Топ-темой международной повестки дня последних пяти лет является постулат о недопустимости изменения европейских границ. Возмутителем спокойствия называют Российскую Федерацию: «Это (речь идет о выборах в самопровозглашенных республиках востока Украины — А.Г.) попытка перекроить границы в Европе при поддержке военной силы. Это не региональная проблема. Это проблема с глобальными последствиями» (30 октября 2018 года, из выступления на Совбезе ООН Карла Скау, представителя Шведского Королевства). Скау абсолютно прав: Россия круто перекроила европейские границы, забрав Крым и поддерживая восточноукраинских инсургентов.

Италия
Италия
Ольга Шклярова © ИА REGNUM

Но, с другой стороны, изменение границ — это то, чем с увлечением занимались в Европе все послевоенные годы. И речь не только о становлении «постпостдамского мира». Был раздел Кипра, по факту законченный в 1983 году (с тех пор — только эмоции и имитация дипломатической деятельности). Было объединение Германии в 1991 году. Было появление семи новых европейских стран после развала Советского Союза. Был «бархатный развод» Чехии и Словакии (1993 год). Было появление семи новых стран на месте Югославии. Да много чего было… Даже прерванная попытка испано-каталонского развода в 2017 году.

Американские морские пехотинцы в составе войск НАТО. Косово. 1999
Американские морские пехотинцы в составе войск НАТО. Косово. 1999
Defense.gov

А 25 марта 2019 года сам процесс становления новых границ получил благословение «свыше некуда»: Дональд Трамп признал суверенитет Израиля над Голанскими высотами, до 1967 года входившими в состав сирийской провинции Кунейтра. И занятый Израилем, пользуясь терминологией Карла Скау, «при поддержке военной силы». Конечно, могут возразить: где Европа, а где тот Израиль? Но давайте будем честными: как для Европы (клан Ротшильдов), так и для США (клан Рокфеллеров) Израиль значит куда больше, чем все страны Центральной Европы, вместе взятые.

Так что границы меняли всегда и, очевидно, будут менять еще не раз. И вот именно здесь следовало бы напрячься именно моей Украине. Потому что уж больно тревожный звоночек прозвенел из Италии.

Там сейчас проходит массированная политическая атака на лидера правящей «Лиги Севера» Маттео Сальвини, вице-премьера и министра внутренних дел, популиста и евроскептика. 11 июля американский сайт Buzzfeed опубликовал материал о том, что близкий к Сальвини президент Ассоциации «Ломбардия Россия» Джанлука Савойни встречался с россиянами, чтобы обсудить условия предполагаемого соглашения, которое принесло бы «Лиге Севера» десятки миллионов долларов. Наверное, стоит вспомнить, что автор, Buzzfeed — это американский сайт, который в свое время опубликовал поддельное досье на Russiagate, написанное бывшим британским шпионом Кристофером Стилом против Дональда Трампа. А сценарий — это просто калька «Ибицагейта», информационного материала, приведшего к роспуску австрийского парламента и падению правительства Себастьяна Курца.

Так что — до боли банальный сюжет политического наезда, но на любой наезд необходимо реагировать. Сальвини и реагирует, причем «переводя стрелки» на Украину.

15 июля в Турине дигосы (антитеррористические отряды итальянской полиции) арестовали трех человек: двух итальянцев и швейцарца. А также арсенал оружия, включающий ракету французского производства MatraSuper 530 F (класса «земля — земля»). Ракета была «в идеальном рабочем состоянии». Полиция Турина назвала оружейную закладку «арсеналом некоторых сумасшедших» (l'arsenale di qualche demente), а арестованных связала с участием в восточноукраинском конфликте, причем на стороне правительственных войск (точнее — националистических добровольческих формирований).

Маттео Сальвини
Маттео Сальвини
(сс) Fabio Visconti

Сальвини грамотно использовал информационный повод: 16 июня в интервью агентству ANSA (Генуя) он заявил, что это была угроза, адресованная лично ему: «Спецслужбы говорили об украинской группе, которая пыталась напасть на мою жизнь. Я рад, что это послужило для обнаружения «Арсенала некоторых сумасшедших».

Все это тоже было бы банальностью, если бы не один момент. В статье Роберто Вивальделли, размещенной в газете Il Giornale, я заметил фразу, в которую сначала просто не поверил: «Nell'anniversario dell’invasione dell’Urss del 1941 da parte della Germania nazista — quando le truppe tedesche invasero laparte di Polonia occupata dall’Unione Sovietica (Operazione Barbarossa)…». Но все словари и транслейтеры давали один перевод: «В годовщину вторжения в СССР в 1941 году нацистской Германии — когда немецкие войска вторглись в часть Польши, оккупированную Советским Союзом (операция «Барбаросса»)…» То есть Западная Украина в открытую названа не украинской территорией, а частью Польши.

А Il Giornale — это не просто так. Это еженедельная газета, уже более 40 лет принадлежащая Сильвио Берлускони, человеку, более 10 лет занимавшему пост премьер-министра Италии, да и сейчас депутату Европарламента и лидеру партии «Вперед, Италия» (104 места в палате депутатов, 61 — в итальянском Сенате и семь в Европарламенте). Для Италии тандем Сальвини — Берлускони означает связь власти и властного опыта.

Но тогда пассаж Вивальделли можно рассматривать не как оговорку по Фрейду (когда желаемое концептуализируется в обход сознания), а как «политический пас». Кому? Конечно, Польше…

Лидер польской правящей партии «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский — такой же евроскептик и популист, как и Маттео Сальвини. И еще за полтора года до выборов в Европарламент, в январе 2018 года состоялся визит итальянского вице-премьера в Польшу, где планировалось обсуждение возможного альянса между «Лигой Севера» и «ПиС». Соглашения достигнуто не было, в основном из-за принципиально разных позиций по вопросу отношения к России и проблеме релокации мигрантов по разным странам — членам ЕС.

Ярослав Качинский
Ярослав Качинский
(cc) Piotr Drabik

Но все равно Сальвини после переговоров с Качиньским был воодушевлен и полон оптимизма, заявляя, что разногласия существуют, но над ними будет работать специально созданная итальянско-польская комиссия, для выработки объективного для обеих сторон компромисса. А для дипломатов не секрет, что компромисса проще всего достигнуть «за счет третьей стороны».

Теперь мяч на стороне Польши. И остается только гадать, не захочет ли поляк инициировать в отношении Украины то, что когда-то с удовольствием проделал этнический украинец, статс-секретарь Екатерины II, второй член Коллегии иностранных дел «с окладом вице-канцлерским», граф Александр Безбородко с Польшей (второй и третий раздел в 1793 и 1795 годах)?

Тем более что перекройке границ Европе не привыкать. Не зря же сирийцам сейчас остается только вопрошать: «А чьи Голаны?»