Свою знаменитую серию статей «18 брюмера Луи Бонопарта» (январь-февраль 1852 года) Карл Маркс начал с развития постулата другого «сумрачного немецкого гения» — Гегеля:

Нет, весь я не уйду!
Нет, весь я не уйду!
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

«Гегель где-то отмечает, что все великие всемирно-исторические события и личности появляются, так сказать, дважды. Он забыл прибавить: первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса».

С самим тезисом можно поспорить, но порой он бьет просто «в точку». Как это случилось на Украине в первой половине года 2019-го.

Еще в прошлом веке великий англичанин сэр Арнольд Тойнби выделил в истории человечества 21 цивилизацию. Из них семь — «живые»: западно-христианская (европейская), восточно-христианская (православная), индуистская, конфуцианская, дальневосточная (Япония и Корея), иранская, арабо-исламская. В основу классификации цивилизаций сэр Арнольд ставил религию и форму ее организации.

С этой точки зрения содержанием мировой политики последних лет является эскалация борьбы «западно-христианской» цивилизации (куда кроме Европы вошли Австралия и все страны Британского Содружества) с «восточным православием». Правда, последний год лидер «западных христиан» и хозяин Белого дома в Вашингтоне активно формирует политические фронты против «конфуцианской» и «иранской» цивилизаций, но там спектакль только начинается.

Якоб Йорданс. Четыре Отца Латинской Церкви. Великая схизма (раскол христианской церкви)
Якоб Йорданс. Четыре Отца Латинской Церкви. Великая схизма (раскол христианской церкви)

В прицеле межцивилизационной борьбы, что естественно, лежит именно базис цивилизации. А значит — религия и формы ее организации. Потому что религия — это даже не ментальная характеристика, это архетип, коллективное бессознательное нации, без которого невозможна сама его экзистенция, существование. Ведь когда христианство разрушило «архетип воина» у скандинавов, тогда кровавая, но героическая «история викингов» закончилась.

Восточно-православная цивилизация окончательно обособилась от своих западных «братьев-христиан» в 1054 году, и с тех пор они «с братской любовью» резали друг друга. Кровавое взятие православного Константинополя католическими крестоносцами в 1204 году. Католик Балдуин (латинский император Константинополя), сброшенный православным Калояном (царь Болгарии) в пропасть (после усекновения рук и ног) в 1206 году… Всё это — мелкие эпизоды такой уже тысячелетней «любви».

Но это прошлое. Ныне же атака на восточное православие — это элемент борьбы «коллективного цивилизованного» Запада с дикарями Востока. Причем борьбы за ресурсы, а не по отвлеченным вопросам о «единосущности» или «подобосущности».

И следует отдавать себе отчет, что восточное православие — это далеко не монолитный Камень, на котором построена Церковь. Восточную Церковь трясет от противостояний и амбиций: как персональных, так и исторических.

Как, например, от исторического противостояния греков и славян. В далеком 1947 году, в журнале «Экклезия» (официальный орган Элладской Церкви), в статье «Две главные опасности» митрополит Закинский Хризостом писал:

«Православная Греческая Церковь, которую составляют Православные Греческие Патриархии и другие автокефальные Греческие Церкви, имеет своим врагом не только папизм и Западную католическую церковь, но и славянство и славянские православные Церкви».

Печать Константинопольского Патриархата
Печать Константинопольского Патриархата
Colossus

И ведь с тех пор подход не изменился… 21 октября 2018 года, на заседании правления греческой диаспоры в Стамбуле, константинопольский патриарх Варфоломей заявил, что

«Наши братья славяне не могут терпеть первенства Вселенского патриархата и нашей нации в православии«

Кстати, известный еще из «Илиады» остров Закинф — это 407 км2 территории и чуть более 40 000 населения. А вся епископия Константинополя — Нового Рима — это пять приходов (Ставродромион, Татаула, Босфор, Гипсоматеи и Фанар), которыми и управляет патриарх Варфоломей. Да и вся Константинопольская церковь — это 3196 приходов с 5 255 000 верующих, которых окормляет 131 епископ. Для сравнения: Русская православная церковь — 36 870 приходов, 90 миллионов прихожан, 419 епископов (данные ресурса «ПравБлог»).

Невозможно отрицать значимость и историческое значение Константинопольского патриархата. И даже признавать его первое место среди православных Церквей. Но первое только «по чести». Да и то, в очень далеком 381 году Константинопольский епископ стал «вторым после Римского» только потому, что «град оный есть новый Рим» (3-е правило II Константинопольского собора), что было подтверждено через 70 лет на IV Вселенском соборе в Халкидоне:

«…престолу ветхого Рима Отцы прилично дали преимущества: поелику то был царствующий град. Следуя тому же побуждению… Епископы, предоставили равные преимущества Святейшему престолу нового Рима, праведно рассудив да град, получивший честь быти градом Царя и Синклита, и имеющий равные преимущества с ветхим царственным Римом, и в церковных делах возвеличен будет подобно тому, и будет второй по нем» (28-е правило).

