В Красноярском крае — новый виток так называемого «лесного» скандала. Прошло уже больше двух недель с момента выхода интервью председателя Счётной палаты края Татьяны Давыденко, в котором она заявила о криминализации лесной отрасли и об угрозах в её адрес, однако страсти не улеглись до сих пор.

Вагон с древесиной
Вагон с древесиной
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: В Красноярском крае — скандал: лес «утекает», губернатор «обескуражен»

На днях в интернете появилась видеозапись с участием дочери главы СП края Марии Давыденко, в которой она, обращаясь к президенту РФ Владимиру Путину, делает громкое заявление о том, что боится за свою семью.

«Я считаю, что только благодаря интервью с Андреем Карауловым моя мама сейчас жива, но давление, дискредитация и угрозы продолжаются. Я боюсь за жизнь и здоровье мамы. Я боюсь за нашу семью. Владимир Владимирович, вы единственный, кто может нам сейчас помочь и защитить. Я прошу вас, защитите нашу семью», — говорит Давыденко.

Позже стало известно, что следственные органы проведут проверку данных об угрозах, поступающих в адрес Татьяны Давыденко.

«Проверка проводится по обращению самой Татьяны Давыденко. Кроме этого, будут проверены данные в видеообращении дочери Татьяны Давыденко — Марии», — цитирует «Коммерсантъ» представителя краевого следственного управления СКР.

В то же время красноярский политолог Сергей Комарицын сделал заявление о том, что озвученная ранее Татьяной Давыденко информация носит «заказной характер».

Как уже сообщало ИА REGNUM, интервью Татьяны Давыденко журналисту Андрею Караулову появилось в сети 31 мая. Глава СП Красноярского края заявила о криминализации лесной отрасли, о том, что треть её находится в теневом секторе, а также она упомянула об угрозах в её адрес. Кроме того, по её словам, власти края не справляются с лесными пожарами, ущерб от которых по итогам 2018 года составил 4 млрд рублей.

«Из Красноярского края вывозят леса на 47 миллиардов рублей (за год). 33 млрд — более 70% — увозят в Китай. Это только то, что показывают в статистике. А теперь теневая экономика, — сказала Давыденко, подчёркивая, что так называемая теневая экономика имеет «катастрофические масштабы». — В теневой экономике более 30% в Красноярском крае».

Также она рассказала о действующих в этой отрасли «схемах», раскритиковав инвестиционные проекты, позволявшие вырубать лес:

«По Красноярскому краю с 2008 года было 14 таких проектов. Три из них закончились, предприятий нет, а лес вырублен. 11 ещё действуют, но должны были вложить 147 млрд рублей (на 1 января 2018 года — 102 млрд). Вложили 44 млрд, а вырубили те 30% теневых, которые я называла».

Отвечая на вопрос журналиста, поступали ли в её адрес угрозы, Давыденко заявила, что с ней «разговаривали, беседовали», однако имён она называть не стала.

После этого в краевом ГУ МВД России сообщили о проведении проверки по факту сообщения председателя Счетной палаты региона об угрозах в её адрес.

Читайте также: Информацию главы красноярской Счётной палаты об угрозах проверяет полиция

Ситуацию прокомментировали и власти края. В частности, губернатор Александр Усс признался, что его это интервью обескуражило.

По его словам, отчётные документы Счётной палаты имеются в распоряжении краевого правительства и если будут сделаны выводы, «требующие жёстких реакций в отношении конкретных должностных лиц, эти реакции последуют». В целом же Усс подчеркнул, что скрывать властям абсолютно нечего и «поводов для драматичных оценок» нет.

Более жёсткие комментарии по ситуации дали вице-губернаторы Юрий Лапшин и Сергей Пономаренко.

На сессии 4 июня, после того как Давыденко выступила перед депутатами краевого Заксобрания, Лапшин сказал, что системные проблемы в лесном хозяйстве края имеются, однако с рядом выводов главы СП он не согласился. И, более того, сделал вывод, что «в основе громких заявлений и активности лежит не стремление навести порядок, а желание сохранить личный бизнес» (цитата из пресс-релиза Законодательного собрания Красноярского края).

Красноярский телеканал ТВК параллельно обнародовал информацию о том, что «несколько лет одним из источников доходов семьи Татьяны Давыденко были мероприятия по тушению лесных пожаров», а после того «как семейную фирму лишили госконтрактов, на лесную отрасль края обрушились проверки Счётной палаты».

