Как известно, политика — настолько тонкая вещь, что не всегда заметна человеческому глазу. Поэтому если публично страны заявляют о том, что общаются исключительно на языке дипломатии, в действительности это не совсем верно.

Встреча
Встреча
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Религиозные люди убеждены, что высшие силы говорят с ними на языке жизненных обстоятельств, а политики, в свою очередь, уверены, что главный метод общения государств — непубличный язык сигналов. Так, если в Тбилиси с 20 июня неожиданно начинаются антироссийские выступления, а Совместная следственная группа в связи с делом об MH17 вдруг делает русофобский «прорыв», значит некие страны шлют послание конкретным адресатам.

Источником сигналов в данном случае являются Британия и США, предметом диалога —возврат России в Парламентскую ассамблею Совета Европы, а их получателем — государства ЕС.

Для недопущения России в ПАСЕ была подготовлена целая спецоперация

Пять лет назад Россию показательно лишили основных полномочий в Парламентской Ассамблее — права на прямое голосование во время сессий, вхождения в руководящие органы СЕ и участия в мониторинговых миссиях по всему миру, а уже месяцем ранее Совет Европы сам просил Москву как можно скорее вернуться. Как подобное произошло?

Прежде всего, решающей стала твердая позиция Москвы, не только отозвавшей делегацию в 2015 году, но и переставшей платить все членские взносы с 2017 года. Вклад России составляет порядка 30 миллионов евро ежегодно, а поскольку штат чиновников ПАСЕ и Совета Европы исчисляется тысячами, испытание прочностью трансатлантическая солидарность не выдержала.

Несколько недель назад Комитет министров CE, после однозначной позиции Франции, Германии и генерального секретаря Турбьерн Ягланд, инициировал решение о восстановлении российского права голоса в структуре, представив резолюцию о возвращении России без условий.

То есть весь длинный список того, что Москва, по мнению организации в 2014 году, должна была сделать для возвращения — от передачи Крыма, до публичного признания и раскаяния во всех «грехах», — был отброшен. И это при том, что Европа предлагала половинчатые варианты всё это время, но Кремль упорно отказывался идти на диалог.

Летняя сессия ПАСЕ. 2019
Летняя сессия ПАСЕ. 2019
Council of Europe Parliamentary Assembly

Россией было четко заявлено, что переговоры будут возможны только в том случае, если будет выполнено конкретное предварительное условие — полномочия нашей делегации будут возвращены и подтверждены в полном объеме, без всяких исключений. В итоге, после череды провалов найти лазейку и компромисс, Парламентской Ассамблее СЕ пришлось отыграть назад полностью.

Подобное положение дел в первую очередь встревожило англосаксов. Лондон и Вашингтон неожиданно осознали, что, если все пойдет так и впредь, окончательное решение по России может быть принято уже до 26 июня. А в этом случае Кремль мог бы вернуться назад до выборов нового генерального секретаря, а действующий глава СЕ, как известно, настроен пророссийски.

Чтобы понять негодование американцев и британцев, важно знать, что выборы главы ПАСЕ — не пустая формальность. У созданной в 1949 году «старой» структуры, есть не только конвенции, но и устойчивые традиции. А они устроены так, что отсутствие в СЕ российской делегации ко времени голосования могло быть расценено как официальный выход страны из структуры. И если европейцы боялись такого исхода, для чего даже перенесли выборы с 24 на 26 июня, то американцы и британцы именно этого и добивались. И вдруг такой поворот.

Когда на прошлой неделе Москвой был утвержден состав новой думской части делегации Федерального собрания, составлена заявка о восстановлении прав России и укреплена поддержка российской позиции со стороны Парижа и Берлина, Британия и США встревожились не на шутку.

