В США скоро начнутся первые дебаты с участием кандидатов в президенты США от Демократической партии. Ранее можно было предположить, что вопросы национальной безопасности или внешней политики не будут играть особой роли в предстоящих дебатах. Однако на фоне эскалации напряжённости в отношениях с Ираном ситуация может измениться. Несмотря на то, что после выхода США из ядерного соглашения с Ираном прошло чуть больше года, для Демократической партии, если её кандидат победит на президентских выборах 2020 года, будет совсем не просто вернуть США в ядерное соглашение, пишут Ариана Табатабай и Элиза Каталано Еверс в статье для издания The Foreign Policy.

Иранская ядерная программа
Иранская ядерная программа

Читайте также: American Conservative: США пора пересмотреть свою роль в мире

В 2019 году Национальный комитет Демократической партии принял резолюцию, в которой был изложен план возвращения США в ядерное соглашение — Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). После этого большинство демократических кандидатов заявили о своей поддержке возвращения к статусу-кво, подчеркнув, что США вновь присоединятся к ядерному соглашению в 2021 году. В резолюции Национального комитета Демократической партии указано, что с точки зрения национальной безопасности США лучше вновь присоединиться к СВПД. Однако в настоящий момент, когда США уже вышли из СВПД, вновь присоединиться к нему будет непросто. Слишком много событий произошло с момента подписания ядерного соглашения в 2015 году.

Переговоры об иранской ядерной программе — министры иностранных дел и других должностных лиц P5 + 1 и министры иностранных дел Ирана и ЕС в Лозанне
Переговоры об иранской ядерной программе — министры иностранных дел и других должностных лиц P5 + 1 и министры иностранных дел Ирана и ЕС в Лозанне

Во-первых, последние несколько лет были весьма непростыми для иранских прагматиков, подписавших ядерное соглашение, к тому же им предстоит тяжёлая борьба на собственных парламентских выборах 2020 года и президентских выборах 2021 года.

Президент Ирана Хасан Рухани, поддержавший подписание СВПД, не сможет переизбраться, поскольку иранские президенты могут занимать свой пост не более двух сроков подряд. Неизвестно, будет ли участвовать на выборах кандидат, который выступит на платформе, поддерживающей политику Рухани. Можно сказаться, что результаты последних парламентских выборов свидетельствуют о некоторой поддержке политики Рухани. Однако многие граждане Ирана не видят никакой пользы в поддержке подхода Рухани в целом и СВПД в частности. Экономическое недовольство распространилось по всей стране с начала 2018 года. Всё это может помешать прагматичным иранским кандидатам одержать победу на выборах. Как правило, когда иранские избиратели, поддерживающие лагерь Рухани, остаются дома, на выборах побеждают более радикальные кандидаты.

Между тем междоусобицы и политиканство во время иранских предвыборных сезонов обычно приводят к росту антагонистического поведения, включая ракетные испытания и аресты лиц с двойным гражданством. Если США и Иран не смогут добиться деэскалации напряжённости к началу предвыборного сезона в Иране, то политическая борьба в Иране может подлить масло в огонь. На фоне подобного обострения отношений США будет непросто вновь присоединиться к СВПД.

Кроме того, на пути возвращения в СВПД также будут стоять региональные события, произошедшие с момента подписания ядерного соглашения. В 2015 году республиканцы и существенное количество демократов раскритиковали ядерное соглашение за то, что оно не позволит ограничить дестабилизирующую региональную деятельность Ирана. Фактически противники СВПД утверждали, что Иран продолжит угрожать интересам США в регионе, несмотря на соглашение. Доводы администрации бывшего президента США Барака Обамы заключались в том, что единый процесс не может охватить все проблемные области и что для решения проблем, связанных с деятельностью Ирана в Сирии, Ираке, Йемене и других районах, потребуется дополнительная работа. Доводы администрации Обамы были вполне разумными, поскольку после решения ядерного вопроса можно было бы всецело переключиться на региональную проблематику. Однако эту теорию оказалось очень трудно реализовать на практике.

Сегодня может оказаться, что отделить друг от друга региональные и ядерные компоненты политики безопасности Ирана будет ещё сложнее, поскольку Тегеран наращивает свои успехи в регионе по мере того, как Соединённые Штаты продолжают сокращать своё участие.

Президент Ирана Хасан Рухани
Президент Ирана Хасан Рухани
Kremlin.ru

Читайте также: Project Syndicate: Удастся ли Японии в конечном итоге очаровать Трампа?

Соединённые Штаты могли бы рассмотреть вопрос о присоединении к СВПД как раз в тот момент, когда срок действия некоторых из его положений будет подходить к концу. В 2020 году, всего за несколько недель до президентских выборов в США, будет снято эмбарго ООН на поставки обычного вооружения в Иран. В 2023 году отменят резолюцию Совета Безопасности ООН, запрещающую Ирану разрабатывать баллистические ракеты. Также в ближайшей перспективе Иран сможет возобновить некоторые ядерные исследования и разработки, несмотря на то, что срок действия наиболее важных положений СВПД истекает в 2030 году. В этом контексте США могут столкнуться с внутренним политическим давлением против присоединения к старому варианту СВПД, от Вашингтона могут потребовать нового ядерного соглашения, предусматривающего более жёсткие условия. Маловероятно, что Иран согласится на продление условий СВПД, подписанного в 2015 году, не говоря уже о более жёстких ограничениях. Возвращение США в ядерное соглашение в его нынешнем виде может оказаться недостижимым и нежелательным, особенно если Иран и дальше продолжит нарушать некоторые положения СВПД.

Если новая американская администрация не будет хорошо подготовлена и заранее не проведёт тщательный анализ всех сложностей, которые могут возникнуть при возвращении в СВПД, то в 2021 году она может столкнуться с определёнными проблемами.