Наметившаяся ревизия наследия Первой мировой войны в Западной Европе не замедлила сказаться и на Юго-Востоке. Правительство Турции также мечтало о мирном решении проблем, возникших в Азии и в Европе в 1918—1920 гг. Османская империя потерпела поражение в Первой мировой войне. 30 октября 1918 года её представители вынуждены были подписать Мудросское перемирие, за которым последовал распад и расчленение этого государства. Члены младотурецкого правительства бежали в Германию.

Мустафа Кемаль-паша (Ататюрк)
Мустафа Кемаль-паша (Ататюрк)

«Долгие годы мировой войны, — вспоминал первый президент Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк, — утомили и разорили турецкий народ. Те же, кто вовлек его в войну и явились виновниками разорения страны, скрылись, заботясь лишь о своей собственной жизни. Сам Вахеддин [1], этот выродок, порочащий трон султана и халифа, занят был лишь тем, чтобы спасти ценой хотя бы самых низких средств свою персону и трон, единственный предмет его забот».

Страна воевала, с небольшими перерывами, начиная с 1911 года и была разорена. Финансовые, человеческие и территориальные потери были колоссальными. Османская империя была разделена на зоны оккупации, во главе оккупационных сил Антанты был поставлен британский генерал Джордж Милн, верховным комиссаром также стал британец — адмирал Сомерсет Калтроп. Оккупация Константинополя и района Проливов открыла для флота союзников Чёрное море и возможность активного вмешательства в Гражданскую войну на юге России. Что касается Турции, то худшее для нее было впереди. 15 мая 1919 года греческие войска высадились в Смирне и начали постепенно наращивать свои силы на занятых территориях. Десанты осуществлялись при поддержке или прямом участии со стороны британского флота.

Греческая пехота во время греко-турецкой войны (1919-1922)
Греческая пехота во время греко-турецкой войны (1919-1922)

23 июля 1919 года в Эрзеруме был собран конгресс турецких националистов, на котором выступил генерал Мустафа Кемаль-паша (с 1934 г. — Ататюрк), один из лучших высших командиров османской армии в прошедшую войну. Он сформулировал курс на национальную революцию, выступил за сохранение национальных границ и категорически против превращения Турции в подмандатную территорию. В ответ на это в марте 1920 года союзники ввели войска в турецкую столицу и установили там военное положение. 23 апреля в Анкаре было созвано Великое национальное собрание Турции (ВСНТ), которое избрало своим председателем Мустафу Кемаль-пашу. Накануне генерал призвал войска и власти подчиняться только власти этого Собрания. 2 мая в противовес султанскому правительству в Анкаре было создано новое революционное правительство, которое поначалу не выдвигало антимонархических лозунгов. Его и возглавил Кемаль-паша. Его первым внешнеполитическим актом было обращение к председателю Совета народных комиссаров РСФСР В.И. Ленину с предложением взаимного признания и установления дипломатических отношений. Турецкую делегацию в Москву возглавил глава МИД анкарского правительства Бекир Сами-бей.

В Москве надеялись, что восстановление Турции на Проливах приведет к их закрытию для флотов Антанты и будет способствовать улучшению положения РСФСР на Чёрном море. Кроме того, на кемалистское националистическое движение возлагались определенные надежды как на таран англо-французской колониальной системы на Ближнем Востоке. Англичанам и французам пришлось потратить немало сил для установления контроля над подмандатными территориями на Ближнем Востоке. Более того, волнения начались в Египте, оккупированном еще в 1882 году и с 18 декабря 1914 года ставшем британским протекторатом. С марта 1919 года здесь начались студенческие выступления, сразу же поддержанные горожанами, последовали забастовки рабочих и волнения феллахов. Египетская армия и полиция казались надежными, но британское командование предпочло перебросить сюда европейские армейские части — несколько десятков тысяч человек, которые давно уже ждали демобилизации. В кратчайший промежуток времени более 1 тыс. протестующих были убиты, более 1,5 тыс. арестованы, 57 казнены. Революция на Востоке могла способствовать революции на Западе, на которую возлагались немалые надежды.