Уже 19 июня нидерландские прокуроры, по совету из Вашингтона, назвали имена четырех подозреваемых в причастности к крушению малайзийского «Боинга». Машина «британской» пропаганды немедленно раскалилась до предела, а в ход пошли даже такие нелепые термины, как упомянутые в статье авторитетного французского издания Le Monde выводы: «Россия, — по его словам, — не только оккупирует Крым, но и поддерживает кровавый вооруженный конфликт в сепаратистском Донбассе. Не так давно была снова обвинена в сбитии рейса МН17, а в 2018 году и вовсе провела наступательную операцию в Керченском проливе, схватив в заключение украинских моряков…»

Председатель ПАСЕ Лилиан Мори Паскье
Председатель ПАСЕ Лилиан Мори Паскье
Council of Europe Parliamentary Assembly

23 июня к процессу подключили нидерландский фонд Stichting Vliegramp MH17, созданный в помощь родственникам жертв крушения малайзийского «Боинга». Последний ожидаемо обратился к «цивилизованному человечеству» с просьбой не возвращать Россию в ПАСЕ, заявив, что Москва, цитата: «Недостаточно сотрудничает».

Тут же в Парламентской ассамблее заявили, что получили сразу две заявки на срочные дебаты о крушении самолета, причем на той же самой сессии, где должно было рассматриваться дело о возвращении России.

24 июня, видя, что предпринятые меры не помогают, грузинские, прибалтийские и, разумеется, украинские депутаты, по команде британцев вынесли на голосование сразу 222 поправки к резолюции о возвращении Москвы. В ряде из них речь шла исключительно о замене одного слова другим, без всякого изменения смысла. В некоторых были переформулированы целые предложения, а в ряде оборотов, напротив, смысл был переделан настолько, что «под шумок» должен был придать резолюции противоположное значение. И тем не менее из более чем 200 рассмотренных правок для формальности была принята лишь одна.

В результате в ночь на 25 июня Парламентская Ассамблея СЕ, спустя девять часов обсуждений, приняла изначальную резолюцию, которая и открыла дорогу по возвращению российской парламентской делегации к полноценной работе.

Всего за резолюцию проголосовали 118 депутатов, 62 — высказались против, 10 — воздержались. В полном составе (либо при нескольких воздержавшихся) поддержали Москву 6 европарламентариев из Азербайджана, 16 из Франции, 5 из Испании, 12 из Италии, 5 из Норвегии, 5 из Австрии, 4 из Португалии, 5 из Сербии, 10 из Турции, 2 из Исландии, 2 из Сан-Марино, 2 из Андорры, 2 из Кипра и 2 из Бельгии.

Также за решение о возвращении России, но выборочно проголосовали депутаты из таких делегаций, как Армения (3 «за», 1 «против»), из Швейцарии (4 «за», 1 «против»), Германии (11 «за», 2 «против»), Словакии (3 «за», 1 «против»), Молдовы (2 «за», 1 «против»), Чехии (2 «за», 1 «против»), Хорватии (3 «за», 1 «против»), Дании (1 «за», 1 «против»), Финляндии (2 «за», 2 «против»), Лихтенштейна (1 «за», 1 «против»), Румынии (1 «за», 1 «против»), Дании (1 «за», 1 «против»), но наиболее показательными были результаты голосования Нидерландов, которые, несмотря на всё давление постановочной «голландской» комиссии, проголосовали в составе 5 «за», и 2 «против».

Летняя сессия ПАСЕ. 2019
Летняя сессия ПАСЕ. 2019
Council of Europe Parliamentary Assembly

Даже в стане современных русофобов не было былого единства, лишь украинская, грузинская и «прибалтийская» делегации проголосовали «против» единогласно, в остальном же, монолита не наблюдалось. Даже в Польше обнаружится один депутат, проголосовавший «за», а в Британии таких нашлось сразу двое. Странным исключением является, разве что Швеция, где почти все депутаты проголосовали «против» Москвы.

Для того чтобы принять соответствующую резолюцию, депутаты ПАСЕ даже остались на беспрецедентное для себя ночное голосование, причем главная причина для этого тоже сыграла в пользу нашей страны. Дело в том, что представители Украины в Генеральной Ассамблее до поздней ночи зачитывали написанные для них в Лондоне и Вашингтоне правки в документ, желая затянуть всё так, дабы голосование было перенесено на сутки.

