Иран оказался под давлением, и мы знаем об этом, потому что президент Ирана Хасан Рухани и глава иранского МИД Мохаммад Джавад Зариф всё никак не перестанут заявлять о том, что они не будут вести переговоры под давлением, пишет Джеймс Дурсо в статье для издания The Hill.

Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Strategist: У космической отрасли Австралии появились широкие возможности

На прошлой неделе президент США Дональд Трамп снизил напряжённость в отношениях между Ираном и США, отказавшись от убийства 150 граждан Ирана, которые могли бы погибнуть в ходе ответного американского удара после того, как Тегеран сбил беспилотник США. Вашингтон всё же нанёс ответный удар по киберподразделению Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) и объявил о новых санкциях против Верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. Сейчас лучший подход для США заключается в сохранении давления и готовности к переговорам с Ираном.

Вдохновлять дальнейшие усилия США должно «30-процентное решение» проблемы. Существует утверждение о том, что эффективность противника на поле боя снижается, если он теряет 30% мужчин призывного возраста и сталкивается с «катастрофическим снижением рождаемости и численности населения, сокращением ресурсов и влияния после прекращения боевых действий». Пока Ирану не грозит демографическое истощение. Однако коэффициент рождаемости в Иране составляет 1,6, что ниже уровня, необходимого для простого воспроизводства (2,1). Обострение демографической ситуации в Иране плюс ухудшение системы здравоохранения и окружающей среды могут создать серьёзные проблемы для иранского режима.

Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

У США есть три точки давления: экономика, здравоохранение, вода и окружающая среда. Если всё будет сделано правильно, последствия окажутся настолько серьёзными и долгосрочными, что Ирану придётся больше сосредоточиться исключительно на решении внутренних проблем. Это позволило бы снизить угрозу для региональных стран и интересов США.

США и Иран не участвуют в прямом классическом противостоянии. Имеют место закулисные шпионские игры и опосредованные войны в Ираке, Сирии и Йемене. Однако сам Иран мог бы превратиться в своеобразное поле битвы США. Американские переговорщики должны чётко дать понять Ирану, что США лишат 30% населения страны возможности участвовать в продуктивной экономической деятельности, если Иран не согласится последовать разумным предложениям Вашингтона. Иранские элиты действуют на основе консенсуса, поэтому более вероятной целью является не изменение политики Ирана, это практически невозможно, а усложнение процесса проведения определённой политики.

США вышли из ядерного соглашения с Ираном, также известного как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), в мае 2018 года, а в ноябре 2018 года вновь ввели антииранские санкции в отношении энергетического сектора Ирана, судоходства, а также финансового сектора. Вслед за этим в 2019 году США отказались продлить действие освобождения от санкций, которым ранее пользовались страны, импортирующие иранскую нефть. Затем США ввели очередной пакет санкций, только уже против металлургической промышленности Ирана.

Из-за американских санкций, но в основном из-за своей экономической бесхозяйственности, экономика Ирана может сократиться на 6% в 2019 году, а уровень инфляции может достигнуть почти 40%. Уровень безработицы в Иране составляет около 12%, что дополнительно может увеличить социальную напряжённость. Из-за санкций граждане Ирана страдают от нехватки медикаментов и медицинского оборудования. Стоимость имеющихся лекарств и медицинского оборудования увеличилась в четыре-пять раз.

Уровень здравоохранения в Иране продолжает падать, что, возможно, приведёт к сокращению количества молодёжи, пригодной для военной службы. Возможно, Иран уже столкнулся с подобным сокращением. Это могло бы объяснить, почему Ирану пришлось вербовать шиитских иностранных ополченцев для защиты правительства сирийского президента Башара Асада.

Иранцы
Иранцы
(cc) Payam Moein

Иран израсходовал более 70% своих подземных вод и сталкивается с перспективой опустынивания и потери пахотных земель, поэтому он нуждается в импорте продовольствия, которое ему никто не хочет продавать из-за угрозы санкций.

Читайте также: Bloomberg: Трамп уже начинает выигрывать противостояние с Ираном

В начале 2019 года последствия внезапного наводнения были усугублены отсутствием развитой дренажной системы. Ирану предвещают будущие наводнения и потерю урожая, что обострит проблему нехватки продовольствия и приведёт в вынужденной миграции населения в города, где не хватает рабочих мест.

Иран столкнулся с многочисленными проблемами, а Трамп призывает «сделать Иран снова великим». Первому Верховному лидеру Ирана аятолле Рухолле Хомейни всё же пришлось «испить яд» и закончить войну с Ираком. «Принятие этого решения было более смертельным, чем принятие яда. Я подчинился воле Бога и испил эту чашу», — заявил Хомейни в 1988 году. Сделает ли его преемник, аятолла Хаменеи, то же самое, чтобы положить конец войне Ирана с остальным миром?