В Иерусалиме завершилась встреча трёх первых по безопасности в своих странах: Джона Болтона, Николая Патрушева и Меира Бен-Шабата. Стоит воздержаться от заголовков «исторический прорыв» или «исторический успех», но об удаче этой инициативы израильского премьера можно уже говорить уверенно, хоть и осторожно.

Николай Ярошенко. Иерусалим. 1896
Николай Ярошенко. Иерусалим. 1896

Пресса занималась спекуляциями вокруг различных замечаний Николая Патрушева. То шли вариации на тему его приверженности безопасности Израиля, определенной им прямым российским интересом. То пошёл перепев его слов о нежелательности дальнейших ударов Израиля по иранским позициям в Сирии. Однако все эти объедки со стола переговоров, брошенные прессе для снидания и успокоения, не содержали ни одной содержательной новины.

Можно, конечно, проанализировать пресс-конференцию этим утром, на которой израильский премьер Нетаньяху задал тон, убедительно и убежденно оценив высочайшим образом стратегический союз с администрацией Трампа, но сразу вслед за этим выразив признательность президенту Путину за расширенное сотрудничество.

Это был звездный час Нетаньяху. С момента вступления Дональда Трампа в должность израильский премьер не раз пытался посодействовать его сближению с Владимиром Путиным. Он хотел бы видеть образование триумвирата, способного решить проблемы Ближнего Востока и не только. Саммит в Иерусалиме — это первый шаг на пути к претворению в жизнь замысла Биньямина Нетаньяху.

Не удивительно, что Джон Болтон и Николай Патрушев не пришли на встречу в единомыслии и единозрении. Но все отмечают, что переговоры прошли в деловой и доброжелательной атмосфере. Это была подготовка к встрече Трампа с Путиным. И эта задача была выполнена при участии Израиля.

Биньямин Нетаньяху
Биньямин Нетаньяху
Kremlin.ru

Само становление нового формата в Иерусалиме — существенный прорыв. Желание и готовность США, России и Израиля начать консультации и сотрудничество в треглавом кругу открывает широчайшие возможности, выходящие за рамки Ближнего Востока. Неспроста Патрушев подчеркнул, что именно Россия с Израилем не позволят героизировать нацистских преступников. Для Москвы это вопрос стратегической и исторической важности, взгляд на который Иерусалима схож.

Таким образом, сотрудничество Израиля с Россией по сохранению исторической памяти является здесь балансирующим фактором. Ибо на второй чаше весов небывало тёплые отношения с Нетаньяху с Вашингтоном. Но в приведенном контексте они являются и в глазах России достоянием, а не препятствием.

Сам факт образования рабочих отношений в формате этих трёх стран, не действовавших доселе сообща, — событие глобального значения. С этого следует начинать обсуждение саммита. Продолжив оценивать его значение в контексте грядущей встречи президентов США и России.

Содержание переговоров останется для нас покамест неизвестным. Из обрывков информации высокой достоверности можем с уверенностью предположить, что американская сторона и израильская говорили немало о необходимости освободить Сирию от иранского присутствия. На первый взгляд, Россия заинтересована в этом не меньше. Присутствие Ирана на данном этапе вредоносно для Москвы. Это уже не просто конкуренция между Тегераном и Москвой, кто больше влияет на Асада, но — прямые столкновения между пророссийскими и проиранскими вооруженными группировками.

Маленький пастух
Маленький пастух
(cc) Ed Brambley

В то же время Иран — это козырь в руках России. Можно предположить с высокой долей вероятности, что Москва пойдёт на широкомасштабное сотрудничество с Вашингтоном и Иерусалимом по Ирану, но сперва реализует этот козырь с максимальной пользой для себя. Например, это может быть обеспечение переходящего в поддержку признания законности режима Асада со стороны американцев при молчаливом согласии Израиля. Такое направление сотрудничества, а также обнаружение пунктов согласия по Украине — это реалистичный вектор.

Таким образом, успех встречи в Иерусалиме открывает двери для новых рабочих инициатив. Мы узнаем о них после скорой встречи президентов России и США.

Иерусалим