Иван Шилов © ИА REGNUM

Патриарх всея Грузии Илия II в проповеди в кафедральном соборе Святой Троицы выступил с многозначительным заявлением: «Мы живем в очень сложное время, плохие события вокруг нас, прошу вас быть осторожнее и не допустить какой-либо ошибки. Надеюсь, Бог даст нам мир и свою милость. Вы знаете, что Грузия находится под покровительством Божией Матери, которая особо оберегает Грузию».

Если рассуждать в «широком» смысле, то вокруг Грузии не происходит ничего такого, что могло бы вызывать повышенное беспокойство общества. Правда, в конце сентября прошлого года Илия II, говоря о «сложном времени в политике», увязывал его все же с проблемами Церкви, имея в виду возможность признания Грузинским патриархатом автокефалии Православной церкви Украины. Грузинская церковь отказалась участвовать в дискуссиях по данному вопросу, однако некоторые священнослужители, как говорилось в распространенном патриархией заявлении, «озвучивали оскорбительные и унизительные высказывания в отношении Вселенского патриарха и главы Российской церкви», что было объявлено «недопустимым».

А после обострилась инициированная президентом Грузии Саломе Зурабишвили проблема статуса монастырского комплекса Давид Гареджи, часть комплекса которого расположена на территории Азербайджана. Тогда Илия II, с одной стороны, призвал власти Грузии и Азербайджана «таким образом решить вопрос о не согласованных до сих пор границах, чтобы удалось сохранить дружеские отношения между странами», с другой, обозначил, что «создания серьезных проблем между Азербайджаном и Грузией желает другая сила, которая для достижения своей цели, к сожалению, находит опору как в одной, так и в другой стране». Указание на «одну и другую страну» подразумевает, конечно, Грузию и Азербайджан.

Давид Гареджи
Давид Гареджи
(сс) Peter

Объективно говоря, насчет Баку нам в этом отношении ничего неизвестно, кроме его усилий разрядить ситуацию политико-дипломатическими средствами. Но в Грузии стало набирать силу движение, которое готово было объявить Азербайджан «оккупантом». Если бы этот процесс был доведен до определенного логического завершения, то могла бы сложиться интригующая ситуация: в глазах Тбилиси почти в равной степени выглядели бы в образе «оккупационных сил Москва и Баку». Тбилиси немного притормозил. Им было объявлено, что «увязывание темы монастырского комплекса Давид Гареджи с оккупацией в лучшем случае является политической близорукостью, является контрпродуктивным» в силу того, что «отношения Грузии и Азербайджана являются очень важными для населения Грузии». А те, кто «хотят испортить отношения Грузии и Азербайджана», играют «на руку России».

Когда же в Тбилиси начались нынешние протесты, то пресс-служба патриархии Грузии распространила такое сообщение: «События в парламенте вызвали справедливый протест в обществе, так как все обеспокоены оккупацией наших территорий. К сожалению, акция перед зданием парламента приобрела острые формы. Мы призываем власти действовать максимально сдержанно в отношении людей и воздержаться от острых силовых форм». При этом указывалось на «необходимость проанализировать ситуацию и предпринять верные шаги, чтобы страна не встала перед общей угрозой». Кстати, ранее патриархия Грузии распространила обращение Илии II к участникам сессии 26-й Генеральной ассамблеи Межпарламентской ассамблеи православия, работа которой в Тбилиси оказалась сорванной.

В нем Грузия была названа «маленьким христианским оазисом Кавказа». Отмечалось, что после кавказской войны августа 2008 года, приведшей к признанию Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, «границы церкви Грузии и сохранены, но государство сегодня не может осуществлять свою юрисдикцию в Цхинвальском регионе и Абхазии». Из этого следует, что для патриархии Грузии религиозная мотивация взаимоотношений с Россией стала отходить на второй, а то и третий план, что вносит в нынешнюю ситуацию новые характеристики. И вот новый люфт: от волнений в связи с монастырем Давид Гареджи с участием грузинского духовенства (с 2012 года этот вопрос в грузино-азербайджанских отношениях не поднимался) до поддержки в Тбилиси нынешних антироссийских выступлений.

Собор Цминда Самеба — кафедра Католикоса-Патриарха всея Грузии
Собор Цминда Самеба — кафедра Католикоса-Патриарха всея Грузии
miss_rubov

В любой иной ситуации такие события можно было бы оценивать как обычное типичное явление для Грузии, которая периодически то впадает в серьезный политический кризис, то балансирует на его грани. Но в данном случае все замешано круче, и ситуация впадает в фазу нестабильности, по крайней мере, до 2020 года, когда должны состояться парламентские выборы. А пока, как констатирует американское издание EurasiaNet, Грузия пытается позиционировать себя как «самую богобоязненную страну в Европе, страну «Золотого руна», оплот христианства с V века, где поднимаются волны религиозного возрождения с примесью религиозного национализма», как «единственную лабораторию и бастион новой Европы на Кавказе», границы которой должны выходить за пределы региона.

Но при этом патриарх Илия II говорит и об угрозах. Фактически Грузии как государства в тех границах, которые существовали при СССР, нет уже больше десяти лет и вряд ли будет. Восстановить целостность страны при той политике, которую проводит Тбилиси, практически невозможно. Можно, конечно, заявлять о «кознях Москвы», рассуждать, какой Тбилиси большой друг Вашингтона или Брюсселя. Но сегодня никто не знает, насколько способны грузинские власти преодолеть политический кризис. А точнее, не допустить, чтобы он перерос в кризис государственности. Опасность в том, что в разные исторические эпохи и при различных обстоятельствах укрепляющая политическое влияние в обществе Грузинская церковь всегда везде действовала одинаковым образом и демонстрировала одну и ту же модель поведения. Добром такое кончалось очень редко.