На первый взгляд, визит президента России в Рим не принес никаких дивидендов ни одной из сторон. Не подписывалось никаких соглашений. Не обсуждалось неожиданных тем. В комментариях по итогам встреч не было ничего необычного. Отношения двух стран хорошие, а должны быть еще лучше. Санкции надо как-нибудь отменить, мировые проблемы — решать политически. Мир, дружба, мороженое. Amico Vladimir, как выразился премьер Италии Джузеппе Конте.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Но в то же самое время, когда президент России предлагает Италии (и не только Италии) нормальное конструктивное сотрудничество, Дональд Трамп грозит Евросоюзу очередными миллиардными пошлинами, в руководство Евросоюза выдвигают кандидатов от Германии и Франции (но не от остального ЕС), а правительству Италии с большим трудом удалось избежать санкций ЕС за то, что в Италии, видите ли, хотят реализовывать социальные программы и снижать пенсионный возраст.

Дональд Трамп с лидерами Европейского союза, президентом Жан-Клодом Юнкером (слева) и президентом Европейского совета Дональдом Туском (спрва)
Дональд Трамп с лидерами Европейского союза, президентом Жан-Клодом Юнкером (слева) и президентом Европейского совета Дональдом Туском (спрва)

Пока шла пресс-конференция Путина и Конте, трудно было отделаться от странного ощущения. Вопросы известны, ответы тоже. Ну да, санкции никому не нужны, они создают потери и недополученные доходы. Ну да, проблемы в Ливии начались с решений НАТО, а исправлять их нужно политически. Ну да, Италия хотела бы отменить санкции, но не может, потому что самый главный amico живет не в Москве, а в Вашингтоне. Ну да, Минские соглашения не выполняет Украина, это говорит уже и итальянский премьер прямым текстом. Всё так. Всё это говорилось уже тысячу раз. А что дальше?

А дальше Италия, и не только Италия, не может с каждым месяцем не различать всё более ясно, что как-то странно всё нынче устроено в больших западных структурах. Куда ни посмотри повнимательнее, везде какая-то чепуха. Принято общо говорить об «агрессии России», но все нынешние конкретные войны развязало НАТО. Принято общо говорить, что «Россия в изоляции», но от войны санкций страдают конкретные итальянские фермеры. Принято общо говорить, что Евросоюз — это и есть Европа в ее высшем проявлении, а на деле назначаемые Берлином и Парижем брюссельские бюрократы действуют в интересах лишь тех, кто их назначил.

С каждым конкретным вопросом и с каждым конкретным ответом ясности прибавляется. Вода камень точит. Журналисты и политики ходят по одному и тому же замкнутому кругу: Сирия, Ливия, Украина, санкции, Венесуэла, пошлины, и по новой. Но нужно повторять снова и снова, пока не дойдет. Пока напускаемый словесный туман не будет рассеян полностью.

И постепенно происходит разворот. В Италии, и не только в Италии, уже никто всерьез не принимает слова евробюрократов об общем рынке и общих интересах. Урсулу фон дер Ляйен и Кристин Лагард выдвинули Германия и Франция, уже без всяких попыток это скрыть. Правила экономической политики написаны в интересах сильных, и с этим никто больше не спорит. Те же две страны активно требуют от Италии принимать мигрантов, но не хотят принимать их сами, потому что вся история с мигрантами нужна ради снижения цен на рынке труда и ослабления правительств. И камуфляж с каждым разом всё ленивее.

Лодка с мигрантами, плывущими в Италию
Лодка с мигрантами, плывущими в Италию

В прошлом году итальянские политики обвиняли в колониализме Францию. Сейчас Маттео Сальвини говорит, что Италия — не колония Германии. От такого накала один шаг до вопроса о том, зачем вообще создавался Евросоюз. Задавший этот вопрос припомнит, что там было что-то про взаимоприемлемые решения и поиск общего блага. Сравнивший задачу с результатом изумится и попробует вспомнить, когда конкретно всё пошло не так.

Евробюрократы душат Италию, и не только Италию, всяческими ограничениями, а самый старший amico, у которого в Италии великое множество военных баз, грозит пошлинами. И если первые всё еще продолжают говорить о всемирном значении либеральной демократии, то второй этим не утруждается. Чем, кстати, отлично напоминает, что первые лгут.

Тем временем в Италии, и не только в Италии, начинают припоминать, что где-то у них есть пенсионеры, которые хотят раньше выходить на пенсию, молодежь, которой негде работать, пять миллионов бедных и сотни тысяч мигрантов, чей образ жизни здесь не приносит счастья ни им, ни тем, кто их принимает. Что у них есть предприниматели, которые хотят производить лучше, продавать больше и покупать дешевле. Что Италия каждый год отдает ЕС несколько миллиардов евро и, кажется, не только для того, чтобы слушать поучения, как тратить всё остальное. Что есть свои традиции и своя вера и что снимать знаки этих традиций ради чьих-то чувств вовсе не хочется.

Вот на таком фоне появляются предложения о нормальном конструктивном сотрудничестве двух стран, хорошо друг другу знакомых и испытывающих общее расположение. О сотрудничестве без измерения длины огурцов брюссельскими экспертами и без необходимости отчитываться перед никем не выбранными брюссельскими бюрократами о том, как избранное народом правительство тратит собранные народом средства. Без угрозы пошлин и изменения правил игры при первом же удобном поводе или без него.

Естественно, экономические и политические связи Италии с другими странами Евросоюза, а также с США куда теснее, чем с Россией. Только поэтому процесс и идет не слишком быстро. Но он идет, и не только в Италии. В самых разных вопросах, от социальных (защита семьи, традиционных ценностей) до национальных (защита реальных национальных интересов) и экономических (игра по правилам без политических подтекстов) разница состоит в одном и том же. Это разница между нормальным человеком и чего-то не договаривающим жуликом.

Маттео Сальвини
Маттео Сальвини
(сс) Fabio Visconti

И вот уже Маттео Сальвини выигрывает выборы в Италии, и вовсе не из-за антимигрантской позиции, как принято считать, а прежде всего благодаря своему имиджу нормального человека. Вот уже в Европарламенте появляется все больше не только пробирочной, но и совершенно реальной оппозиции. Потому что действующие правила работают отнюдь не в общих интересах, а в интересах отдельных стран, отдельных компаний и отдельных классов. И словесный туман, которым все это камуфлируют, все менее густ.

Бесконечно долго морочить голову огромному количеству людей невозможно. Рано или поздно из их среды появляются те, кто призывает к пересмотру правил, точнее — к их возвращению в нормальное состояние. Особенно вероятно появление таких людей там, где политическим традициям — много веков. Современная методика борьбы с такими политиками известна: их надо через слово называть пророссийскими. Но и это уже работает не всегда и не везде.

Самая обыкновенная, ничем не примечательная встреча президента России с премьером Италии и его заместителями (они же — лидеры правящих партий) — еще один небольшой шаг к рассеиванию той пелены, под прикрытием которой транснациональные франко-германские евробюрократы пьют сок из народов Европы, которым вовсе не нужна ни эта пелена, ни эти бюрократы.