Собор Святого Петра. Ватикан
Собор Святого Петра. Ватикан

Как историк замечу, что в первом случае императором Римской Империи был воин Феодосий Великий, отразивший нашествие готов. А во втором — тоже воин Марциан, единственный, кто был способен отразить нашествие язычников-гуннов. Иными словами, церковники бежали под защиту меча светской власти. А за защиту следует платить — вот и сделали они резиденцию властелина (Константинополь) церковным центром Империи. И императору удобно, и епископы в безопасности.

Но ведь в 1453 году Константинополь перестал быть христианским «городом Царя и Синклита». Император Константин XI Драгаш погиб в бою, а Константинополь стал Истамбулом, мусульманским «городом Падишаха и Дивана». А патриарх превратился пусть и в высокопоставленного, но всего лишь чиновника, ответственного за поведение неверных-христиан (миллет-баши). Которого можно было унизить (Иосафу I отрубили бороду, а Рафаэль I умер в цепях), пригрозить побитием камнями (Марк II), а то и просто повесить (Григорий V).

Однако и это всего лишь история. А в новейшее время константинопольский патриарх Варфоломей стал простым орудием межцивилизационной борьбы, создав автокефальную Церковь Украины. Которую, кстати, до сих пор не знают, как именовать. Константинополь приказал название «Святейшая Церковь Украины» (СЦУ), сама новая организация именует себя «Православная Церковь Украины» (ПЦУ), но в пылу борьбы на такие мелочи никто не обращает внимания. Тем более что и та, и другая аббревиатуры звучат не совсем прилично.

В итоге Русский патриархат, чьей канонической территорией Украина являлась 333 года, прекратил евхаристическое общение с Фанаром, а с точки зрения церковного права и традиций это означает раскол. Тот самый раскол, грех которого «не смывается даже мученической кровью» (Иоанн Златоуст). И окончания этого раскола до смены режимов либо в России, либо в Константинопольском патриархате, либо у кураторов патриархата не предвидится.

Для восточного православия, как планетарной цивилизации, это трагедия.

А теперь о фарсе.

Не успели на Украине создать ту самую то ли ПЦУ, то ли СЦУ, как там сразу произошел раскол. Напомню, ПЦУ была создана 15 декабря 2018 года путем объединения УПЦ (КП), Украинской православной церкви (Киевского патриархата) и УАПЦ Украинской автокефальной православной церкви. Предстоятелем новой Церкви, с титулом «митрополита» был избран митрополит Переяславский и Белоцерковский Епифаний, а «почетным патриархом — предстоятель УПЦ (КП) Филарет. По открытым источникам, за Филаретом оставалось управление Церковью, а Епифаний брал на себя только внешнецерковные связи. При этом было принято решение

«прекратить деятельность религиозного объединения УПЦ КП путем объединения и присоединения к создаваемой Православной Церкви Украины».

Объединительный собор Украинской православной церкви. Президент Пётр Порошенко, митрополит Епифаний и экзарх Эммануил на Объединительном соборе
Объединительный собор Украинской православной церкви. Президент Пётр Порошенко, митрополит Епифаний и экзарх Эммануил на Объединительном соборе
The Presidential Administration of Ukraine

Однако очень быстро Филарет понял, что его просто оттирают от власти и денег, оставляя «на прокорм» лишь Киевскую епархию. И почетный патриарх «прозрел» … Заметив то, о чем криком кричали даже адепты создания автокефальной поместной украинской Церкви: что никакой самостоятельности новая Церковь не имеет и превращается по факту в филиал-экзархат Константинопольского патриархата. Который не только лишает СЦУ приходов за границей, но и переключает на себя управление, вплоть до прямого назначения епископов, для приличия «утверждаемых» Синодом СЦУ. Так в конце мая на Украине была создана новая «Ольвийская епископия», во главе которой был поставлен проповедник Димитриадской митрополии Элладской православной церкви Епифаний (Димитриу).

90-летний Филарет понял, что «что-то пошло не так». Ведь без наследия УПЦ (КП) новосозданная СЦУ — просто ничто. У «киевлян» на Украине 5363 прихода и 63 монастыря. У СЦУ — 531 приход. Причем уже мало для кого является секретом, что большинство этих приходов — «дети административного ресурса» экс-президента Украины Петра Порошенко. В конце прошлого года перед каждой районной государственной администрацией людьми президента была поставлена задача обеспечения перехода как минимум трех религиозных общин в новую поместную церковь.

