Когда президент России Владимир Путин, заявляя о нежелательности введения санкций в отношении Грузии в связи с хамским поведением телеканала «Рустави 2», привел краткую историческую справку, касающуюся событий в регионе 1918-го и последующих годов в регионе, в частности, в отношении Абхазии и Южной Осетии, в Грузии начался вселенский гвалт.

Грузия
Грузия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Сначала некоторые тбилисские историки заявили, что, мол, «президенту России в одном небольшом комментарии удалось передать научно несерьезную, пропагандистскую часть царистской, советской и постсоветской историографии», что таким образом «искажаются факты». Затем появилось заявление Грузинского патриархата, в котором «интерпретация не столь далекого прошлого Грузии» президентом Путиным квалифицируется как «вызов для грузинского государства, грузинской науки и каждого из нас», хотя и содержится и призыв «провести квалифицированный отбор существующих научных исследований и материалов на популярном языке, касающихся как в целом истории страны, так и ее отдельных этапов». Не остались в стороне и грузинские политики.

Премьер-министр, министр иностранных дел, депутаты заявили, что такое заявление слышат не впервые. Оно, дескать, основано «на фундаментально неправильной интерпретации фактов» и является «примером субъективного, тенденциозного позиционирования истории». А некоторые грузинские эксперты пошли дальше, утверждая, что Россия, «выстраивая исторический дискурс при помощи одностороннего прочтения истории, пытается оправдать изменение границ». Парадоксальность сложившейся ситуации как раз в том, что многие исторические документы, касающиеся событий в Грузии в 1918—1920-х годов, опубликованы и находятся в открытом доступе. Выявлены реальные факты, которые исследователи, конечно, по-разному интерпретируют. Но сейчас мы только о фактах.

26 мая 1918 года в Тифлисе в 16 часов 50 минут в бывшей резиденции кавказского наместника русского царя на Головинском проспекте состоялось собрание Грузинского национального совета, на котором был принят «Акт о независимости Грузии». Он состоит из семи пунктов. В первом указывается: «Отныне грузинский народ носитель суверенных прав, и Грузия полноправное государство». В остальных обозначается форма политического устройства страны, что «до проведения Учредительного собрания управлением всей Грузии руководит Национальный совет». И тому подобное. Но если считать этот документ правовым, то почему в нем не обозначены реальные или предполагаемые границы нового государства? Для сравнения: в аналогичном «Акте о независимости Азербайджана» прописана географическая привязка — «Восточное и Южное Закавказье».

Члены Национального совета Грузии. 26 мая 1918
Члены Национального совета Грузии. 26 мая 1918

Это уже потом, когда Тифлис предпринял попытку провести пограничное размежевание в регионе на основе Георгиевского трактата 1783 года, появились проблемы. И этот сюжет хорошо прописан современными историками. Приведем достаточно подробное и добросовестно выполненное в научном смысле исследование доктора исторических наук Валерия Дзидзоева. Он пишет следующее: «Царь Картли и Кахетии (Картли-Кахетинское царство) Ираклий II в декабре 1782 года обратился к российской императрице Екатерине II с просьбой принять его царство в состав Российской империи. 24 июля 1783 года в крепости Георгиевск (ныне г. Георгиевск Ставропольского края) был заключен трактат. Здесь важно обратить внимание на то, что грузинский царь Георгий XII имел в виду, когда он просил российскую императрицу Екатерину II «об охране моего небольшого царства».

Фактически Георгий XII имел в виду лишь незначительную часть бывшей Грузинской ССР в составе СССР. Важность этого документа состоит в том, что здесь впервые определялись границы Картли-Кахетинского царства, то есть присоединенной к Российской империи грузинской территории. В документе подчеркивалось, что «Грузия разделяется на пять уездов, из коих три в Карталинии: Горийский, Дорийский и Душетский и два в Кахетии: Телавский и Сигнахский». В документе нет ни слова о территориях Абхазии или Южной Осетии. Речь идет только о Картли и Кахетии. Следует обратить особое внимание на секретные статьи Георгиевского трактата, которые предусматривали, чтобы Российская империя добивалась возвращения отторгнутых в разное время от Картли и Кахетии владений. То же самое подчеркивалось и в четвертом сепаратном артикуле договора.