Но, несмотря на все попытки и юридические запреты «ночных» заседаний, председатель ПАСЕ сообщила, что «закончить рассмотрение — их долг» и продолжила сессию после полуночи.

Дальнейшее публичное поведение украинских парламентариев — крики и ругань, было рассчитано на медийный эффект, а не на серьезный дипломатический результат, поэтому еще больше сыграло на руку России. Пока Москва задействовала реальные рычаги, её оппоненты оперировали полемикой.

Особенно ироничным на этом фоне выглядело то, как украинские «активисты» пикетировали и забрасывали фальшивыми деньгами посольства западных стран, учитывая, что у этих же самых европейских государств Киев одновременно выпрашивал реальные деньги.

Летняя сессия ПАСЕ. 2019
Летняя сессия ПАСЕ. 2019
Council of Europe Parliamentary Assembly

В итоге при явке выше обычной все бутафорские «предложения» и «аргументы» англосаксонских сателлитов были отброшены, а решения приняты. Более того, в регламент ПАСЕ была добавлена норма, которая впредь отменяет право накладывать какие-либо санкции на любую национальную делегацию, невзирая на то, какие нарушения допустило государство.

Оставался лишь один момент — бюрократическая процедура подтверждения полномочий, и, конечно же, англосаксы сделали всё, чтобы затянуть и этот вопрос.

Дело в том, что процедура подтверждения полномочий нацделегации работает по принципу форума. И если 30 депутатов по меньшей мере из пяти стран заявляют, что в полном объеме полномочия, по их мнению, подтверждать нельзя — автоматического возвращения не получается. Вопрос сначала переносится на обсуждение в Комитет регламента, а лишь затем на отдельное голосование.

Само собой, учитывая, что в ПАСЕ насчитывается 47 государств, 30 депутатов из пяти стран-марионеток Вашингтона, найти было не сложно. Ими оказались все те же Британия, Грузия, страны Прибалтики и Украина.

И тем не менее голосование было назначено на 26 июня, а последней попыткой Запада сделать хоть что-то, оказалась отчаянная и унизительная корректировка от делегации Украины, в которой та попыталась добавить частицу «не» в ключевое предложение о том, что «ассамблея разрешает подтвердить полномочия российской делегации».

В 18:48 по Москве поправка была отвергнута, а в 19:00 116-ю голосами парламентариев «за» и 62 «против» при воздержавшихся 15-ти полномочия России были восстановлены полностью.

СМИ. Летняя сессия ПАСЕ. 2019
СМИ. Летняя сессия ПАСЕ. 2019
Council of Europe Parliamentary Assembly

Зачем это нашей стране?

Для ответа на этот вопрос нужно откинуть лишние эмоции и понять, что случившееся, не просто возвращение Москвы туда, где «никто ничего не решает», а только лишь «обвиняет Россию во всех грехах», но и важнейший, и первый после 2014 года прецедент по снятию антироссийских санкций.

Все пять лет международные ограничения лишь накладывались, а не отменялись. Теперь же, после выборов в Европарламент и еще большего усиления консервативных сил в ЕС, прецедент в ПАСЕ станет опорой для лоббирования другого, куда более важного процесса — отмены европейских санкций против России как таковых.

Известно, что для их снятия достаточно любого голоса против — то есть отсутствия единогласия во время голосования. На этом фоне пример ПАСЕ определяет многое. Санкции против России никогда не были добровольными, большей частью стран они принимались и продолжались под давлением, теперь же ситуация начинает отыгрываться назад.

Кроме того, позитивным является и сам факт доступа к институтам организации, например, к участию в мониторинговых миссиях или руководящим постам той или иной европейской структуры. Помимо этого, ПАСЕ — площадка для обороны от публичных обвинений или аналогичный инструмент для обвинения прочих.

Но все же самое главное состоит в другом — своим открытым неподчинением указам США и интригам Туманного Альбиона, европейские страны впервые за пять лет показали, что хотят стабильного диалога с Москвой, видят рост влияния России на мировой арене, и демонстрируют зачаточные признаки партнерской политики, которую постепенно диктует многополярный мир.