Ну, по методу и результат. Уже упомянутый «ПравБлог» собрал информацию, что из 531 перехода 222 общины были перерегистрированы незаконно, путем подлога. Но и это не помогло выполнить задание Порошенко. На Украине 490 районов. Если без Крыма, а также прифронтовых Донецкой и Луганской областей — 440. А «перешла» только 531 парафия. Причем стоило Порошенко слететь с кресла президента, как процесс заглох: если в феврале было зарегистрировано 234 перехода, то в марте (печальный для президента первый тур выборов) только 94, а в апреле (катастрофа второго тура) — вообще 14. А в мае вообще ОДНА.

Архиереи УПЦ
Архиереи УПЦ
w ru УчастникВодник

Ну, кто же «отдает свое» при таком соотношении сил? Во всяком случае — не Филарет. Поэтому он даже не собирается прекращать деятельность УПЦ (КП) и свою деятельность как патриарха этого объединения. А 20 июня он вообще публично отказался от томоса об автокефалии, выданного Синодом Константинопольского патриархата 5 января сего года.

В этот день Филарет провел в киевском кафедральном Владимирском соборе «поместный собор УПЦ (КП), на котором было отменено

«постановление архиерейского или так называемого Поместного собора, потому что это не был Поместный собор, а собрание подписей архиереев, одного священника и двух мирян про условную ликвидацию УПЦ Киевского патриархата, по требованию Вселенского Константинопольского Патриарха Варфоломея».

Это первый пункт обнародованного постановления Собора.

Но куда более весомы пункты 4−6, по которым все средства и имущество, все монастыри, все епархии и даже те «религиозные громады, которые перерегистрировали свои Статуты на Православную Церковь Украины, но желают быть в составе Киевского патриархата» продолжают принадлежать УПЦ (КП).

А томос, за который так отчаянно боролся Филарет в одной упряжке с Порошенко? А томос, как оказывается, «не соответствует статуту автокефальных Церквей» (пункт 7). Так что, спасибо Варфоломею, но «нас не устраивает содержание Томоса про автокефалию Православной Украинской Церкви» (пункт 8).

А это безусловный раскол. Точнее — отпадение от Константинопольской матери-церкви. Потому что патриарх Варфоломей совсем недавно, 31 мая, выступая перед журналистами с Украины, заявил:

«Так называемый «патриархат Киевский» не существует и никогда не существовал. Мы также полагаем, что теперь, когда автокефалию предоставили, ответственность предстоятеля Православной церкви Украины, его блаженнейшего митрополита Епифания, возглавить эту историческую церковь, укрепляя единство украинского народа».

«Люди Епифания» тоже не сидели сложа руки. И в тот же день провели в Киеве свой «Форум Православной церкви Украины». На котором решили, что титул «почетного патриарха» СЦУ

«не может означать, что его носитель возглавляет в Православной церкви Украины какой-то отдельный Киевский патриархат».

Поэтому Поместный собор Филарета

«ни в коем случае не может быть признан Поместным Собором, а его решения являются изначально ничтожными в юридическом и каноническом смысле этого слова, не порождают юридических последствий и не подлежат выполнению».

Филарет (Михаил Денисенко) Патриарх  украинской православной церкви Киевского патриархата
Филарет (Михаил Денисенко) Патриарх украинской православной церкви Киевского патриархата

И Форум, и Собор производили какое-то унылое, действительно фарсовое впечатление. На Форуме было около тридцати человек, причем сам Епифаний не присутствовал. На Соборе было заявлено 200 участников, хотя из высших иерархов, похоже, присутствовал только Иоасаф, архиепископ Белгородский и Обоянский.

Но как бы фарсово не выглядели киевские церковные сборища от 20 июня, повторюсь: религия — это архетип. Обычно он дремлет под покрывалом ментальности. Но если его разбудить, то «коллективное бессознательное» не приемлет норм морали, добра или нравственности. И воспрепятствовать ему не смогут никакие церковные проповеди.

Киев

Постскриптум. Сейчас всяк, кому не лень — от церковных светил до диванных стратегов — ссылаются на Правила Святых Апостолов и Вселенских Соборов. Ну как не бросить свой пятак в эту груду золота? На IV Халкидонском Соборе, там, где был подтвержден статус константинопольского епископа, был принято 12-е правило: «Дошло до нас яко некие, вопреки Церковным постановлениям, прибегнув ко властям, посредством прагматических грамот, единую область на две рассекли, яко быти от сего во единой области двум Митрополитам. Посему определил святой Собор, да ничто таковое творити впредь не дерзает Епископ». Интересно, как бы его сейчас прокомментировали Варфоломей, да Филарет с Епифанием? Ведь «единую область» они давно режут вдоль и поперек, и по живому.

Читайте ранее в этом сюжете: Филарет, Иуда-Епифаний, Порошенко и Зеленский: как это было и как будет

Читайте развитие сюжета: Украинская церковная автокефалия пасует перед греками и румынами: Анаксиос!