Администрация президента США Дональда Трампа опубликовала Индо-Тихоокеанскую стратегию Пентагона. В 64-страничной документе рассматривается ряд вопросов региональной безопасности, также уделяется внимание тому, какие необходимо предпринять действия на фоне растущего регионального влияния КНР, пишет Хэл Брандс в статье для издания Bloomberg.

Противостояние
Противостояние
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Asia Times: Действия ФРГ и Франции могут представлять угрозу для Тайваня

Те, кто ожидал от стратегии чего-то нового, будут разочарованы. Основные тезисы можно отнести ещё к эпохе бывшего президента США Барака Обамы и более ранних администраций. В тексте документа освещены проблемы, которые США только предстоит преодолеть. Индо-Тихоокеанская стратегия, по сути, является продолжением таких документов, как стратегия в сфере национальной безопасности и стратегия в сфере национальной обороны, в которых основное внимание уделено угрозе со стороны ревизионистских держав, особенно Китая. В новом документе указано, что Индо-Тихоокеанский — это «приоритетный театр» действий США, поскольку данный регион, вероятно, превратится в двигатель экономического роста и эпицентр геополитического соперничества XXI века. Для того чтобы укрепить ослабевающие позиции США и помешать КНР достигнуть гегемонии, оборонное ведомство США предложило ряд инициатив.

Во-первых, Пентагон намерен задействовать новые возможности и разработать оперативные концепции, чтобы сдержать растущую военную мощь Пекина. Во-вторых, необходимо расширить партнёрские отношения США в регионе для формирования более широкой региональной коалиции против КНР. Это позволило бы укрепить существующую систему двусторонних альянсов, объединив их в более крупное формирование. Всё это позволит США сохранить Индо-Тихоокеанский регион «свободным и открытым», а региональные страны смогут свободно торговать и защитить свой суверенитет.

«Ляони́н». Авианосец Военно-Морских Сил НОАК
«Ляони́н». Авианосец Военно-Морских Сил НОАК
Baycrest

Несмотря на ряд нововведений, большая часть стратегии США повторяет подход администрации Обамы. В этом нет ничего плохого: основные стратегические требования сдерживания Пекина и укрепления позиций США в регионе не сильно изменились с 2015—2016 годов. Таким образом, наиболее показательным аспектом Индо-Тихоокеанской стратегии является то, как в документе освещаются — иногда явно, иногда неявно — самые сложные проблемы, с которыми сталкиваются США при ответе на вызов со стороны Китая.

Например, рассматривается вопрос о том, как США должны противостоять политике свершившегося факта. Пока Китай всё ещё не может победить США в продолжительной войне. Однако Пекин может воспользоваться эффектом внезапности и своим географическим положением для стремительного захвата территории Тайваня или остовов Сенкаку, а затем позволить Вашингтону решать, стоит ли США платить высокую, возможно, запредельную цену за освобождение этих территорий.

Старший исследователь RAND Corporation Дэвид Очманек считает, что для отражения китайского вторжения на Тайвань потребуется повредить или уничтожить более 300 китайских кораблей в течение первых 72 часов. Для этого Вашингтону понадобится немало боеприпасов большого радиуса действия, поскольку противокорабельные ракеты Китая исключают возможность отправки в бой американских авианосцев. Тем не менее, несмотря на то, что из бюджета выделили средства для покупки дополнительных 400 ракет повышенной дальности «воздух-поверхность», Пентагону всё ещё предстоит существенно увеличить свой потенциал и разработать концепции ведения боевых действий, которые позволили бы США побить китайскую стратегию свершившегося факта. Это одна из ключевых проблем, которую Пентагону предстоит решить в ближайшие годы.

«Джеральд Р. Форд». Авианосец ВМС США
«Джеральд Р. Форд». Авианосец ВМС США
U.S. Navy

Также были подняты и другие вопросы, например, указано, что США будет весьма непросто углубить свои региональные отношения в сфере безопасности на фоне глубоких потрясений, которые вызвал подход американской администрации к остальному миру. Большинство американских союзников и партнёров в Индо-Тихоокеанском регионе рады тому, что Трамп готов к сдерживанию КНР, однако они одновременно встревожены его болтовнёй насчёт оборонных обязательств, а также тем, что Трамп может задействовать инструменты экономического принуждения в отношении собственных союзников. Трамп также может в конечном итоге заключить сделку с Китаем, что поставило бы региональные страны в неловкое положение. В Пентагоне справедливо указывают на необходимость создания более широкой региональной коалиции, но действия Трампа затрудняют процесс создания такой коалиции.

С другой стороны, в документе говорится о необходимости общегосударственной стратегии действий в отношении Индо-Тихоокеанского региона. Конгресс принял законодательство, которое сфокусировано на стимулировании частных инвестиций в инфраструктурные проекты за рубежом. США направили около $60 млрд в рамках противодействия экономическому влиянию Китая в Индо-Тихоокеанском регионе. Тем не менее из-за выхода Трампа из Транстихоокеанского партнёрства в 2017 году в экономической стратегии США в отношении региона возникла пустота. Во всяком случае, администрация ослабила экономическое положение США по отношению к Китаю, прибегнув к торговому давлению против своих союзников.

Читайте также: Foreign Policy: США уже проигрывают новую битву за космос

Наконец, Индо-Тихоокеанская стратегия поднимает неудобный вопрос о том, действительно ли этот регион является для США приоритетным театром действий. Независимо от того, что говорится в стратегических документах, администрация Трампа просто не может удержать стратегический фокус. Прямо сейчас США рискуют увязнуть в дипломатическом и военном кризисе в Персидском заливе, во многом, хотя и не полностью, благодаря кампании Трампа против Ирана. Американская администрация указывает на одни стратегические приоритеты, а поступает совершенно иначе.

Тайваньские демонстрации за единство КНР
Тайваньские демонстрации за единство КНР
RattleMan

Таким образом, не следует ожидать, что Индо-Тихоокеанская стратегия будет эффективно реализована на практике. По крайней мере, эта стратегия иллюстрирует ключевые препятствия, многие из которых были созданы руками самой администрации, которые США должны преодолеть.