 Алексей Вепхвадзе. Георгиевский трактат
Алексей Вепхвадзе. Георгиевский трактат

В нем было сказано: «Е. И. В. обещает в случае войны употребить все возможное старание пособием оружия, а в случае мира настоянием о возвращении земель и мест, издавна царству Карталинскому и Кахетинскому принадлежавших, кои останутся во владении царей тамошних на основании трактата и покровительстве и верховной власти всероссийских императоров, над ними заключенного». Известный российский юрист А. И. Непрошин по этому поводу резонно подчеркивал: «Как следует из текста Георгиевского трактата, к царству Ираклия II позволено было относить все земли, которые не только завоевывались в Закавказье российскими войсками, но и те, в состав которых некогда входили и Картли — азербайджанские провинции Ирана, в вассальной зависимости от которого до 1783 года находилось Картли-Кахетинское царство, и Османской империи. Перечень земель, которые предполагалось присоединить, был определен в конце 1782 года в «Просительной грамоте» Ираклия II. Здесь он требовал от Российской империи соблюдать следующие важные для него условия:

«Признать право за Ираклием на владение Ереваном и Гянджой, помочь в приобретении Ахалциха и Карской области и возвращении земель, отнятых лезгинами».

5 июня 1918 года правительство Грузии сообщило начальнику германской военной миссии, что правительство при определении границ с соседними государствами принимает в расчет государственные границы бывшего грузинского царства, определенные трактатом 1783 года между Грузией и Россией. Против выступил армянский национальный совет, находившийся тогда еще в Тифлисе. 10 июня 1918 года правительство Грузии для определения государственной границы между республиками образовало комиссию в составе И. Церетели, Д. Ониашвили, П. Ингороква, генерала Одишелидзе. В работу комиссии были приглашены представители Армении и Азербайджана. Представители Азербайджана в работе комиссии не приняли участие. Им было не до этого. К тому же до прибытия представителя армянского национального совета, который в Тифлисе объявил себя правительством Армении, другой армянский национальный совет в Эривани заявил о создании «армянского временного правительства».

Не случайно, как отмечает грузинский историк Гурам Маргулиа, в 1918 году возникли первые пограничные проблемы между правительством Грузии и правительством Армении, а потом и с Азербайджаном. Чуть позже, осенью 1918 года, Тифлис получил из Берлина секретное письмо, касавшееся границ Грузии. Относительно Сухумского округа было сделано следующее уточнение: «Сухумский округ (включая Гагры) составляет часть Грузии до тех пор, пока Грузия образует отдельное государство в пределах Кавказа. В случае же образования конфедерации кавказских народов с участием в ней Грузии, населению Сухумского округа должно быть предоставлено решение вопроса о положении его среди кавказских стран».

Иными словами, население Абхазии имело бы в этом случае выбор между соединением с Грузией, вступлением в Союз горских народов или участием в Кавказской конфедерации в качестве особого государства-кантона. В целом же, как писал один из виднейших деятелей партии «Дашнакцутюн» профессор Качазнуни, у провозгласивших независимость Азербайджана, Грузии и Армении не было взаимно признанных государственных границ, а политики руководствовались только своей «исторической памятью». Он «говорил об этом грузину Ною Жордания», который «даже прослезился, заявив, что предвидит в крае новые трагедии, которые остановит только «третья сила». Она и появилась в начале 1920-х годов в лице большевиков. Сегодня за плечами Грузии пять войн и два переворота, утрата контроля над Абхазией и Южной Осетией. И это далеко еще не конец.