Кандидат в президенты США от Демократической партии Эндрю Янг — предприниматель и филантроп из Нью-Йорка — ранее привлекал к себе гораздо меньше внимания, чем большинство его коллег. Однако все обратили на него внимание после его смелого заявления о том, что каждому гражданину США необходимо предоставить ежегодный универсальный базовый доход (UBI) в размере $12 тыс. без каких-либо условий. Таким образом, Янг стал одним из самых известных сторонников данной идеи, которая постепенно набирает популярность среди некоторых представителей левых и правых политических сил, пишет Ной Смит в статье для издания Bloomberg.

Доллар США
Доллар США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Универсальный базовый доход имеет долгую и интересную историю. Подобные идеи выдвигали, начиная по крайней мере с 1500-х годов. В 1700-х годах идею универсального базового дохода отстаивал один из отцов-основателей США Томас Пейн, а в начале XX века данную идею поддержал популистский губернатор Луизианы Хьюи Лонг. В 1960-х годах экономисты, принадлежащие как к левым, так и правым политическим силам, включая таких знаменитостей, как Пол Самуэльсон, Милтон Фридман, Джеймс Тобин и Джон Кеннет Гэлбрейт, поддерживали либо определенные схемы базового дохода, либо аналогичную идею отрицательного подоходного налога. Бывший президент США Ричард Никсон пытался реализовать программу гарантированного дохода, но потерпел поражение в Конгрессе, в то время как противник Никсона на президентских выборах 1972 года Джордж Макговерн предложил ещё более амбициозный план. Янг просто решил возродить давнишнюю идею. Новизна и радикальность его предложения заключается в размере универсального базового дохода.

Эндрю Янг
Эндрю Янг
(сс) Stephen McCarthy Collision via Sportsfile

Однако ситуацию осложняет неубедительность аргументов, которые Янг приводит в пользу универсального базового дохода. Например, он утверждает, что UBI необходим для того, чтобы спасти людей от нищеты, с которой они столкнутся, как только процесс автоматизации лишит их рабочих мест. Он указывает на то, что по данным McKinsey, к 2030 году одна треть американских рабочих потеряет работу из-за процесса автоматизации. Это утверждение перекликается с аналогичными утверждениями многих представителей технологической отрасли, таких как основатель Tesla Илон Маск и председатель YCombinator Сэм Альтман.

Проблема заключается в том, что нет никаких признаков того, что автоматизация приведёт к появлению огромной массы безработных. Даже после внедрения новых технологий уровень трудоустройства среди граждан США практически не изменился. Существует мало доказательств того, что автоматизация приведёт к потере рабочих мест во всей экономике. Другими словами, нет никаких признаков того, что автоматизация приведёт к неизбежным последствиям, о которых говорит Янг. Не стоит доверять пугающим данным McKinsey, на которые ссылается Янг. В рамках подобных исследований у инженеров спрашивают, сколько существующих рабочих мест могут быть автоматизированы. Даже если предположения инженеров верны, они не могут сказать, сколько новых рабочих мест будет создано в процессе внедрения новых технологий, поэтому подобные исследования не могут предоставить полноценное понимание влияния новых технологий на рынок труда.

Таким образом, когда сторонники UBI делают сомнительные утверждения о том, что основной доход необходим для того, чтобы спасти людей от засилья роботов, они подрывают свои позиции. Они также намекают, что значительное число рабочих окажутся бесполезными в будущем, поэтому могут не рассчитывать на прибыльные рабочие места. Нельзя сказать, что подобные перспективы порадуют граждан США.

Эверетт Шинн. Безработные. 1908
Эверетт Шинн. Безработные. 1908

Второй сомнительный аргумент в пользу UBI заключается в том, что универсальный базовый доход может заменить собой традиционные формы расходов на социальное обеспечение, включая продовольственные талоны и жилищные ваучеры.

Однако есть ряд причин, по которым UBI никогда не сможет стать универсальным решением. Во-первых, это очень дорого. Гораздо сложнее предоставить каждому гражданину по $12 тыс., чем позаботиться только о малообеспеченных людях.

Во-вторых, продовольственные талоны и жилищные ваучеры обычно используются для увеличения потребления продуктов питания и приобретения жилья. Именно на эти вещи, по мнению общества, бедные люди должны тратить свои деньги. Поэтому, несмотря на то, что UBI может предоставить правительству возможность тратить меньше средств на другие формы помощи, универсальный базовый доход не следует рассматривать как абсолютную замену социальных программ. Люди сами вряд ли примут UBI в качестве замены социальных программ.

Базовый доход — это интересная идея, достойная внимания. Однако сторонники UBI должны прекратить пугать людей автоматизацией или указывать на ложный компромисс между UBI и другими формами социального обеспечения.