В греческой мифологии есть предсказание, согласно которому, первая жена Зевса Метида, богиня мудрости, родит сына, который, объединив в себе хитрость своей матери и силу своего отца в конечном итоге свергнет царя богов. Чтобы защитить свою власть, Зевс поглотил беременную Метиду. Сын Зевса так и не родился, но у Зевса родилась дочь Афина, пишет Ана Паласио в статье для издания Project Syndicate.

Авианосец ВМС США
Авианосец ВМС США
U.S. Navy

Читайте также: American Conservative: США пора пересмотреть свою роль в мире

Такие качества, как мудрость и грубая сила, всегда очаровывали древних греков. В определённый период они благоговели перед первым, воплощением которого стал Одиссей, легендарный герой гомеровской эпической поэмы «Одиссея». В другие исторические периоды они превозносили грубую силу, олицетворённую великими воинами, такими как Ахилл. Но идеалом всегда было сочетание того и другого. Это остаётся актуальным и по сей день.

За последние семь десятилетий Соединённые Штаты, похоже, выяснили, как достичь давно неуловимого баланса между мудростью и грубой силой. Наделённые богатыми ресурсами, свободные от региональных конкурентов и окруженные в основном океанами США обладали всем необходимым, чтобы стать мировой державой. Но именно многогранный, гибкий характер американского стиля руководства, сочетающего в себе военные, демографические и экономические преимущества с убедительным культурным посланием и умной дипломатией, позволил США удерживать свои позиции в качестве выдающейся мировой сверхдержавы.

Вместо того, чтобы навязывать свою волю остальному миру исключительно за счёт грубой силы, США позиционировали себя как глобальную державу, которая привержена поддержанию более широкого мирового порядка, который в конечном итоге служил интересам всех. Используя политику «кнута и пряника», США убедили страны, что им лучше присоединиться к этому глобальному порядку, чем противостоять ему. Сочетание убеждения и силы легло в основу глобального лидерства США.

Администрация президента США Дональда Трампа, однако, с пренебрежением отнеслась к этой тщательно откалиброванной системе. Постоянно демонстрируя неспособность убедить кого-либо, Трамп пытается использовать только грубую силу, чтобы заставить остальной мир принять его повестку дня: «Америка прежде всего».

Дональд Трамп выступает перед военными
Дональд Трамп выступает перед военными
White House

Есть достаточно примеров, свидетельствующих о том, что Трамп предпочитает использовать силу. Об этом свидетельствует кампания по давлению на европейские страны. Трамп хочет заставить страны ЕС не только тратить больше средств на оборону для выполнения обязательств перед НАТО — обоснованное требование, — но также заставить их тратить больше средств на покупку американских систем вооружений. С другой стороны, Трамп не скупится на военные угрозы в адрес предполагаемых противников США. Совсем недавно американская администрация начала бить в барабаны войны, используя мутные разведданные об атаках на танкеры в Оманском заливе для продвижения войны с Ираном. Склонность Трампа больше полагаться на мускулы, чем на мозг, также подтверждается усердным использованием экономических инструментов — санкций и торговых пошлин — для продвижения своих политических интересов. Эскалация торговой войны с Китаем привлекла внимание прессы. Однако недавно США пригрозили Мексике, заявив, что её экспорт в США может столкнуться с торговыми пошлинами, если мексиканское правительство не ограничит нелегальную миграцию в США через свою северную границу. Последний пример является особенно показательным.

История учит нас тому, что, делая ставку только на грубую силу и отказываясь использовать силу убеждения, США подрывают собственный авторитет и движутся в направлении катастрофы. Именно это произошло в 1950 году, когда генерал Дуглас Макартур, вытеснив северокорейские войска с юга Корейского полуострова, безрассудно двинулся на север, где его войска и войска его союзников столкнулись с китайскими войсками и были ими захвачены.

Дуглас Макартур
Дуглас Макартур

Аналогичная ситуация произошла в 1964 году, когда США использовали атаки северовьетнамских торпедных катеров на американские эсминцы в Тонкинском заливе в качестве предлога для принятия резолюции конгресса, которая позволила бывшему президенту США Линдону Б. Джонсону, а затем президенту Ричарду М. Никсону, расширить военное участие Соединённых Штатов во Вьетнамской войне. Параллели с нынешней ситуацией в Оманском заливе, мягко говоря, вызывают беспокойство.

Аналогичную ошибку США допустили в 2000-х годах в ходе войны с террором, когда сделали ставку на массированное использование военной силы, забыв о стратегической хитрости. В результате США посеяли нестабильность по всему Ближнему Востоку.

Читайте также: Project Syndicate: Удастся ли Японии в конечном итоге очаровать Трампа?

На данный момент у США всё ещё достаточно сил, чтобы заставить страны подчиниться их воле. Но мир уже работает над тем, чтобы изменить это. Наблюдается растущий отказ от долларовых сделок. Европейский центральный банк продвигает евро на международном уровне, в то время как Китай подписывает соглашения о валютных свопах для продвижения юаня.

Последние несколько десятилетий американского могущества в целом пошли на пользу миру. Однако дальше оно может привести к менее благоприятным и продуктивным последствиям. Чтобы удержать свою власть, а также поддержать глобальный мир и процветание, США должны найти трудноуловимый баланс между хитростью и грубой силой. Маловероятно, что Трамп сможет удержать этот баланс.