьер-министра и демократическая парламентская система. Эти положения они попросили подготовить судью Джана, подготовившего проект Конституции. По означенным вопросам будут проводиться опросы общественного мнения.

Али Бабаджан
Али Бабаджан

Если большинство поддержит президентскую систему с усиленным парламентом, то партия объявит о своем решении. Если общество захочет демократическую парламентскую систему, то Бабаджан выступит в качестве лидера партии и кандидата на пост премьер-министра, а Гюль — на пост президента. Новая партия уже стала беспокоить президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Почему? Бабаджан рулил экономикой в течение 2003−2010 годов, когда Эрдоган позиционировал его успех как «свой собственный» и до сих пор пожинает плоды трудов министра и его коллег, успешных турецких чиновников. Бабаджан вытащил страну из кризисного болота, в котором страна погрязла, увеличил показатели роста до двухзначных, а честность, доверие, прозрачность и соблюдение закона росли не только в цифрах.

Чтобы компенсировать дефицит капитала в стране за счет прямых и косвенных инвестиций, он принял решение поощрять и защищать инвесторов. За период его работы уровень прямых инвестиций поднялся до 22 млрд долларов. На стамбульскую биржу (BİST) почти что проливался денежный дождь, ежемесячно поступало 10 млрд долларов «горячих денег». Перед ним стояло еще множество задач, которые предстояло выполнить. Но в самый продуктивный период работы министр был отстранен. Бабаджан не принял месть Эрдогана в отношении движения «Хизмет» после крупных коррупционных расследований 17/25 декабря 2013 года, он настаивал на законном разбирательстве. Это стало причиной досрочного выхода его на пенсию.

Ахмет Давутоглу
Ахмет Давутоглу
Wikimedia

Можно понять, насколько верным было решение Бабаджана не выступать против Эрдогана в момент наивысшего могущества того. Существующая система в Турции в конце концов изменится. Избиратели дадут шанс новым альтернативам, потому что невозможно восстановить руины правления Эрдогана. С жестким и непостоянным человеком, который может в одночасье объявить «предателями» самых приближенных товарищей, нужно правильно бороться и вести полемику. Бабаджан выходит на политическую арену под материальной и моральной защитой экс-президента Гюля. Выходит вовремя. Отмененные ПСР итоги выборов от 31 марта, результаты повторных выборов в Стамбуле 23 июня ясно отразили ситуацию. Люди устали от кризиса, коррупции, воровства, пустой бравады и лидеров, которые кричат на народ. Если из ПСР выйдет часть партийных чиновников, которые смогут объединить различные слои общества, то миллионы разгневанных на Эрдогана избирателей отдадут свои голоса не ПСР, а новой партии.

Молодежь, безработные, фермеры, пенсионеры, промышленники, торговцы заявляют в один голос: никто не хочет жить в Турции, которая отвернулась от закона, где люди живут в страхе и попадают в тюрьму из-за сообщения в социальной сети. Бабаджан, как и партийные чиновники, ищущие варианты ПСР — это фигуры, о которых будут говорить в финансовых и научных кругах, средствах массовой информации и неправительственных организациях. Ведь Бабаджан все еще имеет огромное влияние на экономическом рынке. А поскольку он был министром экономики и твердо верил в свободный рынок, то не позволял Эрдогану вмешиваться в деятельность автономных учреждений и высших советов, таких, как Центральный банк, Агентство банковского регулирования и надзора. Впервые в период государственной службы Бабаджана государственные банки перестали находиться на задворках политики и сосредоточились на своей основной деятельности. Об этом помнят.

Амбиции Эрдогана
Амбиции Эрдогана
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Бабаджан заранее заявил, что движение не будет состоять только из него и обиженных на ПСР: «Нам было очень приятно встретить такое большое количество людей, которые чувствуют такую же моральную и социальную ответственность в этом процессе».