Эрдоган
Эрдоган
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Когда Совет Европейского союза на уровне глав МИД одобрил ограничительные меры в отношении Турции из-за проведения Анкарой геологоразведочного бурения у берегов Кипра, стало очевидным: европейская дипломатия потерпела крупное поражение. Потому что антитурецкие санкции, которые предполагают сокращение финансовой помощи ей как кандидату на вступление в ЕС, урезание займов в рамках кредитного механизма Европейского инвестиционного банка, замораживание переговоров по всеобъемлющему соглашению о воздушном сообщении с Анкарой, равно как отказ от ряда встреч с высокопоставленными турецкими политиками, пришлись на момент, когда Турция выдержала давление со стороны США в связи с поставками С-400 и находится на морально-психологическом подъеме.

С-400
С-400
Владислав Осипов © ИА REGNUM

В такой ситуации Брюсселю следовало бы рассматривать идущую битву за шельфы Восточного Средиземноморья в более широком контексте, отдавая себе отчет в том, что сначала нужно решить кипрскую проблему и лишь потом разобраться с шельфом. Но ЕС так и не удается разрешить базовую проблему, кипрский вопрос, что неизбежно выводит турецкие геологоразведочные работы в конфликтную зону. В данном случае давали и дают о себе знать стратегические моменты, связанные с перспективами вступления Турции в ЕС, что связано с возможностью объединении острова. Дело тут не столько в разработанных деталях и политических условиях воссоединения двух частей Кипра, греческой и турецкой, сколько в современной геополитической идентификации самих турок, которые считают себя составной частью европейской цивилизации и настаивают на пересмотре Западом к себе отношения.

Западные дипломаты на условиях анонимности в разговоре с изданием Al-Monitor заявили, что опасения по поводу спорных месторождений раздуты, что Турция и Кипр едва ли находятся на грани вооруженной конфронтации. Однако в экспертной среде предостерегают от таких выводов. Аналитики обращают внимание на то, что конфликт вокруг прибрежных богатств необходимо рассматривать в более широком контексте турецкой стратегии по пересмотру своих отношений с Западом. Как считает политолог Ноам Хомский, «политика полуоткрытых дверей уже перестала быть действенным рычагом в отношении Анкары», и она «в последние годы демонстративно сделала много шагов, чтобы показать ЕС свои альтернативы». И не только это.

Причины нынешнего кризиса банальны. Турция направила второе буровое судно под названием «Явуз» к самой северной оконечности острова, полуострову Карпас. Разрешение на право работы в этом районе турки-киприоты выдали государственной турецкой нефтяной компании, хотя по международному праву они не уполномочены это делать. Это вызвало гневную реакцию у кипрских властей, которые назвали происходящее «нарушением суверенных прав Кипра, основанных на морском праве ООН». Но в складывающейся ситуации нынешний спор между Турцией, Грецией, Кипром и ЕС в отношении добычи газа в Восточном Средиземноморье свидетельствует о еще одном глубоком расколе в западном военном альянсе. Анкара обещает прислать на помощь находящиеся недалеко военные корабли, тогда как там уже находятся корабли ВМС США, а Франция получила у греческой стороны разрешение на заход своих кораблей в Мари. Напомним, что российские военные корабли останавливаются в Лимасоле.

«Явуз»
«Явуз»
Turksemedia.nl

Это обозначает фактор участия в партии в Восточном Средиземноморье многих игроков, что не смущает Анкару, считающую себя тоже игроком, но более крупного исторического калибра. Ведь проблемы в истории Кипра, находящегося всего в 70 километрах от берегов Турции, начинаются еще с противостояния между Константинополем и Османской империей. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о готовности страны защищать права турок-киприотов на шельфовые месторождения, в том числе с применением вооруженных сил, а МИД отметил, что Анкара не намерена отказываться от проведения геологоразведочных работ у побережья Кипра. И это несмотря на критику со стороны ЕС, которого призвали принять активное участие в вопросе разрешения кипрской проблемы.

МИД Греции квалифицировал поведение Турции как «провокационное», как и власти США, призвавшие Анкару «отказаться от проведения геологоразведочных работ у побережья Кипра», а стороны — «воздержаться от действий, которые усиливают напряженность в регионе». В свою очередь МИД России также призывал стороны «воздерживаться от шагов, ведущих к наращиванию кризисного потенциала в Восточном Средиземноморье, проявлять сдержанность и политическую мудрость, а также стремиться к разрешению спорных вопросов путем диалога и уважения интересов друг друга», обозначая «необходимость скорейшего перезапуска межобщинного переговорного процесса по кипрскому урегулированию». Одним словом, войны в Восточном Средиземноморье пока не будет, а Турция заявляет, что «бурение продлится до 3 сентября».

Реджеп Тайип Эрдоган
Реджеп Тайип Эрдоган
Tccb.gov.tr

Правда, никто не знает, насколько успешным оно окажется, но зато флаг и интересы в этом регионе успевают продемонстрировать многие. Тем не менее введение ЕС ограничений в отношении Турции из-за бурения в Средиземном море может вернуться политическим бумерангом в дальнейшем выстраивании отношений между Брюсселем и Анкарой. Как пишет турецкое издание Habertürk, «турок загоняют в ситуацию, чтобы дать им понять, что у них нет друга, кроме самих турок». Но все гораздо глубже, и еще неизвестно, кто, как и когда «покажет палку из-под бурки»: Турция ссорится с США и другими западными союзниками из-за ракет С-400, Грецией и Кипром — из-за газа, вступила в контры с Израилем и даже, как пишет одно американское издание, заявляет о «необходимости российского присутствия в Сирии». Что будет дальше?