Алексей Кудрин как председатель Счетной палаты имеет четко очерченную сферу функций, в которой и должен, будучи госчиновником, проявлять свою активность. Почему в последнее время Кудрин в роли, далеко превосходящей предписанный ему функционал, пишет обозреватель ИА REGNUM Андрей Маленький.

Алексей Кудрин
Алексей Кудрин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как руководитель Счетной палаты Кудрин законодательно ограничен в каких-либо проявлениях произвола. Существует определенный регламент, в соответствии с которым информационные сообщения Счетной палаты должны предоставляться Совфеду и Госдуме, и лишь по результатам деятельности палаты передается информация в СМИ. На практике же новая стратегия Счетной палаты — принятая без изменения федерального законодательства — скорректировала предыдущую миссию, по словам самого Кудрина.

Теперь Счетная палата расширила задачи, предполагая своей целью «не только аудит, но и совершенствование государственного управления». Совфед всё это выслушал и, судя по отсутствии реакции, воспринял в позитивном ключе, хотя позиция, занятая Кудриным, ставит в двусмысленное положение даже правительство РФ, ведь руководитель Счетной палаты берется высказывать экспертное мнение не только в рамках надзора и контроля исполнения федерального законодательства, но и оценивать еще не наступившее будущее.

Будучи рекордсменом среди значимых государственных фигур по количеству посещений программы В. Познера, Кудрин значительно превзошел принятый стандарт, приличный высокому управленцу. Ведь, по-видимому, невозможно находиться внутри и вверху системы госуправления и одновременно критиковать ее как бы снаружи, — но Кудрину это удается. Конечно, такой способ может прибавить популярности и привести в топ новостей, но чувство меры в данном случае явно упускается.

Читайте статью Андрей Маленького «Из Савла в Павлы: Who is now господин Кудрин?»