Следует учесть, что между Анкарой и Москвой существовали значительные разногласия относительно Кавказа и Закавказья, на контроль над этими территориями претендовали и РСФСР, и кемалистская Турция. С другой стороны, правительству Мустафы Кемаля необходима была поддержка в той борьбе, которую оно вело, не имея при этом ни военной промышленности, ни золотого запаса. В конечном итоге стороны решили договориться, что обусловило относительно безболезненный характер советизации Азербайджана в апреле 1920 г. Занятие Бакинского нефтяного узла считалось абсолютно необходимым условием для нормализации экономики РСФСР. Силы XI Красной армии начали концентрироваться на границе Азербайджанской Демократической республики в Дагестане. 27 апреля 1920 года в Баку началось восстание, подготовленное большевиками. Его поддержали рабочие, экипажи канонерских лодок «Карс» и «Ардаган», часть гарнизона. Созданный Азревком обратился с просьбой о признании и поддержке к Совнаркому РСФСР. Войска Красной армии перешли границу. На острие наступления шли четыре бронепоезда с десантом. Сопротивления почти не было. Уже в 05:00 27 апреля бронепоезд «III Интернационал» прибыл на бакинский вокзал.

Прибытие бронепоезда XI Красной Армии в Баку
Прибытие бронепоезда XI Красной Армии в Баку

Шедшее в это время наступление польской армии на Украине и в Белоруссии и непростое положение на Дальнем Востоке, где 6 апреля 1920 года была создана Дальневосточная республика, которая должна была стать буфером между РСФСР и Японией, поддерживавшей белые правительства Приморья и Закавказья, привели к временной приостановке советизации региона. Но к середине 1920 г. Красная армия заняла пограничные спорные между Азербайджаном и Арменией районы — Нахичевань, Карабах, Зангезур. Попытки дашнаков организовать сопротивление провалились, в том числе и по причине массовой поддержки жителями армянских сел советской власти. Они, как докладывал в Эривань Дро [2],

«…отказались признать нашу власть и открыто признали себя большевиками. Выяснено, что у них с большевиками тесная связь, усиленно работают агитаторы».

Местное население явно устало от межэтнических конфликтов и видело в XI Красной армии силу, которая вернет в регион мир и порядок. Её приход был весьма своевременен.

10 августа 1920 года был подписан Севрский мирный договор — единственный из системы, порожденной Версалем, который не удалось реализовать. Турция обязана была уступить значительные территории соседям — Греции, Армении, Ираку (британский мандат управления) и Сирии (французский мандат управления), часть территории уходила под управление Италии. Фактически за Турцией оставалось только Ананатолийское нагорье. Константинополь объявлялся турецким, но находился в зоне международного контроля. Смирна юридически оставалась турецкой, но переходила под управления Греции. Территория страны сокращалась на 4/5. Флот сокращался до 6 миноносцев и 7 шлюпов, армия сокращалась до 50 тыс. чел, жандармерия — до 35 тыс. чел., войска были ограничены в вооружении, лишались права иметь тяжелую артиллерию и т.п. Восстанавливался режим капитуляций, управление финансами страны, контроль над Проливами — всё это фактически переходило к союзникам. Это была программа окончательного уничтожения турецкого государства. Не удивительно, что ВНСТ отказалось ратифицировать и принять этот документ.

Начавшаяся советизация Закавказья дала возможность Советскому правительству оказать поддержку Анкаре. Между тем новое правительство установило контакты с французскими оккупационными властями в Киликии и заключило с ними перемирие на 20 дней. Французы были явно недовольны ростом влияния Англии, поддерживавшей греков. 11 июля 1920 года греческую армию возглавил король Константин, и она вновь продвинулась вперед в зоне своего контроля. Большим сторонником наступления был премьер-министр Элефтериос Венизелос. Вскоре успехи закончились. В военном отношении греческая армия, как и предсказывал начальник её генерального штаба Иоаннис Метаксас, не была подготовлена к длительной и масштабной войне. Пока сопротивление оказывали полупартизанские формирования, грекам сопутствовал успех, но потом пришлось бороться и с турецкой армией, и с партизанами. Греки вынуждены были остановиться для организации своих тылов.

Король Греции Константин I украшает полковые знамена греческой армии во время войны с Турцией
Король Греции Константин I украшает полковые знамена греческой армии во время войны с Турцией

Разобщенность действий противников Анкары позволяла ей концентрировать силы на одном из направлений. В июле-августе 1920 года на переговорах в Москве были оговорены формы и размеры помощи кемалистам. Москва предоставляла Анкаре 10 млн золотых рублей и оружие. Но реализовать эти обещания было сложно. Между государствами не было общей границы, перевозки по морю были затруднены. Тем не менее летом 1920 года туркам было передано 6 тыс. винтовок, свыше 5 млн патронов, 17,6 тыс. снарядов и около 200 кг золота в слитках. Руководство Армении в этот период явно переоценило свои возможности и недооценило готовность противника к военным действиям. Уже в боях 1918 года проявились все недостатки армянской армии. Она так и не смогла преодолеть болезни роста периода формирования, что опять проявилось в боях. 24 сентября 1920 г. армянские войска перешли в наступление, которое было остановлено уже через несколько дней. Началось контрнаступление противника. 29 сентября турки уже были в Сарыкамыше, 30 октября — в Карсе. Его не обороняли. Взятие этой крепости, где по-прежнему находились большие запасы еще русской императорской армии, было весьма важным успехом для кемалистов. По словам Ататюрка, сопротивления почти не оказывалось.