Что касается Сергея Пономаренко, он заявил, что Давыденко «стала частью широкомасштабной провокации группы вымогателей». В вымогательстве он обвинил и журналиста Караулова.

Читайте также: «Лесной» скандал. Продолжение: красноярские власти жёстко ответили главе СП

В июне вышла ещё одна часть интервью Давыденко Караулову. В ней журналист объявил о том, что обратился к генпрокурору по факту заявления Пономаренко с просьбой проверить, был шантаж или нет.

Читайте также: Как красноярский конфликт в лесной отрасли перерос в «политический кризис»

Красноярский политолог Сергей Комарицын не сомневается, что озвученная Давыденко информация носит «заказной характер». Однако, по его мнению, доля вины в произошедшем есть и на властях края — они не должны были смешивать в кучу всю информацию и скатываться в обвинения, а наоборот, нужно было «разложить всё по полочкам». Главный вопрос всё-таки: что происходит с лесом в Красноярском крае.

Читайте также: «Лесной» скандал в Красноярском крае: власти ждут выводов прокуратуры

«Понятно, что есть какие-то свои интересы у Татьяны Алексеевны [Давыденко], у Караулова, но должен быть главный государственный интерес. Выступает руководитель Счётной палаты с какими-то результатами проверок в лесной отрасли, вот их и надо обсуждать. Вот это самое главное», — сказал Комарицын в эфире ТВК.

Политолог считает, что все аналитические записки Счётной палаты, касающиеся леса, нужно, во-первых, обнародовать в полном объёме:

«Это и есть те материалы, которые нужно обсуждать. А из сюжета Караулова ничего не понять. Он говорит, что были названы какие-то страшные цифры, но, по сути, то, что есть в материалах Счётной палаты, никто не обсуждает. А я всё очень внимательно посмотрел. И там нет ни одного факта хищений, ни одного факта коррумпированности, ничего такого».

Развитие конфликта, по словам политолога, спровоцировали на сессии 4 июня представители краевой исполнительной власти и депутаты, которые зачем-то начали обсуждать «личные интересы» Давыденко, передачу Караулова и так далее.

Политолог объясняет: 47 млрд рублей — это выручка в лесной отрасли. Это сумма, на которую был вывезен лес из края. 1,5 млрд — это то, что поступило в бюджет. Но для сравнения можно взять любую другую отрасль. Например, в крае добыли 59 тонн золота — «на 165 миллиардов рублей примерно золота вывезли из края», — а налогов заплачено несколько миллиардов. 24,5 млн тонн нефти вывезли из края в прошлом году — «это где-то 740 млрд рублей», а «в бюджет было заплачено 30 млрд».

«Просто так устроена экономика, это очевидно», — говорит Сергей Комарицын. Он выразил мнение, что в интервью Давыденко Караулову происходило манипулирование цифрами.

Информацию про треть экономики «в тени» он назвал «абсолютнейшим бредом»:

"Так исторически сложилось, что шесть предприятий Красноярского края — это 90% экономики. И это как раз та экономика, которая абсолютно прозрачна. Это золото, никель, нефть, стратегические отрасли».

А теневая экономика — это обширное понятие, включающее и самозанятых, и различных фрилансеров. Криминальная составляющая есть, и в лесной отрасли тоже, однако она значительно меньше объёмов, названных Давыденко, убеждён эксперт.

Комарицын ещё раз подчеркнул, что депутаты и чиновники просто «перевернули повестку и зачем-то начали обсуждать Караулова», а надо было обсуждать конкретные аналитические записки Счётной палаты.

Кроме того, по мнению политолога, неоднозначная ситуация складывается и внутри самой Счётной палаты, где многие работники вообще не в курсе происходящего конфликта и не одобряют действий Давыденко:

«Внутренний конфликт в Счётной палате должен выйти наружу».

Резюмируя, Сергей Комарицын отмечает, что Счётная палата по лесной отрасли выдала не проверки (контрольные мероприятия СП), а так называемые «аналитические записки». И информация в некоторых из них просто устарела, в частности, это касается инвестпроектов двенадцатилетней давности, которые являются даже не краевыми, а федеральными.

Напомним, ранее прокурор Красноярского края Михаил Савчин заявил, что ведомство проверяет лесную отрасль. Однако проверке подвергается и работа Счётной палаты.

Читайте развитие сюжета: «Наглость и цинизм»: красноярский губернатор ответил на заявления главы СП