Продемонстрированное в Сирии эффективное взаимодействие России и Ирана заставляет задуматься над характером отношений Тегерана и Москвы. Есть ли у этого партнерства стратегический аспект или пока рано говорить о таких масштабах, обсуждает автор ИА REGNUM Александр Запольскис.

Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

США в ситуации с Ираном играют с огнем и одновременно демонстрируют собственную слабость, как это было в ответ на сбитый Ираном американский разведывательный беспилотник, с разрешением нанести по Ирану ракетный удар, отмененный «буквально за 10 минут» до старта крылатых ракет, как о том поведал американский президент Дональд Трамп. Выход из иранской сделки был для Трампа принципиальной предвыборной позицией, но оказавшись в президентском кресле, Трамп одновременно вынужден был столкнуться со всеми сложностями, вытекающими из попыток отменить иранскую сделку, как будто ее и не было. В результате ситуация с Ираном для США развивается примерно в таком же ключе, как уже проваленная денуклеаризация Северной Кореи или попытка сместить законное правительство Сирии.

Для России же, заинтересованной в том, чтобы выполнять роль третейского судьи в сирийском конфликте, ни в коем случае нельзя безоговорочно становиться на сторону одной из столкнувшихся сил, которых в сирийском конфликте проявилось немало. Как минимум поэтому стратегически рассуждать о безоговорочной поддержке Ирана для Москвы было бы неосмотрительно, ведь многовековая позиция Ирана в своем регионе заключается в целенаправленном достижении доминирования. А Россия в силу своих масштабов должна принимать во внимание множество факторов и содействовать установлению равновесия чаш весов, не перекладывая свой авторитет на одну из них.

Читайте подробности в статье Александра Запольскиса «Россия с Ираном: соседи, партнеры, друзья или кто?»