Между тем дашнакское правительство успокаивало своих граждан. Накануне падения Карса, 25 октября, в «Правительственном бюллетене» говорилось:

«Имеется большая надежда, что в близком будущем всё будет ликвидировано и турки будут отброшены от наших границ».

А войска кемалистов продолжали наступление. 30 октября Эривань обратилась за помощью к Антанте, 5 ноября — к США, 6 ноября турки взяли Александрополь (совр. Гюмри). 8 ноября Эривань обратилась к командующему турецкой армией генералу Кязым Мусе Карабекир-паше с просьбой о переговорах. На следующий день тот изложил условия: в 24 часа сдать в полном порядке 20 тыс. винтовок, 20 станковых и 40 легких пулеметов, 3 батареи, передать значительное количество снарядов и патронов, начать отвод войск. 12 ноября турки вышли в Араратскую долину, возникла угроза взятия Эривани. 15 ноября правительство Армении предложило кемалистам перемирие для заключения мира. 26 ноября 1920 г. начались переговоры, которые закончились 2 декабря подписанием мира в Александрополе.

Мустафа Кемаль-паша (Ататюрк), Латифе Ушаклыгиль (жена Ататюрка в 1923—1925 гг.) и Кязым Мусе Карабекир-паше
Мустафа Кемаль-паша (Ататюрк), Латифе Ушаклыгиль (жена Ататюрка в 1923—1925 гг.) и Кязым Мусе Карабекир-паше

Это был первый международный договор, заключенный правительством Анкары, и это была полная победа. Армения отказывалась от условий Севра.

«Она, — вспоминал Ататюрк, — передала нам, т. е. национальному правительству, территорию, которые «оттоманское» правительство потеряло в 1876—1877 гг.»

Потери Армянской республики были огромными. Она сокращалась до территории вокруг Эривани и частично Севана, дашнаки отказывались от претензий на спорные с Азербайджаном территории, уступали Карскую область и т.п. Республика сохраняла небольшие жандармские силы и «армию» в 1,5 тыс. чел. с 20 пулеметами и 7 орудиями. Воинская повинность отменялась. Армения фактически превращалась в турецкий протекторат, так как Эривань передавала Анкаре контроль над своими железными дорогами, ограничивала армию, разрешала предпринимать «военные меры» в случае необходимости. Впрочем, это уже не имело значения. 29 ноября началось восстание, подготовленное большевиками, и в Армению вошла XI Красная армия. 4 декабря она овладела Эриванью. Александропольский договор не был ратифицирован, новая, Советская Армения не признала его, а Турция, по свидетельству её первого президента, пошла на уступки ради сохранения контактов с Москвой.

Вслед за Азербайджаном и Арменией наступила очередь Грузии. 16 февраля 1921 года большевики организовали восстание в Шулавери, здесь был образован Ревком Грузии. XI Красная армия начала наступление по трем направлениям в сторону Тифлиса. Здесь советизация поначалу столкнулась с серьезным и упорным сопротивлением. Командующий грузинскими войсками ген. Георгий Квинитадзе сумел организовать его, был взорван стратегически важный мост, на ремонт которого ушло три дня. Кроме того, в тылу группы советских войск дашнаки во главе с Гарегином Нжде начали восстание. Это привело к временной приостановке наступления на грузинскую столицу. Войска Квинитадзе даже перешли в частичное контрнаступление. Но вскоре с восстанием было покончено, мост отремонтирован, по железной дороге уже 23 февраля пошли бронепоезда, которые взломали оборону грузин. Тифлис к 24 февраля оказался в мешке, Квинитадзе начал отступление, которое быстро превратилось в бегство. 25 февраля город был взят. Правительство Грузии бежало в Аджарию и 18 марта покинуло Батум на пароходе. Попытки войск Карабекира удержать Батум также не увенчались успехом. Его заняла Красная армия. Остатки отрядов Нжде бежали в Иран в июле.

16 марта 1921 года в Москве был подписан советско-турецкий договор «О дружбе и братстве». Обе стороны договорились не признавать соглашений, которые будут навязываться им силой (Ст.1), Турция отказывалась от претензий на Батум в пользу Грузии, которая обязывалась предоставить соседу право беспошлинного пользования портом (Ст.2). Спорная между Арменией и Азербайджаном территория — Нахичевань — передавалась Азербайджану на правах автономии при условии того, что Баку не уступит эту территорию третьей стороне (Ст.3). Обе стороны признавали «соприкосновение» освободительной борьбы народов Востока с социальной революцией трудящихся России (Ст.4). В будущем режим Проливов должен быть установлен на международной конференции, но с тем условием, что безопасность Турции и Константинополя будет соблюдена (Ст.5). Советская Россия отказывалась от прав на капитуляции (Ст.7). Обе стороны обязались не допускать на своих территориях существования «организаций или групп, претендующих на роль правительства другой страны или части её территории, равно как и пребывание групп, имеющих целью борьбу против другой страны» (Ст.7).

Момент подписания договора о дружбе и братстве
Момент подписания договора о дружбе и братстве

Советские войска и кемалисты установили контакт на границе с железной дорогой. Это обусловило возможность резкого роста военных поставок в Турцию в рамках обещанной помощи. В 1921 году туркам было передано 6,5 млн. руб. золотом, 33 275 винтовок, 57,986 млн. патронов, 327 пулеметов, 54 орудие, 129 479 снарядов, 1,5 тыс. сабель и 2 эсминца Черноморского флота — «Живой» и «Жуткий». Положения, заложенные в отношениях между двумя странами Московским договором, были развиты в Карском договоре от 13 октября 1921 года. Правительства трех новых Советских республик Закавказья (советские Азербайджан, Армения, Грузия) при участии РСФСР подписали договор о дружбе с Турцией. Прежние соглашения о территориях в регионе объявлялись утратившими силу, за исключением Московского договора 1921 г. (Ст.1), все правительства советских республик обязались не признавать навязанные силой Турции договоры, если они не признаны ВНСТ (Ст.2), подтверждали отмену режима капитуляций (Ст.3), новые границы — Ардаган и Карс с областями оставались за Турцией (Ст.4), подтверждалась автономия Нахичеванской области «под покровительством Азербайджана» (Ст.5), передача Батумской области Грузии при условии предоставлении ей «широкой автономии», а Турции — свободного и беспошлинного транзита (Ст.6). Предусматривалось установление в будущем режима свободного торгового судоходства на Проливах (Ст.9), обмен военнопленными (Ст.16), и т.п.

Помощь, оказанная Москвой Турции, в немалой степени способствовала её победе в войне с Грецией. В августе 1921 греки понесли первое серьезное поражение на реке Сакария. Кризис был в некоторой степени исправлен усиленными мобилизациями. Греческая армия готовилась наступать. 20 октября 1921 года был подписан франко-турецкий договор. Париж признал правительство в Анкаре. За этим последовали крупные военные поставки кемалистам, получивших от французов около 1,5 тыс. пулеметов и боеприпасы. Летом 1922 года греческая армия вновь начала наступление, и к августу вышла на подступы к Анкаре. Её положение было очень тяжелым. Греки понесли большие потери, на их коммуникациях действовали партизаны. 26 августа армия Мустафы Кемаля перешла в контранаступление и рассекла греческую группировку надвое. 30 августа недавно назначенный командующим генерал Николаос Трикупис попал в окружение, а затем в плен. Поражение было полным. Общие потери греков составили до 75 тыс., турок до 12 тыс. чел. Греки стали откатываться к морю. Вместе с их отступлением начался исход греческого населения. Война националистов повсюду сопровождалась чудовищным истреблением гражданского населения, вершиной которой стала резня, которую триумфальные войска кемалистов устроили в Смирне. Они вошли в город 9 сентября, центр эллинизма в Малой Азии был сожжен и превращен в руины. Её войска вынуждены были покинуть Малую Азию. 11 октября 1922 года было подписано Муданийское перемирие. Война закончилось, необходимо было создать условия для нового устройства постимперского пространства.

Мустафа Кемаль-паша (Ататюрк) с советскими и азербайджанскими послами. 1922
Мустафа Кемаль-паша (Ататюрк) с советскими и азербайджанскими послами. 1922

[1] Мехмед VI Вахеддин, последний султан Османской империи (1918−1922). В 1922 г. покинул Турцию на борту британского линкора.

[2] Канаян Драстамат Мартиросович (Дро), армянский националист, с ноября 1920 г. военный министр республики Армения, в годы Второй мировой войны активно сотрудничал с гитлеровцами вместе с Гарегином Нжде.